Обзор архитектуры Месопотамии и Ассирии

В архитектуре Передней Азии мы различаем три периода. Первый период — время небольших теократических монархий (до середины третьего тысячелетия до н. э.). Второй — эпоха Вавилона, большой абсолютной монархии (с 2150 до приблизительно 1000 г. до н. э.). Третий — период преобладания Ассирии, огромного военно-аристократического государства (1000 — 600 гг. до н. э.) и время нововавилонской империи, в которой, по-видимому, при наличии организованной военной аристократии, сильны были городские торговые слои (600— 538 гг. до н. э.). Каждый из указанных периодов представляет собой лишь последующую фазу предшествующего. На юге и в центре страны с древнейших времен выступают все и впоследствии встречающиеся строительные материалы — кирпич-сырец, кирпич обожженный и дерево, а на севере — в Ассирии — к ним присоединяется еще камень. Еще в четвертом тысячелетии практикуется, как нам доказывает надпись царя Урнины, привоз материала (камень и, главным образом, дерево) из далеких местностей. Этот привоз наблюдается и впоследствии, когда он начинает принимать поистине грандиозные размеры (постройки ассирийских дворцов и Нового Вавилона).

По-видимому, первые месопотамские жилища была сделаны из тростника и камыша, что мы до сих пор находим у арабских племен юга страны. Расположение строений внутри ограды в современных арабских домах в Месопотамии близко к тому, которое наблюдается в жилищах древнейших слоев. Надо иметь в виду, что прошлое Месопотамии нам далеко не одинаково хорошо известно: есть древние периоды, о которых сведения у нас более обширны, нежели о сравнительно молодых эпохах. Это объясняется, главным образом, случайным характером археологических работ в Месопотамии, а кроме того, специфическими условиями местности, где легко происходит заболачивание или где, в результате размывов, с естественными пластами лёсса слеживаются сырцовые массивы.

Характер и система построения здания во все периоды переднеазиатской архитектуры остаются одни и те же, и все зависит лишь от тех изменений, которые происходят в социальной жизни. Для древнейшего периода уже характерно применение платформ, играющих роль фундамента здания. Уже налицо основные формы культовых строений — храм в таком виде, как мы его встречали впоследствии, и примыкающий к нему зиккурат— башнеобразное сооружение, предназначенное, как некоторые предполагают, для культовых астрологических наблюдений. Вернее, однако, что зиккурат являлся тем местом, куда божество «нисходило» на землю в данном городе. Дворец сперва имеет скромные размеры, но постепенно начинает разрастаться. В древности царь является одновременно и первосвященником, что проявляется и впоследствии в отдельных культовых актах и религиозных церемониях. Земля страны считается землей бога, наместником которого является царь. Поэтому урожай и доходы с земли, идущие в пользу бога, тем самым принадлежат царю, складываются в амбары при храме и дворце и лишь оттуда распределяются дальше. Для правильного учета дохода казны содержался большой штат писцов и счетоводов, жилища которых размещались около храмов и дворцов. Не удивительно, что самое древнее из найденных до сих пор сооружений Месопотамии — почти наверное хозяйственного назначения: амбар, обнаруженный в Телло, древнем Лагаше-Ширпурле, центре небольшой теократической монархии. Дворец представляет собой комбинацию многочисленных покоев вокруг внутренних дворцов, тогда как снаружи здания почти не имели оконных отверстий. Как убранство, так и размеры храмов и дворцов в первый период скромны. Храмы в плане были прямоугольны и разделялись внутри на несколько помещений. В главном помещении, где находился алтарь божеству, на низких стойках размещались вотивные статуи, изображавшие принесших их жертвователей в молитвенных позах. Судя по памятникам, найденным недавно в Уре (современный Мохейер), убранство и утварь во дворцах и храмах были драгоценными и художественными. Уже в первый период обнаруживаются все особенности стиля архитектурных памятников Передней Азии: склонность к геометризации форм и господство плоскости стены и вытекающая отсюда иключительная монументальность.

Создателями месопотамской культуры являются шумерийцы, народность, этническая принадлежность которой до сего времени не выяснена. Но уже к первой четверти третьего тысячелетия их начинают вытеснять семиты, жители области Аккад, лежавшей немного к северу от Шумера, располагавшегося по берегу залива. Фактическое уничтожение шумерийцев не ведет за собой вымирания шумерийского языка, который остается культовым и официальным языком Месопотамии и впоследствии.

Во второй период — эпоху Вавилона — вавилонскому государству удается объединить под своей властью значительные территории. Вавилон становится центром страны. К этому времени оформляется тот вид древневосточной деспотии, который с некоторыми видоизменениями мы будем наблюдать в дальнейшем в Передней Азии. Идея всемирной монархии, осуществление которой не удавалось многим смельчакам в предшествующий период, получает полное воплощение. Личность монарха является недосягаемой, царь становится выше культа, ему воздаются божеские почести. Отсюда в области зодчества — крепость и дворец, доминирующие над храмом,— полная противоположность тому, что мы наблюдали в Египте. Город растет, а вместе с его ростом и ростом всего государства увеличиваются размеры храмов и дворцов, увеличивается роскошь их отделки. Недавно в Уре раскопан целый квартал этого периода. Рядовые дома в большинстве случаев двухэтажные, более чем близки современным ближневосточным домам с внутренним двором, во внутрь которого на охватывающие его балконы выходят двери. Стены на улицу в первом этаже глухие, а во втором имеют малое количество окон. Во всех домах — хорошо устроенные стоки. В том же Уре найден храм этого периода, посвященный лунному божеству, храм, носящий название Э-дуб-лаль-мах. Архитектурные формы здания так же геометричны, как и в прошлый период. Двери имеют арочные входы. Очевидно, полусферический купол покрывает центральную часть. Стены здания профилированы многогранными углублениями, имеющими вид призм, обращенных одним из острых углов внутрь массива стены. Для этого периода многое остается неясным,—слишком мал и отрывочен имеющийся материал. Неоднократные нашествия и многочисленные войны приводят к регрессивным формам во всем, в частности и в области истории искусства. Так, это особенно ощущается в отношении периода касситов, в результате нашествия которых страна много веков находилась под властью касситских династий.

В третий период архитектура Передней Азии достигает своего полного развития и блеска. Фактически это единственная хорошо нам известная эпоха, но все-таки и этот материал порой слишком случаен. Ассирия — это огромная военно-аристократическая империя, где искусство обслуживает небольшую классовую верхушку. Как в период Ассирии, так и во время недолго просуществовавшего Нововавилонского государства для архитектуры типичен культ количественного, грандиозность форм, стремящихся, с одной стороны, подавить личность приходящего — подданного, с другой стороны — возвеличить личность живущего — монарха. Плоскость огромных стен украшается рельефами и росписями, сюжетами которым служат эпизоды из жизни деспотов или культовые сцены аллегорического содержания. Декорация делается из глазурных изразцов, из металлических аппликаций, из стекловидной массы. Сильно развиваются орнаментальные мотивы. Широкого применения достигает так называемый геральдический стиль — симметричное расположение двух или четырех фигур по сторонам центральной оси. Всеми способами стремятся достигнуть максимальной пышности. Дворцы Вавилона, Ниневии и Ассура — целые небольшие селения.

То же можно сказать, примерно, и о храмах, занимающих порою целые кварталы. В Ассирии храмы имели, по-видимому, свои поместья, а тем самым и большое хозяйство. Слава Вавилона как города необычайной роскоши связывается именно с этим периодом, когда жизнь высших слоев общества была проникнута большой утонченностью.

В короткий нововавилонский период роскошь дворцовых построек достигает, пожалуй, еще большего размаха. Тематически в убранстве помещений в это время намечается некоторый возврат к более сдержанным формам, некоторая большая строгость, в противовес живописности поздней Ассирии. Стилистически архитектура Месопотамии и Ассирии принадлежит к тому же кругу искусств, что и архитектура Древнего Египта. Их объединяет одинаковая монументальность, простота и геометричность форм. В нововавилонскую эпоху наблюдается то же стремление к грандиозному, колоссальному. Если в Египте культовый момент доминирует над всеми другими проявлениями государства, как такового, и в архитектуре храм занимает первое место, то в Передней Азии дворцу и крепости отведена главная роль, а культовый момент отходит на второй план. Интересно отметить, что принципу ярко выраженной в египетских строениях симметрии и всей тектонической тенденции отвечает в Месопотамии почти полная ассиметрия. Египетский храм построен весь по горизонтали, и пространство его должно восприниматься как последовательно и постепенно развертывающееся перед зрителем. Месопотамский храм не предполагает, что посетитель должен ожидать в нем конечной цели в вытянутых одно за другим помещениях, в анфиладе. Помещения кажутся словно прилепленными, в зависимости от надобности, одно к другому.

Вместо горизонтали, которую мы наблюдаем в Египте, в Передней Азии одна из частей храмового комплекса резко выделяется подчеркнутой вертикалью своей оси — зиккурат.

Архитектура Месопотамии и Ассирии — характерная архитектура древневосточной деспотии.

А. С. Стрелков

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер