Обзор архитектуры Китая

Наиболее древние дошедшие до нас памятники китайской архитектуры не восходят ранее III в. до н. э., когда (после 228 г. до н. э.) императором Цин-ши Хуан-ди, объединившим Китай, была выстроена часть Великой Китайской стены. Возможность производить сложные постройки в III в. до н. э. свидетельствует о продолжительном предшествовавшем периоде развития китайской архитектуры.

Более ясное представление мы имеем об архитектуре периода Хань (III в. до к. э.— III в. н. э.). Благодаря найденным в погребениях глиняным моделям домов, башен и т. п. мы получили понятие о типе построек этой эпохи. В 1933 г. в провинции Хэнань был раскопан целый ансамбль глиняных моделей жилищ, дающих яркое представление об усадьбе мелкого феодала ханьской эпохи. О подлинной архитектуре эпохи Хань мы можем судить только по парным каменным пилонам, которые ставились перед некоторыми местами погребений.

Целиком сохранившиеся памятники архитектуры относятся не раньше чем к VI в. н. э. Начиная с этого периода и вплоть до XX в. произведения китайской архитектуры могут быть разделены на две основные хронологические группы. К первой группе относятся памятники архитектуры с VI до XVII вв.; основными чертами стиля этих памятников являются монументальность и преобладание конструктивных форм над декоративной стороной. В памятниках последних трех столетий архитектура теряет характер монументальности; усиливается значение декоративно-орнаментального элемента; наконец, наблюдается перегрузка зданий орнаментальными деталями, измельчение и дробность архитектурных форм. Архитектура первого периода отражает идеологию феодального общества; архитектура второго периода — идеологию буржуазии, нарождающейся в недрах феодальной формации, а с XV11I в. уже могут быть прослежены черты воздействия европейского зодчества.

Древнейшим памятником китайской архитектуры, целиком дошедшим до нас и точно датированным (523), является пагода в Сун-юэ-сы в Суншане, в провинции Хэнань. Она построена на двенадцатигранном основании и имеет пятнадцать этажей; оканчивается небольшой ступа. В этом последнем обстоятельстве и в применении арочек над нишами заостренной подковообразной формы видно воздействие индийского искусства, занесенного вместе с буддизмом, воспринятым верхушкой аристократии.

Архитектура эпохи Тан (618—906), когда в Китае наблюдалось большое развитие литературы и искусства, также представлена главным образом пагодами. Пагоды этого периода характеризуются величаво-монументальными формами, своеобразием своего вертикализма, смягченного рядом горизонтальных выступов. Материалом для строительства пагод в эту эпоху служат камень и кирпич.

Примером каменных пагод является построенная в 681 г. трехэтажная пагода в Сян-джи-сы, близ Сианфу. Эта пагода отличается простотой и строгостью форм, лишенных украшений, если не считать зубчиков по карнизам. Одна из наиболее замечательных кирпичных пагод — «Большая пагода диких гусей», построенная в 652 г. Пагода эта стоит на высокой террасе и имеет до 60 м высоты. Общий вид ее напоминает вытянутую ввысь пирамиду с усеченной верхушкой. Эффект впечатления от «Башня диких гусей» достигается хорошо уравновешенными пропорциями, массивной формой, усиленной положением пагоды на естественном возвышении.

Архитектура периода Сун (960—1280) представлена также исключительно пагодами. Другие виды зодчества сунской эпохи до нас не дошли. Характерной особенностью сунского периода являются железные и бронзовые пагоды, представляющие своеобразную особенность китайского зодчества. Относящаяся к X в. железная тринадцатиэтажная пагода в Тан-ян-сяне на Ян-цзы дает ряд новых особенностей мало изученного южнокитайского стиля. В частности можно отметить в ней ранее не наблюдавшийся мотив крыши, гнутой частями, над отдельными этажами, и более детальную орнаментальную разделку граней.

Об архитектуре эпохи Мин (XIV — XVII вв.) мы имеем значительно лучшее представление, так как от этой эпохи, особенно от второй ее половины, дошло до нас уже довольно значительное количество не только пагод, но и других культовых и гражданских сооружений. Архитектура минского периода до второй половины XVI в. носит еще строгий монументальный характер и в значительной мере повторяет более ранние образцы, но с конца XVI в. вступает в новую фазу, которая длится XVII — XIX вв. и была выше охарактеризована нами, как связанная с буржуазной идеологией, а начиная с XVIII в. и с влияниями европейского искусства.

Особенно характерным для данного периода является широкое развитие архитектурного ансамбля; жилая усадьба, храм, дворец и т. д. представляют собой стройно организованный архитектурный комплекс, распланированный по определенной системе. Важное значение как при возведении отдельных построек, так и при планировке архитектурных ансамблей имели установленные религиозной традицией правила «геомантики». На геомантике основывается так называемый «фын-шуй» (ветер и вода).

Так называлась псевдонаучная система, которая учит, как следует располагать храмы, кладбища и сооружения для жилья, чтобы поставить их под защиту благоприятных условий и предохранить от вредных. По правилам геомантики установилась принятая с древности ориентация построек по северо-южной оси с обращением важнейших частей на юг — в сторону наибольшего благоприятствования. «Фын-шуй» не потерял своего значения даже после введения буддизма и играл роль при возведении построек в течение всего феодального периода. Медленность изменения архитектурного типа построек обусловливалась также строгою государственной регламентацией строительства.

Разбирая архитектурные ансамбли раннеминской эпохи, остановимся сначала на рассмотрении плана Пекина (Бейпина), организованного по тому же основному принципу, что и жилой, дворцовый и храмовый комплексы. Пекин является типичным примером большого китайского города, в основных чертах сложившегося к началу XV в. Пекин представляет собой комплекс трех городов, обнесенных общей стеной до 12 м вы­соты и до 20—24 м ширины. Города эти следующие: манчжурский, или татарский город, длина стен которого достигает 23 км, внутри него находится обнесенный особой стеной так называемый запрещенный город, со всей массой построек бывшего императорского дворца; и, наконец, третий — китайский город, длина стен которого около 16 км; по середине его, по североюжной оси, проходит главная улица; в южной его части расположены среди тенистых парков обширные храмовые ансамбли: храм Неба и храм Земледелия. Мощные стены Пекина имеют многочисленные бастионы, грандиозные башни с воротами простого и величавого стиля.

Переходя к рассмотрению дворцовых ансамблей, возьмем для примера такой сложнейший комплекс, как бывший императорский дворец в Пекине, которому подражали в дальнейшем при планировке других архитектурных ансамблей. Здесь соблюдена планировка по северо­южной оси в соответствии с правилами геомантики; по сторонам этой оси расположен ряд построек, а между ними — дворцы, арки и пр. Постройки представляют собой здания с окружающими их галереями на колоннах; двойные выгнутые крыши этих построек покрыты цветной черепицей. Архитектурный ансамбль здесь тесно связан с ландшафтом; здесь все утопает в зелени садов, так что структура архитектурного комплекса может быть воспринята зрителем только при прохождении им насквозь всего ансамбля.

Та же архитектурная композиция и тот же тип построек повторяются в меньшем масштабе и в других дворцовых и храмовых ансамблях. Относительно храмовых зданий надо заметить, что по одному и тому же типу строились как конфуцианские, так даосские и буддийские храмы.

В конце минского периода, приблизительно с эпохи Ван-Ли (1573—1619), в китайской архитектуре начинают слагаться элементы нового стиля. На примере основанного в начале XV в. и позднее неоднократно перестраивавшегося (XVII — XIX вв.) ансамбля бывшего императорского дворца можно наблюдать, как архитектура входит в новую фазу, как здания при перестройке начинают обрастать сложными деталями, вычурным орнаментом, в результате чего теряют свой первоначальный монументальный характер.

Весьма ярким проявлением нового стиля могут служить постройки на священной горе буддистов Ву-тай-шань, в провинции Шаньси. Терраса с пятью бронзовыми пагодами представляет картину победы новых веяний в китайском искусстве; мы видим здесь пышно изукрашенные крыши, сложные, причудливой формы ступа; всюду кружево обильного и сложного орнамента — элемента своего рода «китайского барокко».

В XVIII в. эти декоративно-орнаментальные тенденции продолжаются в обостренной и более развитой форме. В это время в Китае возникло: строительство в европейском стиле, оказавшем, правда, мало влияния на дальнейшее развитие китайской архитектуры с точки зрения планов, конструкций, но кое в чем затронувшем детали, орнаментику, декорацию.

В 40-х годах XVIII в. французскими архитекторами близ Бейпина был построен в стиле европейского барокко летний дворец Юан-мин-юань, от которого в настоящее время остались одни развалины. С этого, примерно, времени начинается и обратное влияние — китайской архитектуры на европейскую, сказавшееся в XVIII в. постройками «в китайском вкусе».

Б. П. Денике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер