Применение нервюрного свода в готической архитектуре

Преимущество только что описанного типа конструкции состоит в той гибкости, с которой он приспособляется к самым разнообразным и даже наиболее сложным планам. Каков бы ни был контур, при помощи изолированных опор всегда можно расположить нервюрную сеть; ячейки же между нервюрами уже нетрудно заполнить распалубками.

Рис. 181, А показывает применение готического свода к очень неправильному плану, рис. 181, В — его применение к большой прямоугольной поверхности с опорными колоннами, составляющими симметричную фигуру.

Применение нервюрного свода в готической архитектуре

Рис. 181

Но среди бесконечного количества комбинаций, допускаемых этой системой, встречаются такие, которые сами напрашиваются вследствие своей простоты и последовательность применения которых отмечает главные этапы развития архитектуры. Остановимся на типовых решениях проблемы свода.

Своды больших нефов

Представим себе трехнефную церковь, разделенную рядами устоев. С самого же начала возникает мысль, которой следовали романские архитекторы: сделать столько же пролетов в боковых нефах, сколько и в главном.

Но это решение представляло серьезные неудобства: большой пролет сводов в боковых нефах влек за собой и большую их высоту, а это, в свою очередь, чрезмерно повышало пяты сводов центрального нефа.

Рейнская романская школа избегала этого неудобства тем, что на один пролет большого нефа вводила два пролета в боковых нефах. Секции центрального нефа подчинялись квадратному плану, а между главными устоями, служившими им опорой, устанавливались второстепенные столбы, специально предназначенные для сводов боковых нефов. В этом и заключался принцип конструкции, господствовавшей в течение всего XII в.

Свод с квадратным планом, разделенный на шесть распалубок. — В эту эпоху свод главных готических нефов покоится на четырех основных устоях А, В, С, D (рис. 182, М), между которыми находятся устои второстепенного значения a и b.
 
Но, с присущей им логичностью, французские архитекторы не могли допустить, чтобы промежуточные устои а и b не поддерживали также и центрального свода. А так как их строительный метод устраняет всякие затруднения с пересечением нервюр, они перебрасывают между столбами а и b поперечную нервюру, которая принимает на себя часть распора и тем самым облегчает нагрузку диагональных арок. Таким образом они приходят к построению, изображенному на рис. 182, М. На этом плане Р обозначает поперечную пониженную арку, R — пару подпружных арок со стороны бокового нефа.

Применение нервюрного свода в готической архитектуре. Свод с квадратным планом, разделенный на шесть распалубок

Рис. 182

Рис. 183, А изображает свод с шестью распалубками, получающийся при такой комбинации, так называемый шестичастный свод. Вариант В (впрочем, довольно неудачный) составляет особенность нормандской школы. К системе А относятся своды главных нефов Парижа, Буржа, Лаона *, Санса * и др.

Примечание: Собор в Лаоне, уничтоженный во время революции 1112 г. и возобновленный в романском стиле, перестроен заново в готическом стиле и освящен в 1257 г. Симметричные башни имеют 56 м высоты, длина всего здания 121 м, высота под фонарем 40 м. См. Воuxin, La cathedrale de Laon, 1902.

Недостроенный собор, сохранивший асимметричный вид; начат в 1124 г., в 1206 г. замкнули абсиду. Длина здания 112 м. Здание важно для истории архитектуры, поскольку оно устанавливает связь между французской и английской готикой. См. Сhаrtrairе Е., I.a cathedrale de Sens, Paris 1921.

Применение нервюрного свода в готической архитектуре. Свод с квадратным планом, разделенный на шесть распалубок

Рис. 183

Продолговатый свод. — Описанным выше способом строили до 1200 г. Впоследствии применение этого типа шестичастного свода становится все более редким; церковь Богоматери в Дижоне, ныне разрушенная капелла Марии в Сен-Жермен де Прэ и Лозаннский собор — самые поздние образцы его.
 
Причина отказа от этого способа лежала в чрезмерной высоте сводов главного нефа. Диагональная полуциркульная арка имела значительную стрелу подъема. Чтобы над ней могла пройти стропильная затяжка (рис. 182, М), приходилось придавать наружным стенам сильное повышение, что увеличивало расходы по постройке.

Вскоре заметили, что стрела свода, равная половине диагонали прямоугольного основания, уменьшится, если каждая из половин квадрата EFGH (рис. 182, N) будет покрыта отдельным продолговатым сводом. Тогда очертания свода упростились, как это видно на чертеже N, и в употреблении остался почти исключительно продолговатый план; его мы встречаем в Амьенском и Реймском соборах и, за редкими исключениями, во всех памятниках XIII в.

В XIII в. редко отклоняются от правила делать диагональную арку полуциркульной. В Шартрском и Реймском соборах мы встречаем первые попытки придать диагональной арке стрельчатый профиль; этим повышением, несомненно, желали добиться ослабления распора.

Для позднейшего периода готики стрельчатое очертание диагональной арки уже не является исключением. Что касается разветвленных нервюр, то они соответствуют эпохе упадка, когда искусство доводит выводы из своих принципов до чрезмерной крайности.


Своды боковых нефов

Своды боковых нефов дают новое доказательство гибкости готической системы. В Сансе и Оксерре пролеты аркад, выходящие в центральный неф, гораздо больше, чем ширина бокового нефа: аркадам было дано полуциркульное очертание, а боковым аркам — стрельчатое.

Применение нервюрного свода в готической архитектуре. Своды боковых нефов. Сент-Юрбен в Труа

Рис. 184

В Сент-Юрбене в Труа (рис. 184, А) две парные арки соответствуют каждому пролету боковых нефов; между этими двумя арками находится небольшой устой т; на него опирается нервюра, и свод поэтому имеет уже пять распалубок. В боковом нефе собора в Э (рис. 184, В) свод изменен и деформирован в соответствии с наклоном покрывающей его кровли.

Своды  абсид

Абсидный свод естественно разделяется на распалубки по радиальным нервюрам. Главные типы его представлены на рис. 185. На чертеже R радиальные нервюры, сходясь в центре О, взаимно уничтожают свои распоры. На чертежах М и N для равновесия введен распор, образуемый нервюрами FO той половины прямого пролета, которая образует переход между нефом и закругляющейся частью. Планы М, N, R заимствованы (соответственно) из соборов Парижа, Буржа и Амьена.

Применение нервюрного свода в готической архитектуре. Своды  абсид

Рис. 185

В парижском плане (М) контур абсид образует излом, заметный при изучении плана. Вероятно, мысль архитектора заключалась в том, чтобы направить арки к центру кривизны S и связать этот центр с точкой О при помощи лиерны; но этот проект подвергся изменениям при его осуществлении.

Своды кольцевых галерей

Разнообразие решений для кольцевых галерей, образующих обход вокруг хора, чрезвычайно велико. Самое естественное решение — то, которое указано на рис. 186, А:    расчленение    на   радиальные    пролеты,    каждый из которых представляет собой криволинейную трапецию. Задача состоит в том, чтобы покрыть сводом эту трапецию. В некоторых зданиях, как, например, в Бурже (план М), нервюры располагаются по линиям, соответствующим ребрам пересекающихся сводов. Применение арок двойной кривизны вызывает, помимо неустойчивости, осложнения в кружалах и в кладке, поэтому ими пользовались мало.

Применение нервюрного свода в готической архитектуре. Своды кольцевых галерей

Рис. 186

Пытались заменять их прямолинейными косыми арками (план N); это упрощало выполнение, но создавало чрезмерную диспропорцию между поверхностями распалубок. Во всяком случае такое решение допускалось (Лангр, Мо и др.).

Лучше получалось, когда точка пересечения нервюр переносилась в среднее положение (план А), приблизительно соответствующее центру тяжести трапеции основания, хотя в этой точке пересечения и ломались линии ребер; это было обычным расположением. Но какие бы приемы не применялись, расширение кольцевой галереи осложняет задачу: сторона, наиболее удаленная от центра, чрезмерно увеличивается, и эта неправильность подчеркивается еще более, когда приходится перекрывать сводом не одну кольцевую галерею, а две концентрических.

Рассмотрим поочередно приемы, применявшиеся в обоих случаях.

Перекрытие одной кольцевой галереи. — Обычно придерживаются компромисса, показанного на рис. 186, А. Сближают колонны, образующие внутреннюю грань пролета галереи; тогда внешняя сторона уменьшается до приемлемых размеров (Сен-Жермен де Прэ и т. д.). В Сен-Реми в Реймсе, в церкви Богоматери в Шалоне (план В) мы видим, что кольцевая секция разбита при помощи колонн, служащих в то же время опорой для нервюр капеллы, на центральную трапецию и на два треугольника по сторонам ее. Наконец, в Суассоне (план Q своды кольцевой галереи соединяются со сводами капеллы системой нервюр, которые все направляются к одной общей вершине.

Перекрытие двух концентрических кольцевых галерей. — Остается рассмотреть вопрос о втором обходе. Часто его уничтожают. Так, в Реймсе (рис. 187, D) в прямой части святилища пять нефов, а в закругляющейся их только три. Тот же прием мы встречаем и в Амьене.

Применение нервюрного свода в готической архитектуре. Своды кольцевых галерей. Перекрытие двух концентрических кольцевых галерей

Рис. 187

В Шартре (рис. 187, Е) затруднение преодолевают, суживая вторую кольцевую галерею; внешняя кольцевая галерея имеет меньший пролет, чем та, которую она опоясывает. В Бурже (рис. 187, F) решение в основном такое же, как в Шалоне (см. выше). Расположение в Мане и Кутансе (рис. 188, N и S) может, в свою очередь, рассматриваться как варианты этого способа расчленения.

Применение нервюрного свода в готической архитектуре. Своды кольцевых галерей. Перекрытие двух концентрических кольцевых галерей

Рис. 188

Наконец, рис. 188, М показывает изящное расчленение, принятое для двойной кольцевой галереи в соборе Парижской Богоматери. Рассмотрим сектор abed. Дуга ef, очевидно, вдвое больше, а дуга ей — втрое больше дуги ab: при помощи колонн-устоев дуга ef делится на два отрезка, a cd — на три; точки опоры соединяются нервюрами, а ячейки этой сети перекрываются сводиками.

Тщетно было бы пытаться исчерпать все богатство комбинаций: готическое искусство — это метод, единственная связь между отдельными его приложениями заключается в единстве принципа.


Традиция романских сводов в готической архитектуре

Мы рассмотрели строительные приемы, основанные на расчленении сводов на распалубки и нервюрный каркас; для полноты обзора бросим взгляд на пережитки типов романских сводов.

Купол применяется на всех этапах готики: мы встречаем его в XIII в. в пересечениях нефов церкви в Блуа, а в военной архитектуре он применяется до середины XV в. Крестовый свод без нервюр также находит себе применение.

Когда материал имеется в изобилии, крестовый свод обходится дешевле: камни для ребер свода отесываются грубо, а несовершенство кладки искупается увеличением ее толщины. Но тогда свод получается тяжелым и дающим большой распор; его применяют для нефов с небольшими пролетами и ограниченной высотой. Таким образом, в то время, когда нервюрный свод применяется для центральных нефов, крестовый удерживается для боковых (Сане, первоначальный план; Пуасси, Блуа, Понтиньи).

В Понтиньи, который мы только что упомянули, находится монастырская церковь. Монастырская архитектура средневековья в общем придерживается по традиции крестового свода романских аббатств. Портик аббатства в Везлэ представляет собой пример крестового свода, примененного одновременно со сводом на нервюрах; при готических хорах в Везлэ верхние галереи еще перекрыты крестовыми сводами; такая же особенность наблюдается и в церкви аббатства в Сен-Жермэ. Очевидно, тот переворот, который принесла с собой готика, в монастырских строениях сказался в гораздо меньшем объеме.

В общем, в тех странах, где романское искусство достигло расцвета, прогресс происходит медленно. Мы уже отмечали, как поздно Бургундия восприняла готическое искусство и с какой осторожностью она усвоила его методы; Овернь, Нормандия и в особенности Рейнская область остаются верны романскому искусству в эпоху полного расцвета готики.

Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер