Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве

Почти во всех зданиях, планы которых мы описали, неф делится на секции, следующие анфиладой одна за другою. В то время как в византийских памятниках отдельные части группируются вокруг центрального купола, готическая церковь, как и романская, представляет ряд секций; секция — это основной элемент; ее можно мысленно выделить из всего ансамбля. Рассмотрим ее отдельно, а так как расположение секции, перекрытой сводом, является прежде всего проблемой равновесия, то мы и распределим основные типы по системам равновесия.

В первую очередь идут комбинации, использующие аркбутан для передачи распора и преодоления его, затем те комбинации, в которых своды поддерживаются непосредственной опорой.

Система аркбутанов, изолированных в  пространстве

XII век. — Аркбутан появляется в XII в.; здания, планы которых связаны с его применением, расположены в пределах Иль де Франса и областей, находившихся под непосредственным влиянием последнего. В этот период систему уравновешивания при помощи аркбутанов можно встретить только в том архитектурном рано не, центром которого был Париж.

Оставляя в стороне церковь Сен-Дени, почти целиком перестроенную   в   XIII   в.,   можно  сказать,   что  ранняя  архитектура, применявшая аркбутаны, представлена церковью в Пуасси, хором в церкви Сен-Жермен де Прэ, кафедральными соборами в Сансе, Санлисе, Нуайоне, церковью Богоматери в Шалоне и Сен-Реми в Реймсе.

На рис. 288 мы даем вид одного из пролетов в Сансе: три нефа; своды центрального нефа поддерживаются аркбутанами, передающими распор наружным контрфорсам; над боковыми нефами — односкатные крыши, покоящиеся на стенах, к которым пристроена галерея трифория.
 
Все пролеты построены по квадратному плану. Каждому пролету центрального нефа соответствуют два пролета боковых нефов; перекрыт он шестичастным сводом, так что на каждом углу находится по устою, несущему три пяты, и между ними — один промежуточный устой, несущий лишь одну пяту.

Рис. 288 показывает, какой легкостью отличается этот промежуточный устой; его ствол состоит из двух парных цилиндрических столбов. В Сансе диагональные нервюры боковых нефов неловко опираются на консоли, установленные после кладки; ясно, что эти нервюры не входили в первоначальный план. По первоначальному плану предполагались, как и в Пуасси, боковые нефы, перекрытые крестовыми сводами, и только своды центрального нефа должны были иметь стрельчатые арки.

Первоначально высота щековых подпружных арок была значительно ниже высоты стрельчатых арок; но во время реставрации, произведенной в XIII в., щековые арки были подняты, как показано на чертеже А. Полуциркульная арка еще применяется наряду со стрельчатой.

Собор в Сансе был закончен в 1168 г. Закладка церкви Сен-Жермен де Прэ, освященной в 1163 г., состоялась, несомненно, несколькими годами раньше закладки собора в Сансе. На рис. 312 мы даем ее общий вид. Как и в соборе в Сансе, в церкви Сен-Жермен де Прэ стрельчатая арка сочетается с полуциркульной; церковь имеет три нефа и трифорий со сдвоенными проемами. Единственным заметным отличием является система сводов, возведенных просто на продолговатом плане.

В Пуасси, в Монмартре своды продолговатые, цилиндрические, также и в церкви Сен-Жермэ. Весьма вероятно, что цилиндрический свод применялся в первых готических зданиях, а шестичастный свод был нововведением второй половины XII в.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Собор в Сансе
Рис. 288 
Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Собор в Нуайоне
Рис. 289

Другим нововведением того же времени был двухэтажный боковой неф, примыкавший к центральному нефу. Такой неф, часто применявшийся в романскую эпоху, повышает основание сводов центрального нефа. Готические архитекторы стали применять его лишь тогда, когда почувствовали, что вполне овладели новыми строительными приемами. Двухэтажного бокового нефа нет ни в церкви Сен-Жермен де Прэ, ни в Сансе, но мы его находим в соборе в Нуайоне (рис. 289), постройка которого была начата около 1155 г. Если прибавить еще один этаж над боковым нефом в Сансе или в Сен-Жермен де Прэ, а трифорий поместить над верхней галереей, получится план Нуайонского собора.
 
Как и в Сансе, в центральном нефе Нуайонского собора чередуются устои с большей и меньшей нагрузкой, и сечения их пропорциональны приходящемуся на них усилию; одни из них — романского типа с массивным ядром и примкнутыми колонками, другие — без этих колонок. Как и в Сансе, здесь одновременно приняты арки двух типов — полуциркульная и стрельчатая.

Общий план с тремя нефами и боковыми нефами в два этажа воспроизведен и в соборе в Санлисе, основание которого приблизительно совпадает по времени с закладкой собора в Нуайоне, а также и в Лаонском соборе, начатом около 1192 г., в церкви в Музоне и в раннем трансепте в Суассоне. Если устранить шестичастный свод, чуждый школе Шампани,   то   получатся   секции   церкви   Сен-Реми   в   Реймсе, церкви аббатства Монтье ан Дэр и церкви Богоматери в Шалоне.

Если же к двухэтажному боковому нефу приставить еще одноэтажный боковой неф, то получится пятинефный план и полный ансамбль, принятый в 1163 г. для собора Парижской Богоматери. Правая половина рис. 290 показывает первоначальный вид секции этого собора.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Собор Парижской Богоматери

Рис. 290

Полуциркульная арка применяется лишь для диагональных арок сводов; все же аркады и проемы имеют стрельчатую форму. Своды центрального нефа — шестичастные. Так же, как и в Нуайоне или в Сансе, принята во внимание неравномерность давления, производимого шестичастными сводами на поддерживающие их устои.

Но здесь неодинаковыми сделали уже не устои, идущие вдоль центрального нефа; как мы заметили при анализе системы равновесия сооружений готической эпохи, наклонное направление давления свода привело строителей к заключению, что наиболее сильное давление приходится на устои, отделяющие оба боковых нефа. Поэтому именно их и усилили через один.

Все стволы состоят из одного цилиндра; устои, идущие вдоль центрального нефа и отделяющие боковые нефы, имеют поочередно обнаженный ствол и ствол, окруженный колоннами. В хоре эту предосторожность сочли излишней; она относится к тем утонченностям готического искусства, которые накопляются по мере его развития.

Весьма вероятно, что и сечения контрфорсов, оказывающих сопротивление распору, чередовались таким же образом.

Аркбутаны были первоначально двухпролетными, с точкой опоры над устоями, разделяющими боковые нефы. Вместо трифория неф собора Парижской Богоматери был украшен рядом круглых окон, получавших свет из центрального корабля и освещавших чердачные помещения боковых нефов; такой же вариант трифория мы находим и в церкви в Манте, являющейся подражанием собору Парижской Богоматери.

Высокий свод бокового нефа представлял интересную особенность. Чтобы облегчить доступ света, та часть свода, в которой было проделано круглое окно, имела вид конуса — своего рода воронки, через которую свет достигал центральной части главного нефа; эта остроумная комбинация привела, однако, к чрезмерному повышению односкатной крыши и, следовательно, подоконников центрального нефа.

В течение XIII в. собор Парижской Богоматери претерпевает значительные перестройки, некоторые из которых были уже отмечены нами при рассмотрении общего плана собора и показаны на рис. 290, где представлены рядом половина первоначальной секции и половина секции перестроенной. Чтобы увеличить оконные проемы нефа, понизили их подоконники, а для этого пришлось пожертвовать трифорием, сделать более плоскими конические распалубки боковых нефов и заменить односкатную крышу террасой. Затем были пробиты стены в капеллы, размещенные между контрфорсами. Для этого пришлось выровнять наружные грани всех контрфорсов.

И, наконец, находя, что опорные столбы аркбутанов недостаточно укреплены после снижения боковых нефов, при ремонте после пожара первоначальные аркбутаны заменили большими арками с одним пролетом, которые можно видеть и в настоящее время. К счастью, при всех перестройках сохранились следы первоначального плана. Под башнями, где опасно было переделывать фундаменты, были сохранены старые воронкообразные своды; прежний уровень подоконников высоких окон отмечен базами колонок, украшавших окна снаружи, а из этого можно вывести заключение об уровне прежних крыш боковых нефов.

Сохранился один двухпролетный аркбутан; на двух контрфорсах еще можно различить их прежние границы, — они находятся в непосредственной близости к фасаду здания. Тяжесть башен вызвала оседание почвы, а это вывело их из вертикального положения; выровнены они были путем наложения дополнительного ряда каменной кладки на их облицовку (см. рис. 321, X).

Вернемся к первоначальному виду памятника. Для какой цели предназначался второй этаж боковых сводов, появившийся в эпоху постройки Нуайонского собора, повторенный в Санлисе, в Сен-Реми в Реймсе, в Лаоне и не встречающийся больше ни в одном здании XIII в.? Очевидно, он соответствует романской галерее, описанной нами при изучении церквей аббатства в Кане, Жюмьеже, Сен-Жервэ и овернских церквей.

Мы уже говорили о том, что в романскую эпоху верхний этаж бокового нефа был мало пригоден для вмещения толпы. Доступ туда был лишь по скрытой лестнице, местонахождение которой ничем не отмечалось снаружи. Лестница была почти всегда одна, и двойной поток поднимавшихся и спускавшихся людей не мог не нарушать порядка. Этот верхний неф подлежал бы серьезной критике, если бы только подтвердилось, что его назначение было таким же, как и назначение нижних нефов, и при этом подобная критика была бы уместна по отношению ко всем верхним нефам готических зданий.

Мы осмелились выше высказать предположение, что эти галереи служили складочным помещением для имущества уезжающих, которые отдавали его под охрану священного места; это предположение может связать идею этих галерей с далекими паломничествами. Паломничества замирают к XIII в., потребность в верхней галерее с каждым днем уменьшается; скоро она совершенно утратит всякий смысл, и ее упразднят.

Переходным этапом явился собор в Бурже, заложенный около 1172 г. (рис. 291). Когда отказались от верхней галереи, над боковым нефом возводят, как это ясно видно на разрезе, целый новый этаж под крышей.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Собор в Бурже

Рис. 291

Этот этаж мог быть построен только ценою поднятия пят главного свода, и для его возведения имелись, следовательно, серьезные причины; он, по-видимому, заменяет упраздненную галерею в качестве складочного помещения. За этим исключением, собор в Бурже воспроизводит ансамбль собора Парижской Богоматери, его пятинефный план, систему шестичастных сводов, его цилиндрические устои, слегка видоизмененные тем, что главные колонки продлены вдоль ствола; одним словом, воспроизводит все, кроме свода, разделявшего на два этажа боковой неф, идущий рядом с центральным нефом.
 
Устраните мысленно междуэтажный свод, ничего не изменяя в общем пропорции, и вы от секции собора Парижской Богоматери придете к секции Буржского собора. Двухэтажные галереи собора Парижской Богоматери здесь включены в единственный этаж бокового нефа; весь костяк сохранился, исчез только междуэтажный свод.

И как последняя аналогия — Буржский собор, с его очень низкими окнами, воспроизводит довольно точно вид собора Парижской Богоматери в его первоначальном состоянии. Буржским собором заканчивается ряд больших церквей с аркбутанами, восходящих к XII в.; Шартрский собор, за исключением крипты и колоколен, относится к периоду между 1194 и 1220 гг. и принадлежит XIII в.

Что касается анжуйских церквей, построенных при династии Плантагенетов во второй половине XII в., то они образуют отдельную группу; их система уравновешивания, основанная на конструкциях непосредственного воспринятия распора, не имеет ничего общего с системой уравновешивания аркбутанами в церквах Иль де Франса и прибрежных областей.

Изменения, происшедшие с конца XII века. — Сущность изменений, происшедших в течение XIII в., выявляется из сделанных уже нами указаний по поводу перестроек в соборе Парижской Богоматери. Прежде всего, стремятся дать больше освещения, а формы сделать более стройными.

Рассмотрим, каждое в отдельности, изменения, привнесенные с этой двоякой целью в первоначальный план.

Уничтожение верхней галереи. — Одним из первых изменений, уже подготовленных XII в., был возврат к одноэтажному боковому нефу. Это упрощение вводилось медленно: продолжали господствовать примеры Парижа, Лаона и Нуайона. Мы уже видели в Буржском соборе, как два этажа объединяются в один неф более стройных пропорций, идущий вдоль центрального нефа.

В середине XIII в. этот вариант воспроизводится в Майском соборе, где боковой неф, идущий вдоль центрального нефа, как бы охватывает два этажа. Но здесь мы уже не встречаем той странной галереи под крышей, какая имеется в соборе в Бурже. За этим исключением и за некоторыми различиями в стиле, все детали плана собора в Бурже повторены в Мане.

Мы можем проследить более подробно все последовательные изменения, приводящие в конце концов к первоначальному простому типу бокового нефа. В Мо и в Руане исчезли междуэтажные своды, но их щековые арки сохранились и имеют значение арок, связывающих посредине высокие устои главного нефа.

В церкви в Э не только существуют щековые арки, но сохранилась еще целая секция с междуэтажным сводом; здесь переход от одного плана к другому оставил материальный след. Для наглядности мы воспроизводим на рис. 292 справа двухэтажную секцию, слева — теперешние секции, в которых сохранились одни только щековые арки. Впрочем, подобные пережитки наблюдаются и в романскую эпоху, — достаточно сослаться на церковь в Виньори и на собор в Модене.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Собор в Э
Рис. 292 
Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Лангрский собор
Рис. 293

Отказ от шестичастного свода. — В то самое время, как происходит уничтожение верхней галереи бокового нефа, возвращаются к продолговатой секции с диагональными стрельчатыми арками. Мы уже указывали, что середина XII в. была временем появления шестичастного свода в Иль де Франсе, а вторая половина XII в. была периодом его наибольшего применения.

В Шампани же всегда шестичастный свод применялся только в виде исключения. Его нет ни в Сен-Реми в Реймсе, пи в соборе Богоматери в Шалоне; с трудом можно обнаружить его в церкви Маделэн в Труа и в трансепте церкви Маржери (департамент Об); церковь Сен-Кириас в Провэне, где применен принцип свода этого типа, относится к архитектурной школе Иль де Франса.

Бургундия, не будучи принципиальной противницей подобного свода, принимает его лишь очень поздно. Шестичастный свод имеется в хоре в Везлэ, но в комбинации с продолговатым сводом. В Лангрском соборе (рис. 293) нераздельно господствует продолговатый свод. Собор в Лангре сохраняет романский стиль в той мере, в какой это согласуется с новой конструкцией; в общем, это клюнийская церковь, своды которой возведены на нервюрах и поддерживаются аркбутанами.

Романская школа Клюни знала только продолговатую секцию, которою и воспользовался архитектор Лангрского собора; он изменил ее конструкцию, но не очертания. Церковь Богоматери в Дижоне является, быть может, первым образцом здания бургундской школы исключительно с шестичастными сводами; отсюда этот тип распространяется вплоть до Лозанны.

В королевском домене наиболее поздние образцы шестичастного свода находились в ныне разрушенной капелле св. Девы в церкви Сен-Жермен де Прэ. Таким образом, первое появление шестичастного свода в Бургундии совпадает по времени с последними случаями его применения в Иль де Франсе.

В Иль де Франсе этот свод начинает выходить из употребления в последние годы XII в. Шартрский собор, нефы которого построены в XII в., уже не сохраняет никаких следов шестичастного свода. Совершенно исчез он также и в Брэне. Здесь исчезновение его помогает нам определить эпоху изменения вкусов в Парижской области. Церковь в Брэне является очевидным подражанием Лаонскому собору, начатому и 1192 г., но в этой копии заметен всесторонний прогресс по сравнению с моделью, и поэтому дата ее сооружения должна быть отнесена к первым годам XIII в.

Отказ от шестичастного свода означает устранение неравномерного давления, вызывавшего чередование вдоль нефа устоев с неодинаковым сечением, одинаковой же нагрузке должны соответствовать и одинаковые опорные элементы. Впредь определяется следующая преобладающая форма устоя: вдоль нефа ставятся цилиндрические устои, фланкированные четырьмя колонками, поднимающимися от основания; в хоре, где сужение пролетов заставляет уменьшать сечение опорных устоев, — моноцилиндрический устой.
 
В первых церквах — в Сансе, в церкви Сен-Жермен де Прэ, в Лангре — в своде с диагональными стрельчатыми арками чувствуется купольная форма, вполне подходившая для романской эпохи, когда стремились распределить действие распора, но мало гармонирующая с готической системой, стремящейся его сосредоточить.
 
В Шартрском соборе мы находим всю совокупность этих достижений. Рис. 294 показывает нам один из его пролетов. Мы видим здесь и свод с простыми диагональными стрельчатыми арками, и устои, обставленные колонками, поднимающимися от основания. Боковой неф — одноэтажный. Над ним — трифорий вместо верхней галереи Нуайонского собора.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Шартрский собор

Рис. 294

Куполообразные своды имели не одно это неудобство: они не только передавали распределенный распор на щековые стены, но их сильная выпуклость заставляла применять крыши с высоко поднятыми затяжками, со сложной стропильной системой, опертой на стены во избежание расхождения стропильных ног. Наконец, малая стрела подъема щековых арок ограничивала высоту проемов, освещавших центральный неф.

Мы видели, что в Сансе все эти недочеты были в XIII в. устранены переделкой свода. В Шартре сумели избежать их сразу. Подпружные щековые арки подняты, нет больше куполообразной выпуклости, нет и крыш, облекающих своды: стропильные затяжки проходят свободно над внешней поверхностью свода. Своды центрального нефа принадлежат к числу тех редких сводов, диагональная нервюра которых имеет форму повышенной стрельчатой арки; эта повышенная форма вызывает уменьшение распора.

Шартрский собор, с какой бы точки зрения его ни рассматривать, — одно из наиболее оригинальных произведений средневековья: каждая часть его имеет свое собственное лицо. Архитектор, имевший в своем распоряжении лишь грубый известняк, не мог рассчитывать на эффект деталей; зато массам он придал величественность. Следует отметить широкий рисунок оконных переплетов и в особенности блестящую идею аркбутанов, образованных двумя арками, поставленными одна над другой и связанными радиальными столбиками.

Шартрский собор был начат в 1194 г., а закончен немногим позже 1220 г., т. е. по времени сооружения точно совпадает с нефом собора Парижской Богоматери. Но архитектор Шартра не был связан той необходимостью согласования с прежними частями здания, которая сделала неф собора Парижской Богоматери памятником более древним по стилю, чем по дате.

Тот же общий план, что в Шартре, но с более свободными формами, мы встречаем в церкви аббатства Лонгпон, заложенной несколькими годами позже Шартрского собора и освященной в 1227 г.; этот же план повторяется и в Суассонском соборе и, наконец, в Реймском и Амьенском соборах, начатых около 1215 г. Во всех этих соборах секции продолговатые, а следовательно, и устои все одинаковые.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Неф церкви в Лонгпоне

Рис. 295

Неф церкви в Лонгпоне (рис. 295), построенный под парижским влиянием, еще сохраняет моноцилиндрические стволы устоев. В соборах Суассона, Реймса (рис. 296), Амьена (рис. 297) к устоям, с самого их основания, примыкают четыре колонки. Ни в одном из этих зданий аркбутаны не повторяют шартрского соединения столбиками, повсюду они сделаны в виде двух независимых арок.

В Лонгпоне и в Суассоне скаты аркбутанов еще не имеют сточных желобов для отвода воды с крыши главного нефа, — вода стекает непосредственно с крыши; аркбутан, служащий водостоком, появляется только в эпоху завершения Реймского собора.
 
Вслед за нефом Шартрского собора, неф Реймского собора представляет одно из тех сооружений, в которых наблюдается наиболее четкое применение стрельчатой арки с целью уменьшенья распора.  Необычное повышение больших сводов, показанное на рис. 296, может быть объяснено лишь желанием ослабить распор, увеличивая стрельчатость. Впрочем, Реймский собор, часто приводившийся в качестве примера здания, выполненного в один прием, на половине своей высоты имеет заметные следы изменения плана.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Собор в Реймсе

Рис. 296

Первоначальный проект, связанный с именем архитектора Робера де Куси *,  предусматривал мощное здание,  подобное античным сооружениям; этот собор должен был пережить   века.   Для  завершения   этого   грандиозного   замысла,  по-видимому, не хватило средств. Внезапно резко утончаются массы, контрфорсы делаются с уступами; над боковыми нефами постройка принимает сравнительно легкий вид. Реймский собор заканчивается в том духе, в каком начинается Амьенский собор.

Примечание: Один из архитекторов, работавших в Реймсе; умер в 1311 г. Если в прежнее время его считали главным и первым архитектором Реймского собора, то теперь вряд ли ему можно приписывать большее, чем возведение башен над фасадом. См. Demaisоn L., La cathedrale de Reims, 1910.

Сокращение числа нефов до трех.Амьенский, Реймский и Шартрский соборы — трехнефные здания. Точнее говоря, пятинефные секции начинаются только от алтаря. При
изучении планов видно, что таково было обычное расположение, применявшееся в XIII в. В пятинефном здании из крайних боковых нефов были плохо видны торжественные обряды, еще не скрытые тогда алтарной преградой; лес устоев, помещавшихся между крайними боковыми нефами и центральной частью здания, создавал настоящую завесу. По-видимому, из этих соображений были уничтожены крайние боковые нефы, и план был ограничен тремя нефами. Вокруг хора, где перспективное скопление устоев меньше мешало зрителям, сохраняется пять нефов.
 
Мы уже упоминали соборы Труа и Милана, где по всей длине идут пять нефов; можно было бы еще упомянуть Антверпенский собор, в котором число нефов доведено до семи. Но все это — исключения; нормальный план остается впредь трехнефным. Примерами может служить большинство зданий, построенных после XII в.: Руан, Тур, Лизье, Сэец, Кутанс, ныне разрушенная церковь Сент-Никэз в Реймсе, церковь Богоматери и собор в Шалоне, Сент-Уан в Руане, соборы в Страсбурге, Меце и др.

Использование пространства между контрфорсами нефов. — Античные и даже византийские архитекторы, помещая опорные элементы внутри здания, вполне естественно, использовали пространство между ними. Готические архитекторы, перенося опорные элементы наружу, долгое время как бы жертвовали этим пространством. Только около 1240 г., во время перестройки собора Парижской Богоматери, догадались отодвинуть наружные стены до крайней линии выступов контрфорсов.

Это усовершенствование, проведенное в соборе Парижской Богоматери, более полувека остается почти единичным явлением. Еще в середине XIV в. строили церкви, как Сент-Уан в Руане, где промежутки между контрфорсами оставались свободными.

Кёльнский собор — одно из первых зданий, в первоначальный план которого вошли капеллы, помещенные между контрфорсами нефов. В Кутансе пристроенные капеллы выходят за линию более ранних контрфорсов и отделены одна от другой стенками, прорезанными резьбой, которые создают исключительно удачный эффект. В Амьенском, Турском и других соборах капеллы появились в результате перестройки, так же как и в соборе Парижской Богоматери, но они сооружены уже позже XIII в. Странно, что такая простая мысль была усвоена с таким запозданием. Но возвратимся к секции XIII в. и продолжим обзор пройденных ею изменений.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Амьенский собор

Рис. 297

Аркбутан с ажурной аркатурой. — На рис. 297 показана секция нефа Амьенского собора, современного Реймскому собору, и правая секция хора, начатая около 1240 г. (левая сторона чертежа относится к нефу). Собор был творением трех архитекторов, имена которых дошли до нас: Робер де Люзарш * строил неф, а Тома и Реньо де Кормон* построили хор.

Примечание: Люзарш — по всей вероятности, первый автор плана Амьенского собора, заложенного в 1230 г. См. Durand G., упом. соч.

Кормон, Тома и Рено (отец и сын), — архитекторы Амьенского собора с 1260 г. Тома Кормон построил хор собора, трифории и, по существу, придал собору его внутреннее завершение, имевшее большое влияние на последующую готическую архитектуру. Рено работал в конце 80-х годов XIII в. См. Durand G., упом. соч.

Неф воспроизводит общие черты Реймского собора, но с большей легкостью. Главные своды не имеют такой сильной стрельчатости — в этом основное отличие. В остальном — то же расположение боковых нефов, трифория, окон, та же система опорных элементов, приспособление ската верхнего аркбутана к роли водостока; быть может, система уравновешивания скомбинирована лучше, чем в Реймском соборе, где точка приложения верхней арки и аркбутана находится слишком высоко.

Перейдем к секции хора; ее можно считать типичной для французской архитектуры середины XIII в. В хоре (правая часть чертежа) двухэтажный аркбутан заменен одной аркой, на которую скат опирается при посредстве ажурной аркатуры; в сущности, это возврат к шартрскому решению. Здесь скат служит водостоком; но в амьенском хоре, как и в шартрском, статическое преимущество заключается в том, что избегнута такая передача распора, при которой он мог бы восприниматься через самостоятельную арку лишь верхней частью стены.

Этот тип аркбутана со скатом на ажурной аркатуре, не вытесняя окончательно системы двухэтажных аркбутанов, завоевывает преобладающее положение в последний период готического искусства; за исключением некоторых декоративных подробностей, он станет наиболее распространенным типом в XV и XVI вв.

На рис. 294 — 297, изображающих разрезы церквей, обращает на себя внимание утолщение устоя, достигаемое благодаря напуску той его части, которая возвышается над боковыми нефами. В Лонгпоне (рис. 295) вся нависающая часть устоя массивна. В Амьенском и Реймском соборах утолщение верхней части устоя достигается применением облегченной конструкции, вертикальные части которой монолитны и служат подпорками.

Появление светлого трифория. — В амьенском хоре, где впервые встречается аркбутан со скатом на аркатуре, мы наблюдаем и другое, быть может, не менее удачное, нововведение: трифорий со сплошной стеной, проходивший наверху по нефу, заменяется трифорием совершенно ажурным. По рисунку можно судить о тех осложнениях, которые вызвало это изменение в устройстве крыш боковых нефов. Вместо односкатной крыши мы видим в секциях хора шатровые крыши с желобками вдоль трифория и с водосточными желобками вдоль контрфорсов.

Пойти на такие осложнения значило купить дорогою ценою увеличение поверхности витража; это значило подвергнуть здание опасности разрушения, вызываемого застоем дождевых вод.

С  одной  стороны,  изящный,  застекленный  трифорий,  с другой — проистекающие отсюда неудобства; это заставляет долго колебаться при выборе между старым и новым планами. Со второй половины XIII в. предпочтение отдается в различных областях то одному решению, то другому.

Архитектурные школы Иль де Франса и Шампани высказываются преимущественно за светлый трифорий; бургундская школа противится его применению. В Иль де Франсе светлый трифорий устроен в Сен-Дени, в церкви Сен-Северен в Париже; в Шампани мы его встречаем в соборах Шалона и Труа. В Бургундии Дижонская церковь Богоматери, соборы в Семюре, Оксерре и Невере имеют трифорий с глухой стеной.

Мы уже отмечали несколько непонятное сохранение трифория после того, как исчезла опорная стена, которая обусловливала его необходимость. Цель ясна — увеличить площадь витражей. Естественно было бы спустить оконные переплеты до того уровня, на котором начинается витраж. Однако сохраняются очертания древнего трифория. Они сохраняются в качестве пережитка так же долго, как и форма двухэтажных боковых нефов; хотя галерея, построенная вдоль трифория, несомненно, приносит некоторую пользу, но основная причина его сохранения — это необходимость показать масштаб. Только в церкви Сент-Юрбен, около 1260 г., происходит слияние трифория с остальными окнами. Но пример Сент-Юрбена не создает еще сразу школы: только в XV, вернее, даже в XVI в. (эпоха Сен-Жервэ) идея Сент-Юрбена получает почти всеобщее признание.

Предельная смелость в устройстве готической секции. — Мы приближаемся до второй половине XIII в. Архитекторы, благодаря более чем столетнему опыту, показывают, чего может достигнуть готическое искусство.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Собор в Бовэ

Рис. 298

Собор в Бовэ (рис. 298) — идеал французской средневековой архитектуры. Простой и ясный по плану, ничем не перегруженный, настолько же чистый по форме, насколько гармоничный по пропорциям, собор этот как бы возносится в ритмическом порыве неудержимого стремления ввысь. На этот раз архитектор действительно стремился к символике восходящих линий. В первый период готической архитектуры значительная высота нефов скорее возникала сама собою, чем была результатом сознательных стремлений. В соборе Парижской Богоматери, как мы уже отмечали, все высоты ограничиваются строгой необходимостью. То же самое в Бурже и в Сансе.

Строители  Реймского   и   Амьенского   соборов   начинают уже переходить границы необходимой высоты, стремясь достигнуть максимально возможного. Рис. 298 воспроизводит одну из радиальных секций абсиды собора в Бовэ, так как только они одни дошли до нас в своем первоначальном виде. Начнем снаружи. Сначала идет ряд капелл, затем обход. Согласно плану, осуществленному в соборах Буржа и Мана, обход освещается непосредственно широкими проемами, открывающимися под щековыми арками его сводов; он имеет и свой трифорий и свои окна.

Переходим к центральному нефу — наиболее величественному из кораблей, когда-либо сооруженных. Замок свода поднимается приблизительно на пятьдесят метров над полом. Общая высота собора делится на два этажа. Один соответствует щековым аркадам обхода, во второй входят большой трифорий и окна, поднимающиеся до сводов; весь этот второй этаж представляет собою гигантскую ажурную решетку.

Контрфорсы, которыми воспринимается распор, уже были описаны. Это — поднимающиеся уступами массивы, как бы стремящиеся опрокинуться по направлению к аркбутанам, через которые они воспринимают распор. Вместо конца капеллы представьте себе второй боковой неф, и вы перейдете от полукруглых радиальных секций к прямым секциям хора; план их приведен на рис. 298. По плану это должны быть продолговатые секции с диагональными стрельчатыми арками.

К несчастью, материалы оказались слишком слабыми для того сопротивления, которое от них требовалось. Едва только секции были построены, как пришлось переделывать облегченные устои в заполненные массивы и уменьшать давление на опорные точки, распределяя нагрузку от сводов между первоначальными и добавленными устоями а, а'; это заставило заменить простые крестовые стрельчатые своды шестичастными. В то же время трифорий и окна должны были подвергнуться переделке по рисунку, гармонировавшему с новым подразделением секции. Благодаря переделкам, ансамбль был спасен, но ошибки указывали те пределы, где надо было остановиться; это был урок, который сумели использовать архитекторы последнего периода готики.

Хор собора в Бовэ был закончен, а может быть, даже уже и перестроен около .1272 г. Кёльнский собор, начатый в 1248 г., является своего рода компромиссом между соборами Бовэ и Амьена; это осторожное подражание, в котором нет ни смелости Бовэ, ни изящной утонченности Амьена. Особенно страдает он недостатком разнообразия. Мы уже приводили (рис. 202, Т) профиль аркбутана из Кёльна; из одного этажа в другой повторяются одни и те же мотивы, чувствуется отсутствие творческой  мысли;  разница между соборами в Бовэ и в Кёльне такая же, как между оригинальным произведением и его копией.

Последние   видоизменения   готической   секции   во   Франции. — От XIV  в.,  который  оказался для Франции эпохой грандиозных бедствий, на ее территории сохранилось лишь немного памятников. К числу немногочисленных построек, общий план которых относится к XIV в., принадлежит Сент-Уан в Руане. На рис. 299 мы сопоставляем хор, датируемый XIV в., и неф XV в.; левая половина рисунка относится к хору, правая — к нефу.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Собор Сент-Уан в Руане

Рис. 299

Хор повторяет общий план амьенского, но в более скромных формах. Опорная система — в виде двухэтажных аркбутанов, какие применялись в первый период готического искусства. План, принятый для трифория, представляет нечто среднее между хором и нефом Амьенского собора: это галерея, прорезанная проемами только в своей верхней части, что позволяет сохранить над боковыми нефами односкатную крышу со слабым уклоном.

Но, в то время, как в XIII в. только часть колонок поднималась от основания, здесь все нервюры свода ответвляются от массива устоев, от самого уровня пола. Вследствие малого масштаба рисунка мы могли указать только массы; в действительности только главные нервюры превращаются в колонки, остальные продолжаются по всей высоте устоя без изменения профиля.

Узор оконных переплетов напоминает розы XIII в. В нефе, датируемом XV в., капеллы занимают пространство между контрфорсами; оконные переплеты завершаются «пламенеющими» разветвлениями; аркбутан, сведенный к одноэтажной арке, имеет стрельчатый профиль с двумя неодинаковыми дугами, сконструированный очень удачно в смысле распределения усилий распора по всей высоте пазух свода.

К самым выдающимся по смелости памятникам французской архитектуры XIV в. должны быть отнесены Сен-Назэр в Каркассоне и хор в Нарбонне *.

Примечание: Собор в Нарбонне не достроен (налицо только хор высотою около 40 м). Постройка связана с именем архитектора Жана де Шан (ум. В 1295 г.) и начата в 1272 г.; характерно, что в XIV в. горожане Нарбонны противились достройке собора, указывая на его «крепостной» характер с всевозможными шпицами и башнями. См. Маlе Е., Art et Artistes du Moyen-Age, Pans 1928.

Здесь также наблюдается переход от устоя с колонками к устою с простыми нервюрами или даже с гладким стволом. В Каркассоне нервюры спускаются вдоль устоев, переплетаясь одна с другою. В Нарбонне они сходят на нет на цилиндрической поверхности ствола; а вместо капители остается лишь вал, указывающий уровень нервюрных пят.

Упомянем, наконец, про собор в Меце — необъятный зал, залитый светом. Два низких боковых нефа стушевываются перед центральным, в котором сосредоточен весь эффект. А самый неф представляет только каменный каркас, в который вставлены стекла.

Переходим к XV в. Рис. 300 показывает одну из последних форм готической секции во французской архитектуре. Свод расчленяется на небольшие лопасти, покоящиеся на нервюрной сети, которая приобретает все большую сложность. XIII в. оставил только отдельные примеры слияния трифория с окнами; в XV в., как мы уже говорили, такое слияние встречается очень часто.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Церковь Сен-Жервэ

Рис. 300

Аркбутан со скатом на аркадах, появившийся в хоре Амьенского собора, почти повсюду заменяется аркбутаном из двух независимых арок. Оконные переплеты окончательно принимают «пламенеющую» форму. Капители уничтожаются или заменяются незначительными валами; устои представляют собою лишь ствол, из которого, без всякого перехода, вырастает пучок нервюр. Декоративная скульптура играет все более и более второстепенную роль: ее заменяет ломаная профилировка.

С XV в. обычай помещать капеллы между контрфорсами становится почти абсолютным правилом. Пример, приведенный на рис. 300, заимствован из церкви Сен-Жервэ. К этому последнему периоду относятся церкви Сен-Вюльфран в Аббевиле и Сен-Низье в Лионе.

Тип секции в Англии. — Расчленение свода, которое становится обычным во французской архитектуре к XV в., в Англии применялось еще в XIV в. Мы уже описывали оригинальную и последовательную систему нервюрных пучков и профили арок с двумя центрами, облегчавшими их выполнение; эти сети, эти пониженные профили вырабатываются к XIV в. и придают чрезвычайно характерный вид зданиям последнего периода.

Так же, как и во французской архитектуре, аркбутан является обычным приемом в системе уравновешивания. Но иногда, опуская основания сводов центральных нефов возможно ниже, заменяют аркбутаны системой контрфорсов, скрытых под крышей, опирающихся на подпружные арки боковых нефов (Хауден, Сольсбери). В проекте Йоркского собора (рис. 301), очевидно, предполагались аркбутаны; на это указывают опорные массивы с пинаклями, в которые должны были упираться аркбутаны; но при постройке каменные своды были заменены легкими деревянными, и потребность в аркбутанах отпала.

Готический неф: Система аркбутанов, изолированных в пространстве. Йоркский собор

Рис. 301

Переплеты витражей сначала имеют вид прямоугольников, увенчанных группой роз; затем оконные переплеты сводятся к перекрещивающимся вертикальным брускам. Светлый трифорий благоразумно изгонялся из английской архитектуры. Рис. 301 объединяет наиболее характерные формы, относящиеся к тому времени, когда английское искусство овладевает всеми строительными средствами и всем богатством стиля.

Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер