Общественные сооружения

СООРУЖЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ: ДОРОГИ, МОСТЫ и т. п.

Сооружения общественного назначения не могли получить значительное развитие в обществе, столь раздробленном, каким было общество феодальной Европы. Последнее крупное строительство больших дорог относится к эпохе Меровингов и связано с именем Брунгильды. Дороги, существовавшие в феодальную эпоху, были либо остатками римских дорог, либо вновь проложенными дорогами, оставленными без всяких забот из соображений обороны. Мосты в большинстве случаев были построены религиозными корпорациями, а не правителями.

Примечание:    В средние века имели большое стратегическое значение и поэтому поддерживались две дороги, проложенные ранее римлянами, связывающие Северную Европу с Италией. Первая шла из г. Аугсбурга (Германия) через Тааль (Thai) на Этш, к Вороне (Италия), другая дорога шла из Брегенц через Хур к берегам оз. Комо и к Милану. Сохранились известия о хорошем состоянии этих дорог в X в. и быстрых переходах по ним императора Оттона I. См.: Otte, упом. соч., стр. 136; Giesebrecht W., Geschichte der deutschen Kaiserzeit, т. I, стр. 381 и 388; Krieg V., Hochfeldengeschichte der Militarar-chitectur, стр. 255.

Мосты возводились арка за аркой, по мере накопления средств. Этим объясняется странное различие, которое часто наблюдается между соседними арками. Это объясняет также выбор профиля, который был усвоен для мостовых сводов.

Арки, рассчитанные на то, чтобы каждая из них держалась в отдельности, должны были давать слабый распор; их кривая имеет поэтому форму повышенного овала, как, например, в Авиньоне, или стрельчатую, как в Кагоре. Обычное устройство мостов показано на рис. 351 (мост в Кагоре XIV в.)

мост в Кагоре XIV в

Рис. 351

Со стороны, обращенной против течения, устои заканчиваются треугольными ледорезами, которые то поднимаются до уровня шоссе и образуют место для причала, то доходят только до среднего уровня воды и оставляют место для небольших разгрузочных арок, облегчающих сток полых вод.

В строительство мостов Южной Франции господствовали римские традиции, мост Сен-Бенезэ в Авиньоне, заложенный в XII в., мост Гийотьер в Лионе и мост св. Духа воспроизводили кладку отдельными вертикальными рядами, примененную в Гардском мосту.

Примечание: To, что от раннего средневековья сохранилось мало мостов, объясняется тем, что большинство мостов в это время сооружалось из дерева и подчас носило временный характер, — это пловучие мосты на баржах. Так, например, сохранилось известие о постройке моста на баржах через р. Дунай императором Оттоном II в X в. В Фульде около 1030 г. был выстроен каменный мост через р. Фульду — один из наиболее ранних упоминаемых каменных мостов средневековья. Одним из самых длинных (27 арок) мостов того времени является мост в г. Туре (1031—1037). В строительстве мостов не только Франции, но и Германии использовались строительные приемы римского мостостроения. Известно, что римский архитектор Аполлодор из Дамаска выстроил в 103 г., по повелению императора Траяна, мост через Дунай, около г. Чернети и сербского села Фелистон, длиной 1085 м; император Константин выстроил через р. Мозель у г. Трира мост в 192 м, он же выстроил мост у Кёльна через Рейн и т. д.

Римские приемы постройки видны в знаменитом мосту через Дунай в Регенсбурге (1135—1146). Мост этот имел 16 арок, длина его 381 м, а ширина 7 м, материал — гранит; по краям моста были башни, а также одна башня в середине его; эти башни имели оборонное значение. Сохранилось имя мастера, строившего в 1135 г. мост в Варцбурге: это горожанин Энзелин.

«Странное», по выражению Шуази, различие в размерах пролетов арок не может быть объяснено только большими сроками постройки моста — «по мере накопления средств»; сохранившиеся точные указания сроков постройки говорят о подчас сравнительно быстром возведении мостов. Объяснение указанной Шуази особенности мостов следует искать главным образом в том, что звенья моста конструктивно и художественно были почти самостоятельны, т. е. обособлены друг от друга, что отвечает доминирующему в XII в., отчасти и ранее, к концу эпохи романского искусства, принципу обособления. Известный мост около г. Кагора относится к готической эпохе (к позднему средневековью). Строить выводы, основываясь целиком на анализе этого  моста,  рискованно,  так  как  этот  мост  дошел  до   нас   в  реставрированном виде (см. Brinckmann, Stadtbaukunst, стр. 23, илл. на стр. 24).

Мост в Эрво и мосты в Меце, построенные, вероятно, так­же в XII в., сооружены тоже на основе римских приемов: здесь ряд параллельных арок и на них — тонкая опалубка, служившая формой для отливки массивных сводов.

Главные арки сводов моста в Суассоне состоят из двух перекатов, причем верхний сдвинут по отношению к нижнему, что раздвигает парапеты моста и тем самым увеличивает полезную ширину его. В старинном мосту в Пизе такой же результат был достигнут тем, что тимпаны над главными арками свода были выложены с уступом, а пара­петы моста, в свою очередь, выступали из-за тимпанов.

В Кагоре (рис. 351) также существуют эти уступы тимпанов. Уступ точно повторяет кривую линию верхней поверхности свода; обращает на себя внимание удачный эффект, достигаемый тем, что эта линия ломается и продолжается уже горизонтально на уровне, где начинается забутовка пазух мостового пролета. Вид моста в Кагоре дает в то же время представление об оборонных мероприятиях: на обоих концах моста и на среднем устое высятся башни.

Средневековый мост

Рис. 352

Сохранились мосты, особенно в Корсике, имеющие в плане резкие изломы (рис. 352. А), сделанные с целью помешать кавалерийской атаке. Мост Сен-Бенезэ имеет сужение, которое можно объяснить только намерением замедлить ход атаки.

В Ла Рошели имеется маяк, а в Кутансе — акведук, восходящие к XIV в. Во многих городах находились источники, приспособленные для водопоя и в качестве общественных прачечных. В Провэне вода вытекала из отверстий, расположенных по стволу колонны; в Витербе и в Перузе она собиралась в водоемы.

За отсутствием фонтанов довольствовались колодцами, которые обычно снабжались изящными железными украшениями (Труа), а иногда перекрывались пышными будками (Нюрнберг).

Примечание:  Мнение Шуави об отсутствии фонтанов в Западной Европе в средние века — не обосновано. Во многих местах сохранились остатки фонтанов, относящихся к раннему средневековью (романскому стилю). Обычный тип этих фонтанов — круглый бассейн для воды, с сравнительно невысокой колонной в центре, служившей одновременно пьедесталом для статуи и проводником воды, которая проникала сюда через подземную трубу-акведук и била через отверстия в колонне, у статуи. Напор воды был, по-видимому, не силен. Прованс, Ланьи, Обозин и Болье в Лимузине (Франция) сохраняют остатки романских фонтанов. В Реймсе перед архиепископским дворцом в XI в. был сооружен фонтан с бронзовым эмалированным оленем. В г. Лиможе находился известный фонтан со статуей Константина. В Брауншвейге (Германия) имеется фонтан с колоссальной бронзовой фигурой льва. В Брюсселе (Бельгия) был сооружен местным графом фонтан с фигурой мальчика (его сына); скульптура романского стиля была впоследствии заменена более новой, каменной фигурой. В измененном виде фонтан существует и в настоящее время.

Существовали даже общественные бани: название «улица бань» встречается в старинных французских городах.

Что касается работ по устройству городских путей сообщения, то они, по-видимому, ограничивались настилкой мостовых и водостоками. Улицы никогда не окаймлялись тротуарами; дорожные тумбы препятствовали езде по бокам улицы и ограждали пешеходов. А для отвода дождевых вод от оснований домов придавали мостовой вогнутый профиль.

Парижские сточные канавы, проведенные при Филиппе-Августе, если судить по остаткам их, были скомбинированы очень остроумно: на арках лежали плиты, которые можно было поднимать, и таким образом получались, так сказать, непрерывные смотровые колодцы.

В общем, плохая организация общественных учреждений и неизбежная нерешительность коммунальной власти надолго задержали мероприятия по благоустройству городов: до Филиппа-Августа Париж оставался без мостовых.

 

ВНЕШНИЙ ВИД ГОРОДОВ И ДЕРЕВЕНЬ

Кажущаяся беспорядочность и отсутствие прямых линий в планах большинства средневековых городов отнюдь не свидетельствуют об отсутствии идеи методической планировки городских кварталов.

Города, целиком созданные в это время, представляют весьма удачно продуманную планировку улиц и площадей. Этот дух порядка особенно проявляется в «новых городах» Лангедока, основанных в XIII в. Альфонсом де Пуатье и в XIV в. королем Англии Эдуардом I. Вдоль границы между французскими и английскими владениями возникла своего рода конкуренция: каждая сторона старалась привлечь к себе население и торговлю путем создания городов, лучше устроенных и обладающих более широкими привилегиями. В результате получились безусловно замечательные попытки благоустройства.

Примечание:   Шуази допускает хронологическую и фактическую неточность, относя возникновение «новых городов», в которых, как он говорит, проявляется «дух порядка», к XIII в,: самым ранним городом с «регулярной» планировкой (если не считать городов раннего средневековья, возникших на местах бывших римских castra), точнее — с прямыми улицами, считается г. Монтобан, основанный при содействии графа Альфонса Жюрден Тулузского в 1144 г. В XII в. этот тип города с прямыми параллельными (вернее, близкими к этому) улицами не получил распространения. Лишь сто лет спустя основывается ряд городов такого типа. Основателями их являются не только Альфонс де Пуатье и Эдуард I, король Англии, как это следует из слов Шуази; так же как Эдуард I основывал города в XIII в. (а не в XIV в., как говорит Шуази), в XIV в. строил города король Эдуард II. «Строителями» были также французский король и некоторые феодалы из числа стоявших на новых экономических позициях. Так, к XIII—XIV вв. относятся следующие города нового типа: Эг Морт, основ, в 1240 г. королем Франции Людовиком «Святым»»; Сент-Фуа ла Гранд, основ, в 1241— 1255 гг. Раймондом VII графом Тулузским или Альфонсом де Пуатье; Нижний Каркассон, основанный в 1247 г. королем Людовиком «Святым»; Вилль-франш де Руэрж, основ, в 1252 г. Альфонсом де Пуатье; Вилльнеф сюр Ло, основ, в 1265 г. Элеонорой де Прованс, королевой английской; Кадиллак, основ, в 1280 г. Жаном де Грайи с согласия Эдуарда I; Совтерр де Гюйенн, основ, в 1281 г. Эдуардом I; Монпазье, основ, в 1284 г. Эдуардом I; Миранд, основ, в 1285 г.; Монрсжо, Марсиак, основ, в 1298 г.; Блазимон около Совтерр, основ, ок. 1300 г.; Креон, основ, в 1313 г. Альмериком Креон с разрешения Эдуарда II, короля английского, и др. Общая схема этих городов — многоугольник или прямоугольник (см. Brinckmann, Stadtbaukunst, стр. 18).

Монпазье — один из городов, возникший путем этого соперничества —лучше всего сохранил характер средневе­кового города: улицы его широки и прямы, рынок занимает центральное положение, и улицы, ведущие к рынку, вместо того чтобы скрещиваться в центре площади, что загромождало бы ее, идут по ее краям и окаймлены глубокими портиками.

Примечание:   Город Монпазье был основан в 1284 г. королем Англии Эдуардом I на его владениях во Франции. По особенностям композиции плана Монпазье нельзя выводить заключение о характере средневекового города, как это делает Шуази. Если сравнить г. Монпазье с другими «новыми городами», т. е. городами с прямыми улицами, возникшими в XIII—XIV вв., то Монпазье не может быть признан и среди этих городов наиболее показательным. Так, центральное положение рынка не является общим правилом для городов этого типа: в Сент-Фуа ла Гранд, Близимоне, Монсегюре и других городах рынок не занимает центрального положения, т. е. наблюдается, даже при  наличии  почти  квадратной формы плана (как в Сент-Фуа ла Гранд), асимметрия, создаваемая несовпадением геометрического и композиционных центров с торговым и культовым центрами. Наоборот, в композиции плана г. Совтерр де Гюйенн (1281 г.) ясно выражены централизационные тенденции: рынок занимает центральное положение на квадратной площади, от краев которой тянутся улицы, по две с каждой стороны к городским воротам; город в схеме близок к форме ромба, в углах которого находятся ворота. Но последний тип города является еще более новым сравнительно с перечисленными в примечании городами, названными «новыми городами». О характере средневекового города нельзя судить по этим «новым городам» (как это делает Шуази): городской комплекс, как и отдельные архитектурные сооружения, не оставался в течение всего средневековья неизменным. Для истории средневековых городов, как архитектурных комплексов, может быть установлено то же подразделение на отдельные периоды, что и для всего средневекового искусства, причем в пределах того или другого периода существуют различные типы городов, хотя наиболее характерным и может быть признан какой-либо один доминирующий тип.

Характерными для первого периода средневекового искусства — для романского искусства — могут быть признаны города (вообще редкие в раннее средневековье, в период господства натурального хозяйства), типологически связанные с позднеримскими castra (лагерями) и с поселениями, в свою очередь, связанными с этими лагерями, а отчасти и с римскими городами, возникшими в эпоху империи. Сюда относятся города: Трир, Майнц, Аугсбург, Шпейер, Вормс. Страсбург, Тогерн, Ротенбург, Вена, Пассау, Зальцбург, Рсгенсбург, Кобленц, Мец, Констанц, Базель, Кёльн, Лиидау — в Германии и Эльзас-Лотарингии; Ниш, Безансон, Лион, Орлеан, Сеговия, Аоста, Спалато, Флоренция, Болонья, Верона и др. — во Франции и Италии. Непосредственная связь средневековых романских городов с позднеримскими castra, в смысле продолжения тех же неизменных композиционных начал, не имеет места, так как во времена Римской империи селения возникали около castra, а не сливались с ними в одно целое; кроме того, римские города у castra, с селениями около них (coloniae), не дошли до нашего времени, ни даже до времени господства феодальных отношений в Европе. Большинство городов было выстроено заново, не считаясь с прежним делением поселений на военную и гражданскую части, между 800 и 1100 гг.

Таким образом, в вопросе о сложении типа средневекового города периода романского искусства следует исходить, как и в области гражданской и культовой архитектуры, из проблемы освоения и переработки позднеримского наследия, а не подражания или буквального сохранения старых форм (городов, поселений) и т. д. Как средневековая базилика, будучи преемственно связана с позднеримскай и так называемой раннехристианской базиликой, по существу является новым художественным образованием, так и город эпохи романского искусства обнаруживает новые принципы композиции: как и в романской базилике (например во Франции — Сен-Бенуа на Луаре или Ссн-Жилль и др.), мы видим горизонтальную, продольную ось-улицу, пересекаемую поперечной осью, что придает композиционно-конструктивную ясность и архитектоническую связанность городскому комплексу.

Одна из улиц-осей (пример г. Аоста) заканчивается городской площадью с ратушей, рядом с которой расположен собор. Эта площадь соответствует средокрестию в указанных романских бази­ликах; вместе с тем, следует отметить, что площадь в городах этого типа, как это имеет место и в Аосте, не находится в геометрическом центре города, она смещена. Таким образом, здесь не приходится говорить о централизационных тенденциях, о характерных для римских castra  проявлениях и формах. Указанные выше принципы —   архитектоническая связанность и обособление частей, дробность (как борьба противоположных художественных начал в их единстве) — наблюдаются и в отдельных архитектурных памятниках и являются характерными для романского стиля (план г. Аоста см. у Z и с к е г P., Entwicklung des Stadtbildes, стр. 13).

Другой тип представляют собой города, возникшие из деревень, ярмарочных мест, около замка или монастыря. В раннее средневековье таких городов было очень мало, но, начиная с XII в., наблюдается, в связи с развитием ремесел и обмена, большой рост старых городов и возникновение новых из поселений, получающих муниципальные права и укрепления — городские стены. Среди городов, возникших в Германии в раннее средневековье из деревень и рыночных мест, можно назвать Ротенбург на р. Таубер, Форшхейм, Швейнфурт. Из селений при замках выросли города Нюрнберг (в 1062 г.), Мейссен (X—XI вв.), Гельнгаузен (XII— XIII вв.); при монастырях и епископских резиденциях возникли, на­пример, Сен-Жилль, Муассак — во Франции, Гильдесгейм, Эрфурт, Фульда — в Германии. В планах этих городов часто наблюдается тенден­ция к радиальности или к концентрическому расположению улиц вокруг замка или рынка, который обычно не находится в геометрическом центре города. С этими городами раннего средневековья, по-видимому, генетически связаны города XII в. и более поздние, т. е. возникшие или получившие свое архитектурно-художественное оформление в эпоху готики и в особенности в переходное время от романского стиля к готике. Сюда относится Каркассон, основанный еще вестготами около римской Citadello Carcaso (стены и основные композиционные особенности городского комплекса относятся к XIII в.), Шорт, Сен-Макэр — во Франции, Кенигсберг (1255 г.) — в Германии и др.

Планы этих городов, сохраняя лишь в известной степени отголоски радиального расположения улиц, по существу, чужды уличной и квартально-уличной системе планировки. Улицы здесь заменяются проездами между группами домов и отдельными домами. Борьба художественных начал, характерная для ранней готики XII—XIII вв., здесь налицо: дробность и обособленность частей художественного целого берут перевес над началом архитектонической связанности; отсюда город представляет собой (в качестве преобладающей черты) совокупность обособленных друг от друга групп домов (дома объединены в группы обычно по признаку общности производства, ремеслу и пр.) с проездами между ними, заменяющими улицы и лишь в известной степени связывающими эти группы домов.

Таким образом, если в раннее средневековье две или, по преимуществу, одна улица являлись, так сказать, артериями города, которые связывали обособленные в некоторой степени части городского комплекса в единое целое (т. е. служили целям архитектонической связанности), то здесь наблюдается, как преобладающая особенность, как бы распад города, обособление частей городского комплекса.

Так называемые «новые города» XIII— XIV вв. во Франции обнаруживают ренессансные черты буржуазного реализма, как определенной струи в готическом искусстве, — черты, которые получают свое господство в искусстве ренессанса. Упомянутый выше г. Совтерр де Гюйенн обнаруживает уже элементы города эпохи барокко (см. Brinckmann, Stadtbaukunst, стр. 15 и ел.; Zucker, упом. соч., стр. 11 и ел.; Menrer E., Der mittelalterlichie Stadtgrundriss, Berlin 1914 г.; Klaiber Chr., Die Gnundriss-bildung der deutschen Stadt im Mittelalter, Berlin 1921.

Вопросы ориентации по странам света были изучены с величайшим вниманием: нигде улицы не имеют такого направления по странам света, которое лишает половину домов солнца, а обитателей другой половины заставляет испытывать попеременно жару и холод.

Все в этих планах обосновано. Беспорядочность существует только в тех городах, где дома постепенно нагромождались на небольшой защищенной территории; приходилось тесниться либо в очень узкой крепостной ограде, либо у подножия замка. Отсюда этот живописный беспорядок, который, однако, был присущ и античным городам в эпохи наивысшего расцвета и который создает такие богатые эффекты контраста. 

Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер