Строительные материалы: КАМЕНЬ

В древнерусском зодчестве широко применяли камень. Для фундаментов обычно использовали валуны, как крупные, так и довольно мелкие. При смешанной кладке стен в памятниках эпохи Киевской Руси употребляли крупные необработанные камни: кварцит, гранит или гнейс, с более или менее плоскосколотой лицевой поверхностью. (Викторов А. Каменоломни Древней Руси // Архитектура и строительство Москвы. 1987. №8. С. 29.) В тех же случаях, когда в памятниках конца XII в. камни в кладке стен играли только декоративную роль (гродненская архитектурная школа, церковь Василия в Овруче), подбирали экземпляры различного цвета. Лицевая поверхность таких камней делалась плоской и подшлифовывалась (рис. 31). В отдельных случаях лицевая поверхность шлифовалась даже на три грани (рис. 32). (Викторов А. Каменоломни Древней Руси // Архитектура и строительство Москвы. 1987. №8. С. 29.)

В памятниках Киева, Чернигова и Переяславля XI и частично XII в. в качестве декоративного материала широко применяли так называемый красный шифер, т.е. пирофиллитовый сланец. Камень этот использовали для карнизных плит, покрытия пола, парапетов хор и т.д. В первой половине XII в. красный шифер применяли и в полоцком зодчестве. Пирофиллитовый сланец имеет выходы в районе г. Овруча, где существовали каменоломни для его добывания: пирофиллитовый сланец встречается также и на Днепре севернее Киева. (Оссовский Г.О. Откуда привозили красный шифер, встречаемый как в древних храмах, так и в других памятниках Киева // Тр. III археол. съезда. Киев, 1878. Т. 2. С. 159. О районах, где имеются месторождения пирофиллитового сланца, см., напр.: Левицкая В.И. Материалы исследования палитры мозаик Софии Киевской // Визант. временник. 1963. Т. 23. С. 143, примеч. 51.) Помимо того что камень этот очень удобен в обработке, он обладает красивым цветом — различными оттенками лилового, фиолетового, реже — розового. Очень возможно, что византийские зодчие начали применять красный шифер на Руси из-за его сходства по цвету с популярным в Византии пурпуром. (О роли пурпура в византийской культуре см.: Бычков В.В. Византийская эстетика. М., 1977. С. 103.) В Смоленске, где пирофиллитовый сланец не употребляли, в ряде памятников отмечено наличие плит красновато-лилового песчаника, очевидно использовавшегося взамен красного шифера.

В памятниках новгородского зодчества применяли местную известняковую плиту. В новгородской Софии и памятниках первой половины XII в. в кладку обычно шли плиты, высеченные из плотного светло-серого известняка. Позднее, во второй половине XII—начале XIII в., употребляли и более пористый ракушечник бурого, красноватого и зеленоватого цветов. (Штендер Г.М. Древняя строительная техника как метод изучения русского зодчества // Архитектурное наследие и реставрация. М., 1986. С. 13.) Плиты обрабатывали лишь начерно, без точной их отески. Размер плит обычно около 15—20 см по высоте, иногда доходит до 30 см.

Камни, приготовленные для декоративного оформления стены Камень для декоративного оформления стены. Волковыск
Рис. 31. Камни, приготовленные для декоративного оформления стены   Рис. 32. Камень для декоративного оформления стены. Волковыск

Совершенно по-иному применяли камень в галицком зодчестве. Прежде всего здесь тщательно выбирали для обработки определенный сорт известняка. (Пастернак. С., Гаврилишин В. Початок каменярськоi промисловостi на захiдному Подiллi / / Пам'ятники Украiни. 1973. № 1. С. 33; см. также: Пастернак. С.И. Строительный камень галицких построек: Докл. на пленуме ИА АН УССР. Львов, 1970. Следует отметить, что для испытания качества камня даже в XIX в. считали необходимым срок не менее года (Замечания, как узнавать качество и доброту главных строительных материалов. СПб., 1812. С.З.) Для построек в галицком Звенигороде использовали грубозернистый известняк с большим процентом песка, залежи которого имелись поблизости, но в других случаях камень подвозили из довольно отдаленных мест. Так, при строительстве в Галиче применяли теребовльский песчаник и травертин, добываемые в районе Бучача, т.е. примерно в 50 км к востоку от города. В постройках Галича широко употребляли также детритовый известняк из района Николаева — в 70 км от Галича, где известны большие старые каменоломни. Оттуда камень могли доставлять в Галич водой — по Днестру. При строительстве Успенского собора в Галиче вместе с известняком использовали также алебастр; для строительства церкви в Перемышле — песчаник мелового периода, добываемый в местных открытых выработках. (Bargiel В., Zakoscielna А. Строительный материал архитектуры польско-русского рубежа в раннем средневековье // Тез. докл. пол. делегации на V Междунар. конгр. слав, археологии, Киев, 1985. Warszawa, 1985. С. 234.)

Так же тщательно подбирали сорт камня и для владимиро-суздальских построек. (Флоренский П.В., Соловьева М.Н. Белый камень белокаменных соборов // Природа. 1972. № 9. С. 48-53. Менее детальные сведения см.: Рейтлингер Е.А. Белый камень построек Древней Руси // Там же. 1964. № 4. С. 81.) Камень, примененный здесь в строительстве, всюду хорошего качества — крепкий, белый, морозоустойчивый. Это, как правило, известняк среднекаменноугольного возраста, нижней зоны мячковского горизонта. (Технические характеристики мячковского камня см.: Викторов A.M., Звягинцев Л.И. Белый камень. М., 1981. С. 26.) Выходы такого камня имеются к югу от Москвы в районе Подольска, где известны старые каменоломни. Подвоз камня на строительство мог осуществляться по воде — Пахре, Москва-реке, потом волоком в Ворю и далее по Клязьме; весь путь до Владимира занимал около 200 км. Возможно, однако, что использовали камень и из района Касимова. (Степанов В.Я., Флоренский К.П. Наблюдения над характером разрушения белокаменных памятников архитектуры Владимиро-Суздальской Руси XII-XIII вв. // Тр. Ин-та геол. наук. 1952. Вып. 146. С. 77; Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV вв. М., 1961. Т. 1.С. 328.) Кроме того, во владимиро-суздальских постройках применяли туф, выходы которого есть близ г. Коврова. (Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV вв. М, 1962. Т. 2. С. 116.)

Блоки камня в галицкой и владимиро-суздальской архитектуре тщательно отесывали с лицевой стороны и с боков: необработанной оставалась только одна сторона, обращенная внутрь. О том, какими инструментами обрабатывали камень, можно судить по их следам, остававшимся на отесанной поверхности. (Новаковская С.М. Каменотесное дело Владимиро-Суздальской Руси в XII-XIII в. // СА. 1986. № 3. С. 72-83. О характере обработки камня в средневековой Европе см.: Friederich К. Die Steinbearbeitung in ihrer Entwicklungvom 11 bis 18 Jahrhundert. Augsburg, 1932; Chauvel A. Etude sur la taille des pierres au Moyen Age // Bull, monumental. 1934. T. 93. P. 435- 450.) Чаще всего применяли двусторонний инструмент на ручке, типа молоточка с острыми лезвиями; по современной терминологии — тесовик. Употребляли обычно тесовики с прямым лезвием и профильной заточкой. Кроме того, пользовались теслами с выгнутым лезвием и скарпелями — тип стамески с прямым и полукруглым лезвиями. Судя по венгерским аналогиям, в ходу были три типа инструментов: молотки, топоры и долота. (Nagy E. La dotation des pierres sculptees d'apres les traces d'outils // La formation et le deve-loppement des metiers au Moycn Age. Budapest, 1977.) Там, где камни не подвергались более поздним чинкам и переделкам, почти всюду на поверхности видны следы обработки — косая или прямая насечка узкими полосками (рис. 33, 34). На многих блоках есть гладкие бортики, оконтуривающие обработанную поверхность камня. Такие бортики, сделанные плоским долотом, представляют собой видимые следы подготовительной обработки камня, фиксирующие форму блока. (В Венгрии подобные бордюры были характерны только для периода от XII до XIV в. (Nagy E. Op. cit. P. 6)

Обработка поверхности камня. Спасская церковь в Галиче Обработка поверхности камня. Раскопки галереи владимирской церкви Покрова на Нерли
Рис. 33. Обработка поверхности камня. Спасская церковь в Галиче   Рис. 34. Обработка поверхности камня. Раскопки галереи владимирской церкви Покрова на Нерли

Блоки тесаного белого камня не имели стандартных размеров. Во владимиро-суздальском зодчестве, а также, судя по церкви Пантелеймона, в галицком высота блоков обычно колебалась от 30 до 45 см, длина — от 40 до 60 см, порой даже до 80 см. Блоки, на которых были вырезаны скульптурные изображения во владимирских памятниках, иногда достигали в высоту 60 см. Блоки туфа, использованные в строительстве Суздальского собора, имели высоту 8—10 см при длине 24—30 см.

На камнях церквей в Кидекше и Переславле-Залесском есть многочисленные знаки, прорезанные острым инструментом. Многие из них (кресты), вероятно, имели вотивный характер; другие, возможно, определяли положение камня в кладке. (На камнях романо-готических построек также имеются знаки; среди них - служебные, отмечающие расположение камня в постройке, и знаки - подписи мастеров или руководителей строительства. Однако наиболее распространенными были знаки, фиксировавшие количество обработанных камней. Это не подписи мастеров, а знаки, связанные с контролем количества и качества отесанных камней. По-французски такие знаки называются "marques de tacherons", по-английски - "task-marks" (см., напр.: Gadomski J. Znaki kamieniarskie w Polsce od roku 1100 do polowy XIII w. // Folia historiae artium. 1966. T. 3. S. 27; см. также: Friederich K. Op. cit.)

П. А. Раппопорт. Строительное производство Древней Руси (X-XIII вв.)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер