Строительные материалы: КЕРАМИЧЕСКИЕ ПОЛОВЫЕ ПЛИТКИ

Одним из видов материалов, получивших очень широкое распространение в русском строительстве домонгольской поры, были поливные керамические плитки. Плитки эти применялись для выстилки полов. Употребление плиток можно видеть в самых ранних памятниках русского монументального зодчества. Так, их, по-видимому, использовали уже при строительстве Десятинной церкви. (Каргер М.К. К вопросу об убранстве интерьера в русском зодчестве домонгольского периода // Тр. Всерос. академии художеств. Л.; М., 1947. Т. 1. С. 20. Сводка материала по керамическим плиткам дана в статье Т. А. Чуковой (см.: Чукова Т. А. Древнерусские керамические поливные плитки // КСИА. 1987. Вып. 190. С. 13-19) Впрочем, полы Десятинной церкви были, очевидно, позже частично реконструированы, о чем можно судить по находке плиток со «знаками Рюриковичей», имеющих форму, типичную для XII в. Поэтому нет полной уверенности в том, что найденные при раскопках Десятинной церкви остатки плиточных полов действительно относятся к первоначальному памятнику. Однако в киевском Софийском соборе плитки безусловно были применены уже при его возведении.

Вряд ли можно сомневаться в том, что употребление поливных керамических плиток было занесено на Русь константинопольскими мастерами. Но в византийской архитектуре полы делались в основном из мрамора, а не керамики. На Руси мрамора не было, и здесь пришлось перейти на другой материал — поливную керамику, которая в самой Византии применялась не для полов, а для архитектурных деталей— капителей и карнизов. (Talbot Rice D. Byzantine polychrome pottery // Cahiers archeologiques. Paris, 1954. T. 7. P. 77. Впрочем, по-видимому, иногда плиты применяли в Константинополе и для полов (Ettinghausen E.S. Byzantine tiles from the basilica in the Topkapu Sarayi and Saint John of Studios // Cahiers. archeologiques. Paris, 1954. T. 7. P. 80-87). Были попытки связать появление на Руси расписной керамики и плиток с Болгарией (Шелковников Б.А. Киевская керамика X-XI вв., расписанная цветными эмалями // СА 1955. Т. 23. С. 182). Предположение это не подтверждается материалами. Очевидно, русская поливная посуда, как и плитки, также связана не с Болгарией, а с Грецией (Макарова Т.И. О происхождении поливной посуды на Руси // СА 1963. № 2. С. 250) При распространенной тогда на Руси обуви с мягкой подошвой использование поливной керамики для настилки полов было вполне возможно и рационально. Так началось на Руси употребление поливных плиток для убранства полов, получившее в дальнейшем, особенно в XII в., очень широкое распространение Встречающееся в литературе предположение, что плитками облицовывали также поверхности стен внутри зданий, не подтверждается. Лишь в гродненской архитектурной школе плитки использовали для декоративного убранства наружных стен храмов. (Возможно, что так же использовались плитки и в белгородской церкви Апостолов (Полонская Н.Д. Археологические раскопки В.В. Хвойко 1909-1910 гг. в мест. Белгородке / / Тр. Моск. предвар. ком. XV археол. съезда. М., 1911. Т. 1. С. 59)

Плиточные полы применялись на Руси в основном в зданиях храмов, при этом не только каменно-кирпичных, но иногда и деревянных. Судя по отдельным находкам, плитки, видимо, украшали также полы богатых гражданских построек-дворцов. Наиболее простым вариантом убранства полов было покрытие их квадратными плитками, уложенными по диагонали к оси здания (рис. 38). Плитки покрывались поливой одного из трех цветов: желтого, зеленого, вишнево-коричневого. При диагональном расположении плиток ряды одного цвета оказывались идущими вдоль продольной оси храма, т.е. от западного входа к алтарю. У стен диагональные ряды образовывали треугольные пространства, куда укладывались треугольные плитки, создававшие кайму полового набора. Таким образом, набор состоял из значительного количества квадратных плиток и небольшого — треугольных. Существовали, однако, и более сложные наборы из тех же квадратных и треугольных плиток. Известны случаи, например, когда при раскопках встречали большее количество треугольных плиток, чем квадратных. Возможно, что такие полы представляли собой не один сплошной набор, а несколько, разделенных прямыми линиями; подобные наборы должны были давать значительное увеличение количества треугольных плиток. Быть может, именно такой рисунок пола изображен на кирпиче из Борисоглебского собора на Смядыни в Смоленске (рис. 39). В тех случаях, когда полы из поливных плиток находили не в основном помещении храмов, а в их апсидной части или в притворах, плитки обычно лежали сторонами не по диагонали, а параллельно стенам.

Переяславль. Церковь Михаила. Пол в западном притворе Переяславль. Церковь Михаила. Пол в западном притворе
Рис. 38 - 39. Переяславль. Церковь Михаила. Пол в западном притворе  

Отмечены случаи, когда в раскопках находили только треугольные плитки, без квадратных. Примером может служить подкупольный квадрат церкви «Старая кафедра» во Владимире-Волынском. (Раппопорт П.А. "Старая кафедра" в окрестностях Владимира-Волынского // СА. 1977. №4. С. 261.) Там треугольные плитки, вероятно, создавали более сложный лучевой узор, сходящийся к центральному кругу — «омфалию». Небольшой участок такого набора был обнаружен при раскопках деревянной церкви в Звенигороде. (Иоаннисян О.M., Могитыч И.Р., Свешников И.К. Церковь Параскевы Пятницы в Звенигороде на Белке // ПКНО: Ежегодник 1981. Л., 1983. С. 494.)

При раскопках церкви на Северянской улице в Чернигове (начало XIII в.) найдены удлиненные прямоугольные плитки, покрытые поливой двух цветов (по половине плитки каждого цвета). (Большаков Л.Н., Коваленко В.П., Раппопорт П.А. Новые данные о памятниках древнего зодчества Чернигова и Новгорода-Северского // КСИА. 1989. Вып. 195. С. 55.)

Кроме одноцветных плиток применяли плитки с разноцветной росписью. Наиболее распространенный вариант росписи — «скобочки», исполненные в технике фляндровки. Часто употребляли также различные разводы и кружки. Встречались и более сложные рисунки, изредка даже с изобразительными мотивами. (Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси... Т. 1. Рис. 153, 230.) Орнаментация делалась техникой надглазурной росписи; эта техника росписи по керамике отлична от применявшейся в Византии, на Востоке и на Западе. (Макарова Т.И. Поливная керамика в Древней Руси. М., 1972. С. 10. О технике изготовления поливных плиток см. также: Александровский Б. А. Поливные половые плитки из раскопок детинца во Владимире // МИА. 1949. № 11. С. 239; Филиппова С.В. Архитектурная майолика. М., 1956. С. 34; Щапова Ю.Л. Плитчатый пол вновь открытой церкви на Соборной горе Смоленска // Культура Древней Руси. М., 1966. С. 305. А. Р.Тищенко выдвинул предположение, что техника поливной керамики возникла на Руси не под влиянием Византии, а имела в Среднем Поднепровье более глубокие корни, связанные с производством эмалей (см.: Тищенко А.Р. До питания про технiку виготовлення давньоруських полив'яних керамiчних плиток // Археологiя. 1970. Т. 24. С. 79). Предположение это совершенно неприемлемо, поскольку между временем производства в Среднем Поднепровье эмалей и производством русской поливной керамики находится лакуна более чем в пять веков.) Плитки обычно имели небольшие размеры. Наиболее распространенными были плитки со сторонами 12—14 см при толщине около 2 см. Иногда употребляли более крупные или, наоборот, более мелкие плитки. Так, например, во владимиро-суздальских памятниках размер сторон плиток был порой около 20 см, а толщина плиток Боголюбовского собора — до 6 см. (Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси... Т. 1.С. 226, 479.) В церкви Апостолов в Белгороде использовались плитки размером 27 х 27 см. Изредка применяли еще более крупные плитки. Особое место занимают плитки киевского Софийского собора. Здесь на хорах и в галерее сохранились участки полов, квадратные плитки которых имели размер сторон 70—71 см. (Тоцька I.Ф., Ерко О.Ф. До icтopii пiвнiчноi галереi Софii Киiвськоi // Археологiчнi дослiдження стародавнього Киева. Киiв, 1976. С. 121-123.) Края плиток вертикальные или скошенные. Причем известны случаи, когда часть плиток набора имела вертикальные края, а часть — скошенные. Нижняя сторона плиток, как правило, гладкая, но во владимиро-суздальском зодчестве использовались также плитки, у которых на нижней стороне были бортики, типа невысокой румпы. (Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси... Т. 1.С. 310, 479.)

Фигурная плитка. Смоленск. Троицкий собор на Кловке  Фрагмент половой плитки. Смоленск. Церковь на Окопном кладбище  Рельефная керамическая плитка. Галич
Рис. 40. Фигурная плитка. Смоленск. Троицкий собор на Кловке   Рис. 41. Фрагмент половой плитки. Смоленск. Церковь на Окопном кладбище   Рис. 42. Рельефная керамическая плитка. Галич  

Примерно с конца XI в. на Руси наряду с обычными наборами из квадратных плиток стали применять и более сложные — из фигурных плиток. Последние бывали как одноцветные (тех же основных цветов — желтых, зеленых и вишнево-коричневых), так и с росписью. Роспись — обычно цветные кружки на фоне другого цвета (рис. 40). В Смоленске при раскопках церкви на Окопном кладбище была обнаружена плитка с треугольными в плане впадинами (глубиной около 1 см) для инкрустации каким-то иным материалом (рис. 41). (Воронин Н.Н., Раппопорт П. А. Указ. соч. С. 296.) Под влиянием романского искусства в галицком зодчестве нашли применение плитки с рельефным орнаментом (рис. 42). (Малевская М.В., Раппопорт П.А. Декоративные керамические плитки древнего Галича // Slovenska archaeologia. 1978. Т. 26, вып. 1. С. 87-98. О применении рельефных керамических половых плиток в романском зодчестве см., напр. Fotter R. Geschikte der europaischen Fliesenkeramik vom Mittelalter bis zum Jahre 1900. Strassburg, 1901; Hojdova D., Nechvatal B. Ranestredoveke dlazdice v Cechach // Pamatky archeologicke. Praha, 1970. T. 61. P. 100; Zaki A. Archeologia Matopolski wczesnoszedniowicznej. Wrocfaw, 1974. P. 251.)

Поливные керамические плитки применяли во всех архитектурных школах Древней Руси. Сложные декоративные наборы были найдены в памятниках Киева, Полоцка, Смоленска, Гродно, во Владимиро-Суздальской земле. Наибольшее разнообразие форм фигурных плиток выявлено при раскопках в Пинске. (Равдина Т.В. Поливные керамические плитки из Пинска // КСИА 1963. Вып. 96. С. 110. К сожалению, раскопками не было установлено, с каким памятникам зодчества связан найденный набор плиток.) Плитки с рельефным орнаментом обнаружены только в памятниках Галицкой земли. В Новгороде применялись лишь простые наборы из одноцветных квадратных и треугольных плиток. Очень редко удается восстановить первоначальную схему рисунка пола, убранного фигурными плитками. (Малевская М.В. К реконструкции майоликового пола Нижней церкви в Гродно // Культура Древней Руси. М., 1966. С. 146.)

Судя по встречающимся на плитках отпечаткам волокон дерева, формовались они в деревянных рамках. Тесто плиток обычно очень тонко отмученное, плотное. Сердцевина в большинстве случаев имеет темно-серый цвет, а поверхность — красный, что свидетельствует о системе восстановительного обжига. Впрочем, достаточно часто встречаются серии плиток, тесто которых насквозь красное. Изредка попадаются толстые плитки с более рыхлым, кирпичеобразным тестом. Во владимиро-суздальском зодчестве известны также тонкие плитки с белым тестом. (Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси... Т. 1. С 482.)

Мастерские для изготовления и обжига поливных плиток до сих пор нигде не изучены. Очень вероятно, что плитки формовались и обжигались вместе с кирпичами. Так, при раскопках собора на Протоке в Смоленске выяснилось, что для закладки отверстий от пальцев лесов были использованы плитки без поливы, т.е., вероятно, полуфабрикаты. (Воронин H.H., Раппопорт П.А. Указ. соч. С. 320.) Видимо, производство этих плиток было связано с организацией строительства самого храма. Однако, с другой стороны, технология производства поливы была родственна производству стекла и смальты. Таким образом, очевидно, что плитки изготовлялись в два этапа: сперва — формовка и обжиг, потом — полива и роспись. При этом второй этап мог осуществляться даже в другой мастерской. По сведениям В.В. Хвойки, он раскопал в центральной части Киева остатки мастерской для изготовления поливных плиток. (Хвойка В.В. Древние обитатели Среднего Приднепровья. Киев, 1913. С. 70. Возможно, что специальная печь для обжига плиток раскопана в Старой Рязани. Это была круглая площадка (быть может, под печи?) диаметром около 1.3 м, сложенная из сырцовых плиток на глине и подвергавшаяся сильному обжигу; размер плиток 10 х 9 х 5 см (Крейтон В. Дневник раскопок, проведенных в 1902 г. на городище Старой Рязани // Тр. Рязан. учен, архив, комис. за 1903 г. Рязань, 1904. Т. 18, вып. 2. С. 202) Здесь были найдены многочисленные плитки, «куски разноцветной эмалевой массы» и тигельки из огнеупорной глины. Некоторые тигельки имели по две ячейки, где сохранились следы эмали двух цветов. При раскопках 1936—1937 гг. на этой же территории были вновь найдены такие тигельки. (Каргер М.К. Древний Киев. Т. 1. С. 466.) Остатков печи для обжига плиток не обнаружено; возможно, в данной мастерской только покрывали поливой плитки, сделанные в другом месте. (К сожалению, неизвестно, как осуществлялось изготовление поливных керамических плиток на Западе. В Англии были обнаружены остатки мастерской, где производили такие плитки во второй половине XIV в., но сама печь не исследована. Совмещался ли в этой мастерской обжиг плиток с покрытием их поливой - не ясно (см.: Eames E. The products of a medieval tile Kiln at Bawsey, King's Linn // The Antiquaries Journ. 1955. Vol. 35, N 3-4. P. 162). В Чехословакии раскопан развал печи XIII в., в котором найдены рельефные плитки без поливы и обломки кирпичей (cм.:Hejna A. Stredoveka stanice ricni plavby v Cervene nad Vltavou // Archeologicke rozhledy. 1962. R. 14, soz. 4. S. 505) Поливные плитки и тигельки были найдены также при раскопках мастерской конца XI в. в Киево-Печерском монастыре, где изготовляли смальту и стекло. (Богусееич В. А. Мастерские XI в. по изготовлению стекла и смальты в Киеве // КСИАУ. 1954. Вып. 3. С. 19.) В 1984 г. на киевском Подоле обнаружили выплески поливы и поливные плитки, не бывшие в употреблении, - быть может, следы производства. (Сагайдак.М.А. Раскопки киевского Подола // АО 1984 г. М., 1986. С. 303.)

На нижней или боковой стенках плиток изредка встречаются выпуклые знаки. Значение их не установлено, но поскольку в большинстве случаев знаки эти типа «княжеских», возможно, что они являлись знаками заказчика или же (что почти всегда совпадало) того князя, которому принадлежала мастерская.

П. А. Раппопорт. Строительное производство Древней Руси (X-XIII вв.)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер