Советское градостроительство 1917 - начало 1930-х

Отмена частной собственности на землю и крупное недвижимое имущество, а также государственное планирование народного хозяйства определили новое содержание градостроительства, его направленность на удовлетворение интересов всех трудящихся. Потребности промышленного и сельскохозяйственного развития страны с неизбежностью связывались с проблемами расселения.

Период развития советской архитектуры с 1917 по 1932 г. в области градостроительства можно разделить на два этапа. Первый-это этап осознания архитекторами новых, дотоле необычных задач, проектных поисков, экспериментов и теоретических разработок градостроительных предложений, поскольку крупных градостроительных работ до 1926г. практически не было. Второй этап связан с ростом объемов реального строительства, возникновением новых населенных пунктов, вызванных к жизни интенсивным развитием промышленности в годы осуществления первого пятилетнего плана (1928-1932 гг.). В этот период внимание архитекторов было сосредоточено как на общей проблематике социалистического расселения, так и на разработке принципиальной структуры социалистического города.

Первые градостроительные работы были связаны с созданием генеральных планов Москвы и Петрограда. В 1918 г. проф. Б. Сакулин, разрабатывая «Город будущего», составил план районной планировки большой территории, прилегающей к Москве.........

Схема районной планировки Москвы. 1918 г. проф. Б. Сакулин Схема районной планировки Москвы. 1918 г. проф. Б. Сакулин 

..........В специально организованной в 1918 г. архитектурной мастерской Моссовета под руководством А. Щусева и И. Жолтовского был разработан генеральный план столицы, получивший название «Новая Москва» (1918-1924 гг.).........

Проект «Новая Москва». А. Шусев (1918-1924 гг.) Проект «Новая Москва». А. Шусев (1918-1924 гг.)

В этот же период инж. С. Шестаков создает проект «Большой Москвы» (1921-1925 гг.), также основывающийся на исторически сложившейся радиально-кольцевой структуре города, общая территория которого увеличивалась до 200 тыс. га (территория Москвы была в 1912 г. 17,7 тыс. га, в 1929 г. 24,4 тыс. га, в 1933 г. 28,5 тыс. га)............

Проект «Большая Москва» С. Шестаков (1921 – 1925 гг.) Проект «Большая Москва» С. Шестаков (1921 – 1925 гг.)

.............Под руководством И. Фомина в 1918-1923 гг. разрабатывается проект урегулирования Петрограда. Так же, как и в проекте «Новая Москва», здесь предусматривалось сохранение исторически сложившегося центрального района города как единого ансамбля с расчисткой от поздних пристроек исторически ценных памятников архитектуры. Разуплотнение и введение в центр города зелени, размещение новых благоустроенных жилых районов на месте прежних рабочих окраин, а также создание зеленого пояса вокруг города с включением в зону его влияния пригородных поселков — все это были качественно новые черты, характерные для социалистического  подхода   к   реконструкции города.

В плане «Большого Ярославля», разработанном в 1920-1922 гг. под руководством С. Тартаковского, предусматривалось наряду с реконструкцией и восстановлением самого города создание пригородных малоэтажных поселков, например Дядьково, и др.

В 1924 г. А. Таманян создает проект планировки и реконструкции Еревана. Основной идеей генерального плана было создание города-сада с новым центром, застроенным монументальными общественными зданиям (в дальнейшем площадь Ленина). В последующий период проект был переработан. Тем не менее на протяжении ряда лет генеральный план Таманяна служил основой для работ по реконструкции города. Площадь В. И. Ленина — центральная площадь города-начала застраиваться Таманяном в 1926 г. и была завершена уже после Великой Отечественной войны его учениками и последователями.

Первые проектные работы по реконструкции Москвы, Ленинграда, Еревана, Ярославля и других городов были нацелены на улучшение санитарно-гигиенических условий жизни трудящихся. В этих проектах впервые решалась важная в социальном плане задача смягчения контрастов между центром и окраинными районами города путем разгрузки центральной части и создания на периферии благоустроенных жилых районов.

Восстановительный период народного хозяйства закончился в 1928 г. Был утвержден первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР. Центральной задачей пятилетнего плана было   превращение   СССР   из   страны аграрной в страну индустриальную. Намечалось построить 17 новых городов с населением по 50 — 200 тыс. чел. В этот период создаются проектные институты градостроительного   профиля — в   Москве Гипрогор и на Украине Гипроград, которые развернули большую работу по составлению генеральных планов новых городов и по районной планировке. В течение   1929—1930 гг.   проходили   оживленные дискуссии по проблемам расселения. Столкнулись концепции урбанизма и дезурбанизма. Урбанисты считали, что единственно прогрессивной формой расселения является  растущий  город с высокой плотностью населения. Их идеолог экономист-статистик Л. Сабсович, принимавший участие в составлении первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР, считал, что расселение в СССР должно быть решено сетью взаимосвязанных социалистических городов — промышленных, сельскохозяйственных и смешанного профиля с населением 50—80 тыс. чел. каждый. Эти новые рационально построенные города должны были заменить существующую сеть городов по всей стране в течение 10—15 лет. Создание таких городов рассматривалось как обязательное условие построения социалистического общества. В городах намечалось полное обобществление всех форм культурно-бытового обслуживания за счет государства (общественное воспитание детей, расселение взрослых в домах гостиничного типа, где каждый человек получает отдельную комнату, а дом в целом располагает различного рода обслуживающими учреждениями и помещениями для целей общения).

Идеологом дезурбанизма выступил экономист М. Охитович, которого поддерживали некоторые члены ОСА, в том числе М. Гинзбург. Дезурбанисты механически    воспринимая    справедливую критику    капиталистического    города Марксом, Энгельсом и Лениным, вообще отрицали города как перспективную форму расселения. Они предлагали создание сети современных разветвленных и технически оснащенных магистралей, вдоль которых  располагаются ленты жилых поселений («ни город, ни деревня») и параллельно им полосы промышленности, аграрные комплексы, учреждения науки и культуры. Связи жителей   ленточной   структуры   поселения предполагалось обеспечивать при помощи развитого в техническом отношении общественного и личного транспорта (автомобиль, как считали дезурбанисты, будет   иметь   каждый   человек).   Основным типом жилища предполагался индивидуальный домик на одного человека из легких конструкций (в частности, сборных деревянных) со сроком амортизации не более 10 лет. Все культурно-бытовое   обслуживание   предполагалось только обобществленным, причем отделение детей от родителей для воспитания и образования за счет государства намечалось еще более последовательно, чем у урбанистов.

Острота и сложность в решении проблемы расселения состояла в том, что подобного рода совершенно фантастические идеи разделялись многими архитекторами, рядом работников Госплана СССР и РСФСР.

В качестве примера урбанистского решения можно привести проект города-коммуны Автостроя (А. Крутиков, В. Лавров, В. Попов, 1929 г.) на 50 тыс. чел. для начатого строительством авто­мобильного завода в районе Нижнего Новгорода. Предложенный ими город состоял из жилых комбинатов по 8 тыс. чел. каждый с обобществленной систе­мой культурно-бытового обслуживания. В общественный центр входили зал собраний, столовая, спортивный зал, клуб, библиотека, амбулатория,  хозяйственные учреждения, гараж, открытый стадион. Детские учреждения приближены к жилым комбинатам. Промышленность отделена от жилой и общественной зоны широкой полосой зелени.

Характерным примером урбанистского решения является также проект генерального  плана  Кузнецка А. и Л. Весниных (1930 г.), выполненный в связи с развернувшимся строительством металлургического комбината. По проекту весь город состоял из отдельных  жилых   комплексов — домов-коммун. Каждый дом имел полный комплекс обслуживания и детские дошкольные и школьные учреждения.

Проект планировки посёлка Шатура. Братья Веснины. 1918 г. Проект планировки посёлка Шатура. Братья Веснины. 1918 г. 

В том же 1930 г. А. и Л. Веснины запроектировали генеральный план Сталинграда.........

Генеральный план Сталинграда. А. и Л. Веснины. 1930 г. Генеральный план Сталинграда. А. и Л. Веснины. 1930 г.

.........С рядом дезурбанистских проектов выступили архитекторы Стройкома РСФСР под руководством М. Гинзбурга. Дезурбанистские принципы линейного расселения, разработанные М. Гинзбургом и М. Охитовичем, нашли отражение в конкурсе на проект Магнитогорска в 1930 г. М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов, М. Охитович разработали в 1929 — 1930 гг. проект города, получивший название Магнитогорье, основной планировочной идеей которого было создание восьми функциональных полос вдоль шоссе, на каждом километре которого располагался сектор общественных и культурных учреждений. По идее авторов, жилые пояса соединяют промышленность с центрами сельскохозяйственного производства, что, по их мнению, могло способствовать ликвидации различий между городом и деревней.

Близко к подобной структуре решал Магнитогорск в своем проекте И. Леонидов, пытаясь соединить в известной мере обе концепции — урбанизма и дезурбанизма..........

Конкурсный проект Магнитогорска. И. Леонидов. 1930 г Конкурсный проект Магнитогорска. И. Леонидов. 1930 г.

............В ходе дискуссии подверглись резкой критике и предложения урбанистов о «социалистическом городе» как единственном элементе расселения, их идея полного обобществления культурно-бытового обслуживания в качестве средства раскрепощения женщин от пут домашнего хозяйства и столь же утопичные предложения дезурбанистов.

Отмечалась экономическая необоснованность подобных рекомендаций, явное преувеличение материальных возможностей на ближайшую перспективу и жизнестроительной роли архитектуры, якобы способной собственными средствами перестроить жизнь. Такие предложения оценивались как «забегание вперед», «левая фраза», «полный отрыв от жизни» и т. п. Прозвучали также вполне обоснованные упреки по поводу всех «левых» проектов, что они игнорируют исторический опыт градостроительства и, в частности, проблему красоты города.

Дискуссия по вопросам расселения закончилась 21 мая, а 29 мая 1930 г. было опубликовано постановление ЦК ВКП(б) «О работе по перестройке быта», которое, поддерживая идею развития общественного питания, строительства детских садов и яслей, категорически осудило полуфантастические, а потому вредные попытки одним прыжком перескочить преграды на пути к социалистическому переустройству быта. Отметив максималистские идеи урбанизма и дезурбанизма в области обобществления быта, постановление констатировало, что «проведение этих вредных, утопических начинаний, не учитывающих материальных ресурсов страны и степень подготовленности населения, привело бы к громадной растрате средств и дискредитировало саму идею социалистического переустройства быта» (Правда» от 29 мая 1930 г., № 146.).

Вместе с тем ряд проектных идей, переосмысленных в более реалистическом ключе, получил дальнейшее развитие и повлиял на предложения последующих лет. Так, в 1930 г. уже после выхода указанного постановления Н. Милютин выступил с идеей зонального города. Он справедливо отмечал, что важнейшей проблемой в расселении является прежде всего равномерное размещение производительных сил по всей стране с учетом природных ресурсов и потребностей народного хозяйства...........

Поточно-функциональная схема планировки города. Н. Милютин. 1930 г. Поточно-функциональная схема планировки города. Н. Милютин. 1930 г. 

................Жизненные потребности строительства требовали определенности в вопросах градостроительства. 15 июня 1931 г. состоялся Пленум ЦК ВКП(б), который рассмотрел вопрос о московском городском хозяйстве и развитии городского хозяйства СССР. Еще раз были осуждены как недооценка темпов развития «бытового обслуживания рабочего и колхозного населения», так и «загибы левооппортунистического фразерства». Отметив большие достижения в городском хозяйстве Москвы по сравнению с дореволюционным временем (увеличение трамвайной сети на 61%, водопроводной сети на 50%, суточной подачи воды на 218%, появление новых мощеных и асфальтированных проездов, строительство новых жилых районов), Пленум признал необходимость разработки на научной основе генерального плана реконструкции Москвы, в качестве документа, регулирующего реальное строительство и рост города. Одновременно было принято решение о строительстве канала Москва-Волга, позволяющего кардинально решить проблему водоснабжения города и улучшения судоходства в его пределах. На Пленуме были подвергнуты критике теории урбанизма и дезурбанизма как крайне односторонние и нежизненные, отвлекающие проектировщиков от насущных задач строительства.

Решение июньского Пленума ЦК ВКП(б) 1931 г. стали программным документом, в котором на основе опыта социалистического строительства были сформулированы некоторые важные для дальнейшего развития градостроительства положения.

В 1932 г. Моссоветом был организован закрытый конкурс на идею генерального плана Москвы, в котором приняли участие советские и зарубежные архитекторы. Конкурс отразил различные творческие взгляды и теоретические концепции, различные направления поисков в области градостроительства. Ряд предложений ориентировался на сохранении исторического ядра города. Так, в проекте инж. Б. Красина планировка Москвы предлагалась в виде звездообразной структуры с относительно плотно застроенным центром, рассредоточенной поселковой застройкой вдоль радиальных магистралей, между которыми пролегали зеленые клинья, идущие из Подмосковья по направлению к центру.

Немецкие архитекторы Э. Май, К. и Г. Майеры оставляли радиально-кольцевую систему планировки и исторический центр города, сосредоточивая в нем культурную и административно-политическую жизнь. Развитие промышленности намечалось на юго-востоке. Группа городов-спутников соединялась с центром и промышленностью при помощи электрической железной дороги.

Ле Корбюзье, который в начале 20-х годов уже был широко известен своими работами по организации современного города, тоже не обошел проблем развития Москвы..........

Проект реконструкции Москвы. Ле Корбюзье. 1932 г. Проект реконструкции Москвы. Ле Корбюзье. 1932 г.

.............Н. Ладовский представил беспрецедентный проект, в котором впервые была реализована идея динамичного города. Он предложил разорвать радиально-кольцевую систему планировки Москвы в северо-западном направлении вдоль улицы Горького, Ленинградского шоссе и далее...........

Схема реконструкции Москвы. Н. Ладовский. 1932 г. Схема реконструкции Москвы. Н. Ладовский. 1932 г.

...........Анализ конкурсных проектов способствовал выявлению принципов, которые затем были положены в основу работы по составлению генерального плана реконструкции Москвы в организованных Мосгорисполкомом мастерских. Проектирование велось под руководством выдающихся градостроителей В. Семенова, С. Чернышева, А. Страментова и др.

Наряду с теоретическими и практическими поисками наиболее общих принципов расселения в масштабах страны, региона, крупного города уже с 1925 г. начавшееся жилищное строительство настоятельно требовало решения совершенно конкретных задач размещения новостроек в существующих городах и их новой функциональный организации. Возникают новые жилые районы и кварталы в Москве — Усачевка, Дангауэровка, Красная Пресня, в Ленинграде — Тракторная улица и Палевский массив, в рабочих районах Баку строятся новые поселки благоустроенных жилых домов им. Степана Разина и им. Шаумяна (Арменикенд). Эти первые советские жилые комплексы не имеют ничего общего со старой застройкой. Здесь много зелени, хорошее проветривание и инсоляция, предусмотрены элементы культурно-бытового обслуживания, приближенного к дому. Другими словами, ряд новаторских планировочных идей 20-х годов, соотнесенных с реальной действительностью, получает в этих комплексах свое воплощение. Дальнейшее развитие многие градостроительные идеи получили в крупномасштабных работах второй половины 30-х годов.

В годы первой пятилетки началось строительство новых промышленных городов — Кузнецка, Магнитогорска, Дзержинска, Хибиногорска, Березняков, Комсомольска-на-Амуре и др. Неблагоустроенные в прошлом городки и поселки намечалось превратить в большие современные города: Донецк (бывш. Юзовка), Челябинск, Новосибирск, Нижний Тагил и др. Строительство шло параллельно с разработкой генеральных планов. Работу над генеральными планами городов вели крупные проектные организации — Гипрогор, Горстрой-проект в РСФСР, Гипроград на Украине. Исходные данные (в виде перспектив промышленного развития), равно как и градостроительные установки, часто изменялись. В результате работа над генеральными планами затягивалась. Строили на основе детальных проектов застройки отдельными районами, для которых решающее значение имел фактор приближения к промышленным предприятиям. Все это приводило к градостроительным ошибкам и экономическим потерям.

Примечательной страницей истории советской архитектуры является связанная с именем В. И. Ленина идея монументальной пропаганды. 17 июля 1918 г., по предложению Ленина, Совнарком принял решение «О постройке в Москве 50 памятников великим людям в области революционной и общественной деятельности, в области философии, литературы, науки и искусств». Этим путем городская среда должна была приобрести дополнительные возможности целенаправленного идеологического воздействия на формирование духовного облика человека и его образа жизни. В. И. Ленин придавал монументальной пропаганде большое значение и лично следил за ее осуществлением.

Первым памятником, выполненным по плану монументальной пропаганды в Москве, был обелиск Свободы (Д. Осипов, скульптор Н. Андреев), сооруженный на Советской площади на месте снятого памятника генералу Скобелеву............

Обелиск Свободы Обелиск Свободы

.........Монумент «Голова Дантона» был выполнен по проекту Н. Андреева и установлен в Москве на площади Революции у стены Китай-города в 1919 г. При условности пластических средств образ предельно экспрессивен и по-своему выражает пафос и динамику эпохи Великой французской буржуазной революции. В связи с тем, что монумент был сделан из гипса, он просуществовал недолго.

Монумент «Голова Дантона» Монумент «Голова Дантона»

В Ленинграде в 1919 г. на Марсовом поле была завершена монументальная композиция-памятник Жертвам революции по проекту Л. Руднева. Совместная работа Л. Руднева и И. Фомина в корне изменили восприятие бывшего Марсового поля, превратив площадь, ранее предназначенную для гвардейских парадов и смотров войск, в величественный монументальный ансамбль...........

Памятник Жертвам революции. Петроград Памятник Жертвам революции. Петроград

..............В первые послереволюционные годы появилось много памятников, некоторые из которых сохранились до наших дней, в том числе памятники А. Герцену и Н. Огареву во дворе Московского университета на проспекте Маркса (скульптор Н. Андреев, архит. В, Кокорин, 1922 г.), памятник К. А. Тимирязеву, созданный в 1923 г. скульптором С. Меркуловым и установленный у Никитских ворот, и др.

Наряду с произведениями реалистического характера появились в то время и скульптуры «левого» направления. Их авторы добивались активного пластического эффекта нетрадиционными средствами, в том числе при помощи сочетания сдвинутых по отношению друг к другу геометризированных объемов, использования непривычных материалов: стекла, жести, картона, ранее не свойственных скульптуре. Подчас образные характеристики нарочито схематизировались. Естественно, что некоторые художнические эксперименты встречались неподготовленным зрителем с недоумением (например, памятник М. Бакунину скульптора В. Королева и др.).

В. И. Ленин придавал огромное значение  монументальной пропаганде и особо ценил доходчивость содержания и формы, однако никогда не стремился впрямую воздействовать на творческий процесс. Помимо памятников по его инициативе были установлены доски с лозунгами и цитатами из трудов революционных мыслителей. Так, на боковом фасаде здания бывшей Государственной думы (в настоящее время Музей В. И. Ленина) помещена доска со словами К. Маркса: «Религия-опиум для народа!». Над входом в это здание: «Революция-вихрь, сметающий всех, ему сопротивляющихся».

В первую годовщину Октября была открыта мемориальная доска на Сенатской башне Московского Кремля в честь борцов Октябрьской революции, выполненная из цветного цемента по эскизам скульптора С. Коненкова. При открытии доски со специально сооруженной трибуны выступал В. И. Ленин-событие, запечатленное кинохроникой. Несмотря на все тяжести переживаемого момента, архитекторы, скульпторы и художники были увлечены идеями плана монументальной пропаганды и напряженно работали над памятниками революционным мыслителям, деятелям науки и искусства.

Одним из первых мероприятий Советской власти была передача в пользование трудящихся бывших дворцов царской фамилии и знати, особняков крупной буржуазии. Они были превращены в общественные здания. Из Смольного (бывш. Института для благородных девиц) Ленин руководил Октябрьской революцией. Зимний Дворец стал Дворцом искусств. Великолепные ансамбли Царского села, Петергофа, Павловска, Гатчины с их парками превратились в любимые места народных гуляний, их дворцы — в общедоступные музеи. Во дворцах и особняках, не представлявших художественной ценности, были размещены школы, санатории, дома отдыха, рабочие клубы и Дворцы культуры.

Ряд законов, принятых в первые годы Советской власти, имел прямое отношение к охране памятников культуры и искусства. Так, 5 октября 1918 г., по инициативе В. И. Ленина, был принят декрет Совета народных комиссаров «О регистрации, приеме на учет и охране памятников искусства и старины, находящихся во владении частных лиц, обществ и учреждений». Для осуществления этого декрета в системе Народного комиссариата просвещения была создана коллегия по делам музеев и охраны памятников искусства и старины из видных ученых, архитекторов, художников, возглавляемая мастером живописи и выдающимся ученым И. Грабарем. Кроме того, на местах создавались при отделах народного просвещения губернских Советов подотделы по делам музеев и охраны памятников искусства и старины. Таким образом, сразу же в первые годы после Октября была создана единая государственная система охраны памятников культуры.

В июне 1918 г. была организована Всероссийская реставрационная комиссия, в дальнейшем переименованная в Центральные государственные реставрационные мастерские при отделе по де­лам музеев и охране памятников искусства и старины Наркомпроса. Она проводила большую работу по составлению паспортов на памятники, вела реставрационную работу и др.

Несмотря на сложные условия, переживаемые страной, в 1918 г. начались ремонтно-реставрационные работы по памятникам архитектуры Московского Кремля под руководством И. Бондаренко, Н. Марковникова и И. Рыльского. Большое внимание реставрационным работам Кремля уделял В. И. Ленин.

Реставрационные работы проводились и по другим памятникам архитектуры Москвы (церковь в селе Коломенском, собор Андронникова монастыря и др.). В Ярославле во время белогвардейского мятежа пострадали многие памятники архитектуры. В процессе работы по их восстановлению были обнаружены новые произведения, скрытые поздними постройками или находящиеся в руинах, например Соборный дом на стрелке конца XVII в., Спасский монастырь и др.

В 20-х годах ремонтно-строительные работы проходили во многих городах страны: в РСФСР — Москве, Ленинграде, Новгороде, Пскове, Владимире, Суздале, Угличе, Старице, Смоленске, Вологде, Загорске и др.; в республиках Средней Азии-Бухаре, Самарканде, Хиве и др.; в Азербайджане — Баку, Нухе; в Армении, на Украине, в Татарии и др.

Интересным моментом проводимой работы было создание подходов к научной методике реставрации памятников архитектуры. Были установлены некоторые общие положения, регламентирующие эту ответственную работу. Например: памятник архитектуры может быть реставрирован лишь при наличии уцелевших остатков, позволяющих возможно точно дополнить утраченные части; восстановление отдельных частей памятников следует производить из материалов, однородных данному сооружению, и выполнять техникой, близкой к той, что применена в памятнике; при земляных работах вблизи памятника необходимо проводить археологические исследования культурного слоя.

Эти первые положения послужили в последующем основой для выработки принципов научной методики реставрации памятников архитектуры в СССР. Некоторые архитекторы внесли в процесс реставрации ценные предложения. Так, И. Рыльский разработал метод укрепления древней кирпичной кладки посредством инъекции раствора. П. Барановский предложил использовать каналы от старых деревянных связей в кладке стен каменных зданий для укладки в них новых железобетонных связей. С. Торопов разработал способ замены балок, пораженных грибком, оставляя нетронутым слой с росписью («Архангельское» под Москвой).

Особое внимание при реставрации памятников архитектуры уделялось собственно градостроительным проблемам. Так, было расчищено пространство перед зданиями музея Революции и института Склифосовского в Москве от торговых строений, находившихся перед ними, и восстановлены ограды художественной работы. Подобные мероприятия проводились в Ярославле, Костроме, Самарканде и других городах.

За короткий период (с 1918 по 1927 г.) было реставрировано 224 памятника архитектуры. С каждым годом Советское государство увеличивало средства на охрану и реставрацию памятников культуры и искусства, а советская реставрационная школа набирала силу.

В целом первые 15 послереволюционных лет были периодом разнообразных интенсивных поисков в области градостроительства. Сложность и беспрецедентность задач, их масштабы вели к возникновению разнообразных, часто противоречивых градостроительных концепций. Разобщенность творческих группировок, особенно обострившаяся к концу 20-х годов, неподготовленность архитекторов в вопросах конкретной экономики социализма, переоценка роли архитектуры в формировании нового социалистического общества — все это предопределило в ряде случаев односторонность, необоснованность, забегание вперед и оторванность от жизни некоторых предложений в области формирования социалистического города. Вместе с тем было рождено много идей, действительно опередивших свое время, оцененных и реализованных в последующие десятилетия.

Столкновение различных концепций, их критический анализ с учетом направляющих указаний партии позволили постепенно выработать реалистические подходы к решению проблем социалистического градостроительства.

Прежде всего утвердилось само понятие «социалистический город» в качестве основного элемента расселения, структура которого обеспечивает равные по удобству и уровню культурно-бытового обслуживания условия для всего населения. Наметились пути реконструкции городов с сохранением их исторических памятников и ценного жилого фонда, жилой среды города в целом. Положено начало работам в области районной планировки и проведены первые конкретные мероприятия в этом направлении. 

История советской архитектуры (1917-1954) под ред. Н.П. Былинкина и А.В Рябушина

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер