Архитектура военных лет

Период с 1941 г. до середины 1950-х годов занимает особое место в истории развития советской архитектуры. 22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз, началась Великая Отечественная война, мирное строительство социализма было прервано. Советские люди под руководством Коммунистической партии и Советского правительства встали на защиту Родины. «Фашистская Германия развязала войну грабительскую, рассчитанную на захват наших земель и покорение народов СССР. Гитлеровцы ставили своей целью уничтожить Советское государство, восстановить в СССР капиталистический строй, истребить миллионы советских людей, а оставшихся в живых превратить в рабов германских помещиков и капиталистов» (История СССР. Эпоха социализма.- М., 1957, с. 551.). В планах фашистских главарей победа над СССР рассматривалась как реальная возможность установления мирового господства фашизма. Таким образом, Великая Отечественная война Советского Союза против немецких захватчиков была войной справедливой, она слилась с борьбой других свободолюбивых народов и приобрела всемирно историческое значение.

С первых же дней войны архитекторы с оружием в руках боролись с врагом, активно участвовали в военном строительстве, в частности проводили большие маскировочные работы. Осуществлением маскировочных работ в столице руководили К. Алабян, Д. Чечулин, Б. Иофан, С. Чернышев и другие архитекторы. На долю архитекторов Ленинграда, находившегося в условиях вражеской блокады, выпала работа в крайне тяжелых условиях. Они активно участвовали в проведении агитационно-пропагандистских мероприятий, организуемых партийными комитетами города. Следуя традициям революционного Ленинграда, Н. Баранов, Л. Ильин, В. Каменский, А. Никольский, Б. Рубаненко, И. Фомин, Л. Руднев и другие архитекторы совместно с представителями художественной интеллигенции города создавали проекты военно-агитационного оформления улиц, агитационные плакаты, работали над проблемами будущего восстановления города.

С 1942 г. организуются конкурсы на проекты памятников героям и событиям Великой Отечественной войны. Эти проекты суровой и героической поры — волнующая страница истории советской архитектуры.

Фашистская тактика «выжженной земли» принесла советскому народу неслыханные разрушения. Было превращено в руины 1710 городов и поселков, уничтожено более 70 тыс. сел и деревень, 32 тыс. промышленных предприятий, 25 млн. населения осталось без крова. Страна потеряла около 30% национального богатства. Почти полностью были разрушены Сталинград, Минск, Севастополь ; тяжелейшим разрушениям подверглись Ленинград, Новгород, Киев, Новороссийск, Харьков, Ростов-на-Дону, Донецк и многие другие города.

Гитлеровцы сознательно уничтожали памятники национальной истории и культуры. Фашистский генерал Райхенау цинично утверждал в своем приказе войскам: «Никакие исторические и художественные ценности на Востоке не имеют значения». Стирая с лица земли монументы и памятники архитектуры, фашисты стремились уничтожить национальное самосознание народа. Осо бенно пострадали исторические архи тектурно-художественные ценности в пригородах Москвы, Ленинграда — Петродворце, Павловске, Пушкине, Гатчине, уникальные памятники архитектуры Новгорода, Пскова, Киева и многих других городов РСФСР, Украины, Белоруссии, республик Прибалтики.

В 1942г. была учреждена комиссия по учету и охране памятников искусств, которую возглавил академия И. Э. Грабарь. К концу 1942 г. уже были обследованы архитектурные памятники г. Калинина, Калуги, Истры, Торжка Старицы, Боровска, Волоколамска. В том же году А. Щусевым был выполнен один из первых проектов реставрационно-восстановительных работ по Новоиерусалимскому монастырю в Истре. Особенно широко работы по восстановлению и реставрации памятников архитектуры развернулись, естественно, в послевоенные годы.

С первых же месяцев войны началась невиданная в истории величественная эпопея перемещения производительных сил — рабочих, заводов, фабрик — из областей, подвергшихся угрозе оккупации, на восток, в глубокий тыл, что потребовало мощного и срочного развертывания строительных работ в этих районах страны. Около полутора тысяч крупных промышленных предприятий, эвакуированных в первые полгода войны, уже через три-четыре месяца стали выпускать продукции больше, чем до войны. В 1941 г. были приняты постановления СНК СССР «О строительстве промышленных предприятий в условиях военного времени» и «О строительстве для эвакуированного населения». Архитекторы внесли значительный вклад в развитие производственного потенциала страны на Востоке.

Необходимость быстрого развертывания производства часто вынуждала к упрощенным строительным решениям временного характера. Однако уже к концу 1942 г. строительство на Востоке страны перестали считать временным. Стало очевидным, что процесс перебазирования производительных сил в восточные районы не только важнейший фактор в деле обороны и будущего разгрома врага, но и средство ускорения развития индустрии потенциально перспективных восточных районов страны.

На обширных восточных и юго-восточных территориях страны возникли новые и расширялись существующие центры промышленного производства, в том числе металлургические комбинаты в Челябинске и Темиртау, машиностроительные заводы Красноярска, Омска, Иркутска. На базе разработки уральских бокситов и алюминиевого производства строились новые города — Краснотурьинск, а затем Североуральск. На основе развития предприятий угольной промышленности на Крайнем Севере вырос город Воркута, а в связи со строительством крупнейшего горно-металлургического комбината по производству никеля, также за Полярным кругом, возник Норильск. В Казахстане развернулось строительство городов Темиртау, Кентау, Марганец. В самый разгар войны, в связи со строительством Узбекского металлургического комбината, было развернуто строительство города Беговата и недалеко от него Фархадской ГЭС. В Беговате скоростными методами и в комплексе с промышленностью сооружались жилье и культурно-бытовые здания.

Несмотря на всю тяжесть войны, выстояла не только экономика, но и культура Советской страны, ее общественные институты, организационные структуры. При всей трудности положения первых лет войны было сохранено ядро сотрудников Академии архитектуры СССР, перед которыми была поставлена задача подготовки научных нормативных и архитектурных основ будущего восстановительного строительства.

В институтах Академии архитектуры создавались типовые проекты городского, поселкового и сельского жилища упрощенного типа (Г. Гольц, А. Зальцман, Г. Мордвинов, Н. Блохин, Г. Симонов, А. Оль, Е. Левинсон), разрабатывались вопросы модульности и унификации жилища (Г. Кузнецов, А. Зальцман), его типологии и нормирования (Н. Былинкин, Б. Улинич, В. Кусаков). В институтах на местах представителями академии разрабатывались проекты планировки и застройки поселков для эвакуированного населения, предложения по приспособлению зданий под промышленные предприятия в районах Новосибирска, Свердловска, Ташкента, Перми, Уфы, Красноярска, Оренбурга, Магнитогорска (Г. Бархин, И. Николаев, И. Соболев, В. Заболотный, А. Иваницкий, С. Чернышев, В. Семенов, Г. Кузнецов, М. Элинзон) и др.

Интересным примером комплексного жилищного строительства в военное время является поселок для рабочих-нефтяников г. Гурьева (Казахстан). На этой стройке были широко применены новые типы конструкций из местных строительных материалов; в архитектуре использованы мотивы народного жилища (А. Арефьев, С. Васильковский, А. Лансере, И. Романовский). Его территория 55 га на берегу Урала. В условиях резко континентального климата в солончаковой степи была создана благоприятная для жизни среда. Архитектура соразмерна человеку, своеобразны характерные для юга открытые лестницы, навесы, айваны, интересны деревянный ордер, полихромная роспись, контрастирующая с белоснежными гипсовыми стенами. Следует особо подчеркнуть ансамблевость и комплексность нового строительства.

Советские люди даже в самые тяжелые начальные периоды войны не сомневались, что «враг будет разбит и победа будет за нами». В Москве продолжалось строительство линий метрополитена (продолжение Горьковской линии и Покровского радиуса), в Ленинграде к 1944 г., в начале которого была снята блокада, началось строительство жилых домов на Суворовском проспекте, у Охтинского моста, около Финляндского вокзала. Оперативные строительные мероприятия разворачивались сразу же после освобождения территорий от врага.

Для руководства всей архитектурной деятельностью в стране и огромными работами по восстановлению городов в сентябре 1943 г. был организован Государственный комитет по делам архитектуры при Совнаркоме СССР. Комитет был первым в истории специальным государственным общесоюзным органом, непосредственно ведавшим архитектурой.

К председателю Комитета А. Г. Мордвинову 14 октября 1943 г. с открытым письмом обратился Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин, сформулировавший актуальные задачи советских архитекторов. В письме, в частности, подчеркивалось :«... Сейчас советским архитекторам представляется редкий в истории случай, когда архитектурные замыслы в небывало огромных масштабах будут претворяться в реальном строительстве... Новое строительство дает большие возможности для создания подлинно социалистических городов с большими художественными ансамблями и глубоко продуманными жилыми постройками, полностью отвечающими современным требованиям... В основу строительства жилых домов должен быть положен принцип удобства для живущих в них, чтобы эти дома были не только хороши снаружи, но внутри удобны для жилья, а общественные здания — практически пригодны для предназначенных целей». В письме содержалось и следующее предупреждение принципиальной важности: «...Социалистическое строительство должно быть целеустремленным, красивым, радующим глаз, но не вычурным и не претенциозным».

Однако это предупреждение не было учтено в должной мере. Наряду с реалистическим подходом к решению задач в массовом, особенно жилищном строительстве, дальнейшее развитие получили наметившиеся в предвоенные годы тенденции излишней монументализации архитектурных форм, архаической стилизации и декоративизма, прежде всего в общественных зданиях.

В этом явлении есть в известной мере и объективная закономерность. Всеобщее и широкое обращение к классическому и национальному наследию в архитектуре было связано с общим возрождением общественного интереса к национальной истории, героическому прошлому народа, к великим предкам — защитникам Родины. Изменение военной формы в годы войны, восстановление традиционных воинских званий, учреждение воинских орденов Александра Невского, Суворова, Кутузова, Нахимова - все это отражение того естественного, во многом стихийного общенародного патриотического порыва, мудро поддержанного и направляемого Коммунистической партией и Советским правительством. Тенденция подчеркнутого историзма отразилась в военные и послевоенные годы повсеместно во всех видах искусства. В архитектуре она нашла, пожалуй, наиболее благоприятную почву, которая была подготовлена обозначившимся еще в довоенную пору курсом на освоение исторического наследия зодчества. 

История советской архитектуры (1917-1954) под ред. Н.П. Былинкина и А.В. Рябушина

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер