Гражданская архитектура Древней Греции

 

Стадии, цирки, гимнасии

Гражданская архитектура Древней Греции. Два примера гимнасиев или палестр: один A – из руин Олимпии, другой B – из руин Пергама
Рис. 295. Два примера гимнасиев или палестр: один A – из руин Олимпии, другой B – из руин Пергама

Так же как сценические представления ведут свое начало от религиозных празднеств, так же состязания в беге, по-видимому, связываются со священными или погребальными играми.

С гомеровской эпохи мы находим спортивные состязания в описании почестей, воздаваемых умершим воинам.

В эллинскую эпоху стадии для бегов и гимнасии для борьбы составляли необходимую принадлежность храмовой площади (Олимпия, Делос). Стадий представлял собой продолговатую арену, вокруг которой были расположены скамьи, подобные театральным; протяженность его равнялась 600 футам – величина, превратившаяся в единицу измерения.

Стадий, приспособленный для бега колесниц, увеличивается и превращается в цирк; описание цирка мы сделаем в главе о римской архитектуре. Главнейшие греческие стадии: панафинейский стадий в Афинах, олимпийский, делосский, стадий в Лаодикее Ликийской, Айзани и др. В Лаодикее гимнасий примыкал к стадию. В Айзани полукруг театра соответствовал своей симметрией закругленным краям цирка. На рисунке 295 представлено два примера гимнасиев или палестр: один A – из руин Олимпии, другой B – из руин Пергама. Здания, где городская молодежь упражнялась на глазах магистратов, представляли собой не что иное, как обсаженные деревьями дворы, окруженные портиками и залами для упражнений с трибунами для судей.

 

Места народных собраний: рынки, гражданские портики, публичные сады

Всем своим публичным зданиям греки придавали форму портиков или галерей; места их собраний имели вид мест общественных прогулок, где заключались торговые сделки, где толковали о государственных делах, где жизнь проходила в оживленной праздности.

На рисунке 296 мы помещаем несколько вариантов портиков: R – Неандрия – с двумя нефами, окруженный оградой; S – Посейдония – с двумя центральными нефами и двумя наружными галереями; N – Пойкиле – с двумя галереями, разделенными стеной.

Гражданская архитектура Древней Греции. Гражданские портики
Рис. 296

Агора – рынок и политический центр греческих городов – представляла собой площадь, окруженную портиками с одним или несколькими рядами колонн. Витрувий дает описание агоры; раскопки в Делосе и в Гире (Гейре) дают их образцы.

К типу крытых галерей относится арсенал г. Пирея, здание в три нефа; центральный неф служил местом прогулок, боковые нефы – складами. Это расположение было типично греческим, так как оно отвечало тому, «чтобы позволить гуляющим в любую минуту убедиться в состоянии морского оборудования».

Эти портики и галереи, представляющие собой интереснейшие памятники города, являют стиль, по своему достоинству достигающий иногда величия культовых зданий; портик Посейдонии, за исключением фронтона, приближается к архитектуре храмов.

Наружный антаблемент арсенала в Пирее был расписан. На стене портика Пойкиле развертывалась картина знаменитой марафонской битвы работы художников Панена и Полигнота.

Скамьи составляли принадлежность большинства портиков; они располагались в стороне от главного потока движения публики, в полукруглых («экседры») или иногда квадратных («oeci» Витрувия) нишах.

Колоннады открывались на заезженные деревьями эспланады, настоящие сады, особенно очаровательные в этих местах с бедной растительностью. Греки, по-видимому, не стремились подчинять их симметрической планировке; сады Академии, Ликея можно представить себе естественным лесом с местами для отдыха в виде экседр.

 

Коммеморативные и надгробные памятники

Скульптуры. – Наиболее ранним типом надгробного памятника является стела – вертикально поставленный камень, отмечающий место погребения. Греческая стела имеет обычно надпись на лицевой стороне и скульптурное украшение на вершине.

Мы приводим ниже (рисунок 372, B и C) два примера архаических стел; их украшения, в общем, за исключением отдельных частностей, повторяются до поздних эпох.

Кроме стел, представляющих собой, по существу, украшенный столб, греческие надгробные памятники разделяются на две группы соответственно характеру погребения: захоронению в земле или сжиганию трупов.

В развалинах Гиерополиса в Малой Азии обнаружены склепы с воздвигнутыми над ними могильными холмами. Часто встречающейся в Афинах разновидностью надгробия является столб с прямоугольным углублением в виде ниши, в которой помещается рельеф, где он находится в большей сохранности.

Некоторые из могил Помпеи окружены оградой, внутри которой совершались похоронные трапезы; сохранились остатки ограды, относящиеся к могиле так называемой Ферона в Акраганте; могила помещалась в углу ограды.

Филон Византийский советует воздвигать над могилами великих людей памятники в виде башен, которые могут быть использованы для защиты города.

Реконструкция гробницы Мавсола
Реконструкция гробницы Мавсола

Наиболее известным из надгробных памятников была гробница Мавсола, фрагменты которой хранятся в Британском музее. Это была пирамида, увенчанная группой статуй, покоящейся на двухэтажном основании: нижняя часть – массивная, опоясанная непрерывным фризом, верхняя – в виде ионийского портика. Скульптура памятника связывается с именем Скопаса. Надгробие это – самое крупное по размерам произведение греческого искусства, созданное на исходе великой эпохи.

Почти везде могилы соединяются в величественные некрополи: в Селинунте они теснятся возле храмов, в Айзани, в Сиракузах – вокруг театров, в Афинах они располагаются вдоль главной дороги, ведущей в город. Ряды гробниц Гиерополиса являются примером наиболее величественного греческого некрополя.

Надписи, статуи, хорегические эдикулы. – У греков больше, чем у других народов, был развит культ увековечивания событий и героев. Большинство памятников, расположенных внутри и вокруг святилищ, являлось знаками почести, данью уважения, воздаваемого городом лицам, его прославившим.

Наряду со стелой существуют вотивная колонна и квадратный столб (герма), увенчанный бюстом.

Архаические колонны, изображенные на рисунке 207, относятся к числу тех памятников, которые воздвигались благочестивыми людьми вокруг храмов и в священных оградах.

Из числа вотивных памятников в Дельфах при раскопках была обнаружена ионийская колонна с сильно удлиненной капителью, несущей изображение крылатого сфинкса, сидящего на задних лапах.

Хорегические памятники занимают значительное место в афинской скульптуре. Это были эдикулы – небольшие храмы, которые хранили память о драматических успехах.

На рисунках 223 и 227 помещены изображения таких памятников: памятника Лисикрата и памятника Фрасибула; целая улица, ведущая к театру Диониса, была окаймлена этими изящными вотивными памятниками.

Переходим, наконец, к статуям.

Статуи воздвигались в честь великих людей, а также в честь атлетов. Долгое время эти статуи сохраняли иератический и условный характер. Один диалог Ксенофонта подтверждает, что в IV в. стремление к передаче в скульптуре портретного сходства являлось еще новостью; классическая эпоха презирала эти искания, как нарушающие строгость и монументальность линий.

Одна подробность, сообщаемая Плинием, еще более знаменательна: в Олимпии атлет получал право на портретную статую только после троекратной победы.

В глазах греков статуи были скорее воспоминанием о победах, чем портретами победителей; греческое искусство до конца упорно отказывалось от изображения индивидуальных особенностей, которые иногда могли привести к увековечению безобразия; портрет свойственен уже римской эпохе.

 

Жилище

Рядом с блестящим расцветом официального искусства, в особенности в эпоху эллинизма, частная архитектура стушевывается.

Материальные потребности человека сильно сокращаются под счастливым небом Греции, так что приют, годный для ночлега, мог считаться удовлетворительным жилищем; если судить по сохранившимся фундаментам домов на скале Пникса, жилища афинян в эпоху наиболее блестящего состояния архитектуры представляли собой не что иное, как небольшие клетушки. Жизнь протекала на площадях, в суде, под портиками; демократическая щепетильность, столь благоприятная для развития роскоши в общественных зданиях, препятствовала, наоборот, выставлению напоказ богатства частных лиц. Роскошные дома существовали в Греции до возникновения республики и появились вновь в македонскую эпоху, вместе с монархическими нравами.

Дворец. – Дворец македонской эпохи представляется зданием скорее роскошным, чем хорошо расположенным; он отвечает условиям жаркого климата, но уделяет недостаточно внимания удобствам.

Дворец Алинды, изображение которого имеется в книге «Путешествия Ле Ба», представлял собой удлиненный корпус, нижний этаж которого упирался в холм. Ряд комнат-клетушек расположен по фасаду, из конца в конец здания. Между комнатами и фасадом проходит длинный, почти темный коридор, в котором обитатели находили прохладу; верхний этаж представлял собой портик, расположенный на одном уровне с вершиной холма.

Во дворце в Палатице комнаты распланированы без всякой системы; они следуют одна за другой, располагаясь вокруг внутреннего двора, подступ к которому отмечен изящными пропилеями.

Дом. – Мы переходим к домам, в которых жили богатые городские жители; такой дом описан у Витрувия, а по раскопкам на о. Делосе и в Помпеях мы можем составить себе представление о его стиле.

Гражданская архитектура Древней Греции. Изображение плана греческого дома по Витрувию
Рис. 297

На рисунке 297 показано изображение плана греческого дома по Витрувию: два соединенных здания, предназначенных одно B – для семьи, другое A – для приема гостей и посетителей.

Каждое из них имеет свои служебные помещения, расположенные вокруг двора с портиком; длинный коридор M, который Витрувий называет «mesaula», отделяет здания одно от другого.

Помещение, где жила семья (группа B): с южной стороны двора находился большой, широко открытый зал, в котором протекала жизнь женщин. Вокруг двора расположены комнаты; узкий коридор, запираемый двойной дверью, – единственный выход на улицу.

С той и другой стороны коридора, в E и P, находились конюшни и помещения «привратников», т.е. стражей гинекея.

Здание для связи с внешним миром (группа A): в глубине двора помещается большой приемный зал, боковые залы заняты библиотеками и собраниями произведений искусства.

Вестибюль V по своей широте составляет контраст по сравнению с коридором гинекея. Вправо и влево от вестибюля по фасаду расположены комнаты для гостей H, не имеющие непосредственного сообщения с двором.

В римскую эпоху план слегка видоизменяется; на это указывает Витрувий, а помпейские жилища помогают нам понять эти изменения.

Гинекей помещается не рядом с приемными комнатами, а позади них. Только здание для приема A выходит на улицу и всегда широко открыто для гостей и клиентов.

За этим исключением, дом в целом остается греческим, и весьма вероятно, что греческие дома по своему внутреннему убранству походили на помпейские: стройные колоннады, покрытые расписанной штукатуркой; мозаичные полы; окраска стен насыщенными яркими тонами, на фоне которых легкими силуэтами вырисовываются орнаментальные фигуры.

 

Общественные и оборонительные сооружения

Дороги, мосты, акведуки, портовые сооружения. – Греки, поднявшие на значительную высоту изобразительное искусство, не имели дорог. Улицы Афин, вернее сказать улички, представляли собой проселки; до сих пор в скале Пникса видны колеи, проложенные веками; ничто так хорошо не указывает на первобытное состояние дорог, как, в частности, надпись, сообщающая, что для доставки тамбуров колонн из Пентеликона в Элевсин весом менее 5 тонн понадобилось 46 быков.

Одним из редких примеров греческих мостов является мост в Памисе, в Мессене, у которого сходятся три дороги. Внимание греков не было направлено на сухопутное сообщение, потому что почти все их города были приморскими; великим торговым путем служило море.

Насколько мало внимания обращалось на сухопутные дороги, настолько же тщательно заботились о хорошем состоянии портов; целые гавани были выкопаны руками человека.

На Родосе можно различить остатки мола, сложенного из больших камней; известно, что пьедестал колоссальной статуи Аполлона служил обозначением фарватера. В Пирее вход в гавань был украшен двумя мраморными львами. Вход в гавань Александрии был отмечен маяком. Это знаменитое сооружение, развалины которого существовали еще в XIV в., представляло собой башню; в нем было три расположенных уступами этажа; первый этаж был квадратным в плане, второй и третий на октогональном основании. О состоянии набережных греческих портов дошло мало сведений, но имеются сведения о роскошной отделке арсеналов. Искусство проводить воду было менее развито; можно упомянуть разве только о подземном водопроводе на Самосе. Почти всюду греческие водопроводы сводились к устройству неглубоких канав на уровне земной поверхности, как например канавы, увлажнявшие почву Сиракуз.

Оборонительные сооружения. – Кроме портовых сооружений, работами крупного утилитарного значения являлись и оборонительные сооружения.

Филон Византийский сформулировал правила, которыми руководилась, по крайней мере в александрийскую эпоху, греческая фортификация.

Филон настаивает на важности планировки укреплений в соответствии с рельефом местности так, чтобы возводить стены только для усиления естественных укреплений; он описывает укрепленные линии (кремальеры) и стены с казематами; он останавливается на способах защиты входов, на приемах, при помощи которых можно заставить осаждающего подставить под удары осажденных неприкрытую щитом сторону тела.

Что касается куртин, Филон предписывает известный уже в Древнем Египте прием укрепления куртин путем закладывания деревянных брусьев в толщу куртины. Он предупреждает об опасности оседания почвы под тяжестью башен и советует строить их без связи с массивом стены.

Впрочем, добавляет он, чтобы увеличить сопротивляемость стен против ударов тарана, нужно усилить связь между камнями башни при помощи скреп из свинца или железа, или, как он выражается, «из гипса», имея, по всей вероятности, в виду известковые выступы, служащие для скрепы одной части с другой, вроде тех, которые были обнаружены Делагардеттом в развалинах Посейдонии.

Наконец, Филон советует перед стенами выкапывать широкие рвы, но не считает это обязательным; действительно, укрепление обычно представляло собой каменную стену, а не насыпь; поэтому землю из рва предполагалось употреблять для укреплений.

Перейдем к сохранившимся памятникам этого рода.

Одним из хорошо сохранившихся образцов дошедших до нас греческих укреплений является крепостная стена Мессены, та самая, которая была построена Эпаминондом; она сложена из темного камня; квадратные башни с зубцами фланкируют ее. Каждые из ворот защищены двумя башнями.

Гражданская архитектура Древней Греции. Афинская крепостная стена
Рис. 298

В Афинах крепостная стена отличалась более простой, но, может быть, и более совершенной структурой: кирпичная стена, покоившаяся на каменном основании в 11 футов толщины (рисунок 298, A).

По верху всей стены тянулся проход, род непрерывного каземата. В стене, обращенной наружу, находился ряд бойниц, снабженных ставнями; крыша с внутренней стороны крепости покоилась на ряде столбов, соединенных брусьями. Со стороны площади каземат имел форму портика, и благодаря этому устройству удобно было в любом месте поднимать на площадку стены запасы метательных орудий.

Стены Помпей греческой эпохи утеряли венчающую их часть, их каземат не сохранился; разрез стены ясно показывает, что строителем руководила мысль сделать отовсюду доступными подступ к стене и снабжение верхней площадки. Насыпь G – земляная, образующая идущие во всю длину со стороны площади ступени насыпи.

С вражеской стороны стена, облицованная тесаным камнем, вертикальна; она укреплена контрфорсами, некогда входившими в земляную насыпь; в римскую эпоху, чтобы выиграть пространство, земляную насыпь срыли, а стены укрепили еще одной опорной стеной с внешней стороны, так что контрфорсы остались на виду в положении R на протяжении большей части стены, как и по настоящее время.

Укреплений, окруженных рвами, мы в Греции не знаем; так, в Афинах вдоль стен тянулся палисад, образуя вокруг стен наружную зону обороны.

Мы сравнивали с защитными укреплениями догреческой эпохи крепость в Эвриоле, представляющую собой странный плацдарм, наполовину высеченный в стене; развалины его находятся близ Сиракуз.

Отметим также среди военных сооружений одиноко стоящие небольшие форты, воспоминание о которых сохранилось в современной системе обороны берегов Сицилии. Одним из любопытных примеров таких фортов является круглая башня в Андросе, снабженная бойницами; внутри нее проходит винтовая лестница из сланцевых плит, заложенных в кладку стены. В общем, греческие укрепления датируются доэллинистическим временем.

Города, возникшие или развившиеся после побед Александра в Греческой Азии, почти все без исключения не защищены и построены на равнинах, например Айзани, Лаодикея Ликейская.

Кажется, эта последняя эпоха греческой цивилизации, с относящимися к ней теоретическими сочинениями по осаде городов имела счастливое преимущество свести искусство обороны к почти только теоретическому интересу.

 

Общий вид греческого города

Теперь можно составить себе представление о виде греческого города. На приближение к нему указывают бесконечные ряды гробниц, примыкающих к зубчатой ограде, далее – путанные улицы, застроенные лачугами, в промежутках – площадь или рынок, окруженный портиками, где кишит толпа, подобно современной азиатской толпе на восточных базарах; суды под открытым небом; крытые галереи для прогулок, где масса праздного народа собирается обсуждать общественные дела; храмы, скрытые между портиками; победные памятники между храмами; театры, палестры, стадии.

И, доминируя над всем этим ансамблем, возвышается старая крепость, превратившаяся в акрополь, с венком своих храмов, переливающихся красками. Такими представляются Афины эпохи Перикла.

Эллинистические (македонские) города представляли совершенно иной вид. Они выстроены на равнине, без укреплений, без акрополей; в них не встречаются ни извилистые улички старых Афин, ни их живописный беспорядок. Здесь тянутся длинные прямые улицы с теряющимися вдали колоннадами по сторонам. Нет больше зданий, группирующихся без видимой симметрии, общественные здания кажутся выстроенными геометрическими фигурами; холодная правильность приходит на смену живому движению; это еще искусство, но без контрастов и неожиданностей. 

Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер