Русский ретроспективизм

Государственный банк в Нижнем Новгороде. Архитектор В.А. Покровский
Государственный банк в Нижнем Новгороде. Архитектор В.А. Покровский  
Здание ссудной кассы. Москва. Архитектор В.А. Покровский
Здание ссудной кассы. Москва. Архитектор В.А. Покровский
Храм-памятник Сергия Радонежского на Куликовом поле. Архитектор А.В.Щусев
Храм-памятник Сергия Радонежского на Куликовом поле. Архитектор А.В.Щусев
Здание по Невскому проспекту, 21. Архитектор М.С. Лялевич
Здание по Невскому проспекту, 21. Архитектор М.С. Лялевич
Дворец А.А. Поповцева на Каменном острове. Архитектор И.А. Фомин
Дворец А.А. Поповцева на Каменном острове. Архитектор И.А. Фомин
Казанский вокзал. Архитектор А.В.Щусев. 1913
 Казанский вокзал. Архитектор А.В.Щусев. 1913
Ярославский вокзал
Ярославский вокзал
Здание доходного дома на Большом проспекте, 77. Петроградская сторона. Архитектор А.Е. Белогруд
Здание доходного дома на Большом проспекте, 77. Петроградская сторона. Архитектор А.Е. Белогруд

Утверждению ретроспективизма во многом способствовала Историческая выставка архитектуры и художественной промышленности XVIII—XIX вв., устроенная в залах Академии художеств Обществом архитекторов-художников в 1911 г., а также великолепно изданный ее каталог с большим количеством воспроизведенных чертежей крупнейших зодчих. Накануне 1910 г. известный художник и искусствовед И. Э. Грабарь (1871 —1960 гг.), объединив ряд патриотически настроенных архитекторов, предпринял фундаментальное издание шеститомной Истории русского искусства, в которой много места уделялось русской архитектуре, что также способствовало формированию ретроспективизма в архитектурной практике. Ретроспективисты использовали новые технические достижения XX в., искусно облекая современные в функциональном отношении здания в исторические формы, соблюдая при этом чистоту классицистического стиля. В своих произведениях они, добиваясь наибольшей художественной выразительности, стремились сделать красоту архитектуры понятной широкому кругу людей. Обращение к эпохе классицизма повлекло за собой желание возродить лучшую традицию высокого классицизма — искусство создания городских ансамблей. Но дальше проектных замыслов это не пошло, так как в условиях застройки капиталистических городов формирование ансамблей было практически неосуществимо.

В годы, предшествовавшие империалистической войне 1914 г., и во время нее под влиянием националистических и шовинистических настроений отношение к модерну в России стало резко отрицательным. Его стали рассматривать как результат воздействия враждебной России стороны, поскольку многие архитекторы источником своего творчества сделали зарубежные образцы, главным образом немецкие и австрийские. Это было внешней причиной потери интереса к модерну и нового поворота к ретроспективизму. Основная же его причина в начале XX в. крылась в особенностях социально-экономической структуры русского общества. Если в экономической жизни страны дворянство уже полностью уступило господству буржуазии, то в области культуры оно еще играло большую роль. В ретроспективизме дворянство стремилось воскресить образы, идеализирующие прошлое. А буржуазия видела в этом средство укрепления национального самосознания, столь необходимого в условиях иностранного засилия и военного времени. Ретроспективистские настроения поддерживали объединение и журнал «Мир искусства» (выходил с 1899 г.). Многие художники — А. Н. Бенуа, М. В. Добужинский, Е. Е. Лансере, А. П. Остроумова-Лебедева и др.— своими произведениями пропагандировали неувядающую красоту классического Петербурга. В архитектурных изданиях, в частности в Ежегодниках Общества архитекторов-художников, освещались попытки возрождения классицизма, древнерусских архитектурных мотивов, публиковались данные архитектурных обмеров выдающихся памятников классицизма. Петербургский журнал «Старые годы» (издавался с 1907 г.) систематически печатал статьи и исследования, посвященные русской архитектуре XVIII— XIX вв., идеализируя ушедшую дворянско-усадебную культуру.

Тем не менее некоторые проекты того времени, касающиеся Петербурга, представляют значительный интерес. Среди них проект преобразования части Петербурга и прокладки новых магистралей, разработанный в 1910 г. архитекторами Л. Н. Бенуа, М. М. Перетятковичем и путейским инженером Ф. Е. Енакиевым. В 1912 г. архитектор И. А. Фомин (1872—1936гг.) предложил идею широкого плана создания архитектурного ансамбля «Новый Петербург» на не освоенном тогда острове Голодай, где удалось выстроить лишь отдельное здание. Однако ни одно из интересных градостроительных предложений так и не было реализовано. Все проекты и постройки ретроспективного течения предреволюционных лет можно разделить на два основных направления, определяемые источником заимствования. Одно из них, условно называемое неорусским направлением, представляли архитекторы В. А. Покровский (1871 — 1931 гг.) и А. В. Щусев (1873—1949 гг.). Их вдохновляла прежде всего монументальная архитектура русского средневековья Пскова, Новгорода и зодчество Москвы XVI— XVII вв. Архитектура этих мест, относящаяся к указанному периоду, отличается высокой художественной выразительностью и национальной самобытностью. Обращению к лучшим произведениям средневекового русского зодчества — носителям исконно национальных его черт и традиций — способствовала, в частности, широкая деятельность выдающегося исследователя древнего национального наследия архитектора В. В. Суслова (1857—1921 гг.). Он всемерно популяризировал древнерусское зодчество, публикуя результаты обмеров, проекты реставрации и реконструкции таких замечательных памятников, как Софийский собор в Новгороде, Спасо-Мирожский собор в Пскове, Георгиевский собор в Юрьеве-Польском и многие другие. Итоги обследований и реконструкции становились достоянием широких архитектурных кругов, привлекая внимание зодчих к национальным источникам творчества. Используя мотивы средневекового московского зодчества, В. А. Покровский выстроил характерные для капиталистической формации здания: в Нижнем Новгороде (Горький) —Государственный банк (1910—1912 гг.), в Москве — Ссудную кассу, искусно увязав новую социальную функцию зданий с их ретроспективным обликом. Значительным культовым произведением В. А. Покровского является также Федоровский собор (1910-е годы) в Царском Селе (г. Пушкин), напоминающий храмы XVII в. К подобным произведениям относится также Казанский вокзал в Москве, строительство современного здания которого по проекту архитектора А. В. Щусева началось в 1913 г. и завершилось в 1940 г. Ансамбль вокзальных корпусов представляет собой сложную по формам, силуэтности и полихромности объемно-пространственную композицию, отличающуюся яркой национальной выразительностью, перекликающейся с московской архитектурой XVII в. Большие пространства внутри вокзала в конструктивном отношении решены современно (железобетон), в то время как художественный облик некоторых интерьеров носит ретроспективный характер.

В церковных постройках А. В. Щусев — большой знаток Новгорода и Пскова — смело воспроизводил образную сущность средневековых храмов этих городов, что сделать было несложно, так как функция православных храмов на протяжении многих столетий оставалась почти неизменной. Из культовых произведений А. В. Щусева следует отметить: храм-памятник на Куликовом поле (1913 г.), посвященный исторической победе русских войск в битве с монголо-татарск ими полчищами в 1380 г., церковь Марфо-Мариинской обители на Б. Ордынке в Москве (1908—1912 гг.), жилой монастырский корпус в Овруче. Разрабатывая проекты зданий, которые надо было возводить за рубежом, архитекторы непременно придавали проектируемым ими строениям национально-русский облик. Так поступил и А. В. Щусев, построив гостиницу в итальянском городе Бари (1913— 1914 гг.) и Русский выставочный павильон в Венеции (1914 г). Оба эти сооружения являются примерами национального ретроспективизма неорусского стиля.

Почти в то же время (1911 г.) архитектор В. А. Щуко (1878—1939 гг.) выстроил русские павильоны на Международных выставках в Риме и Турине в формах русского классицизма с ордерными колоннадами и с характерной двухцветной окраской. Таким образом, видные зодчие в архитектуре зарубежных павильонов для русских экспозиций отразили два принципиально разных художественных направления ретроспективизма предреволюционных лет: неорусское и неоклассицистическое. Выдающимися представителями неоклассицистического направления в 1910-х годах были В. А. Щуко, И. А. Фомин, А. Е. Белогруд, М. М. Перетяткович, И. В. Жолтовский. Эти зодчие в России предреволюционной поры заняли ведущее место, доказывая своим творчеством жизнеустойчивость художественных традиций и форм. Ретроспективность задержала развитие прогрессивных рационалистических сторон архитектуры, возвратив ее на путь ретроспективизма. Архитекторы-неоклассицисты, помимо глубокого знания русской архитектуры, особенно классицизма, специально изучали в натуре его античные истоки и методы их преломления в творчестве мастеров эпохи итальянского Возрождения, в частности гениального зодчего Андреа Палладио. Произведения этого архитектора и его теоретический трактат «Четыре книги об архитектуре» сыграли в XVIII в. важную роль в становлении классицизма в России, породив стилистическое направление, называемое палладианством.

Именно поэтому здания и проекты А. Палладио вновь привлекли внимание неоклассицистов. В некоторых произведениях И. В. Жолтовского, В. А. Щуко, И. А. Фомина, А. Е. Белогруда и других отчетливо прослеживается палладианская интерпретация античных форм и ордеров. Наиболее характерными примерами этого являются доходные дома, выстроенные ими в 1910-х годах, фасады которых во многом воспроизводят палладианские композиции фасадов дворцов в Виченце. В Москве на Спиридоньевской ул. (ныне ул. А. Толстого, 30) архитектор И.В.Жолтовский (1867—1959 гг.) в 1909—1910 гг. выстроил особняк Тарасова, с большой точностью повторив фасад палаццо «Тьене» в Виченце с тяжелой рваной рустовкой внизу, со сдвоенными пилястрами и сильными обрамлениями окон вверху.

В Петербурге архитекторы А. Е. Белогруд и В. А. Щуко для формирования фасадов доходных шестиэтажных домов иногда использовали большой палладианский ордер, гипертрофируя его до размеров многоэтажного здания. Характерным примером этого является фасад доходного дома на Большом проспекте, 77 Петроградской стороны, построенного в 1910-е годы архитектором А. Е. Белогрудом (1875—1933 гг.). Это монументальное шестиэтажное здание с полуколоннами большого ордера, декоративным аттиком и статуями на нем над каждой колонной.

Лучший же образец доходного дома с палладианской трактовкой фасада создал архитектор В. А. Щуко на Каменноостровском (Кировском) проспекте, 65 (около 1910 г.). Фасад дома составляет замкнутая система огромных трехчетвертных колонн композитного ордера на высоком цокольном этаже с сильно раскрепованным антаблементом, в который вписан последний, шестой, этаж. Между колоннами мастерски вкомпонованы эркеры, что подчеркивает назначение здания для жилья. Доходные дома, созданные А. Е. Белогрудом и В. А. Щуко,— примеры творческого воспроизведения незавершенного творения А. Палладио — лоджии дель Капитанио в Виченце.

Другим примером творческого преобразования палладианских приемов в Петербурге является дом С. С. Абамелек-Лазарева на Миллионной (ныне Халтурина) улице, 22—24 (1913— 1915 гг., арх. И.А.Фомин); фасад его со стороны р. Мойки с коротким ритмом коринфских пилястр большого ордера навеян созданным А. Палладио палаццо Вальмарана.

Интересными образцами искусной интерпретации форм и композиций архитектуры итальянского Возрождения являются некоторые петербургские здания. Так, в 1911 —1912 гг. на Невском проспекте, 21 для торгового дома Ф, Л. Мертенса архитектором М. С. Лялевичем (1876—1944 гг.) было построено здание с эффектным трехарочным фасадом с классическими колоннами. В этом здании архитектор умело сочетал современную структуру и железобетонные перекрытия с ретроспективным его обликом.

В 1915 г. архитектор М. М. Перетяткович (1872—1916 гг.) на Большой Морской (Герцена) улице, 15 создал тяжеловесное здание Русского торгово-промышленного банка с торжественной колоннадой, вознесенной на очень высокое рустованное основание. Фасад его запечатлел оригинальную попытку новаторского использования палладианских приемов для создания представительного общественного здания.

Еще более оригинальным предстало в 1911 —1912 гг., другое банковское здание, выстроенное М. М. Перетятковичем на Невском проспекте, 7/9; это дом Вавельберга. Композиция его фасада словно навеяна обликом венецианского Дворца дожей и является примером поиска творческого стимула в более отдаленном по времени наследии.

То же прослеживается при рассмотрении облика доходного дома, выстроенного на площади Льва Толстого в 1913—1917 гг. архитектором А. Е. Белогрудом. Башни, фланкирующие фасад со стороны площади, гладь стен и каменные обрамления проемов, часть которых имеет стрельчатое очертание,— все это ассоциируется со средневековой западноевропейской романской архитектурой.

В 1910-х годах строительство велось в основном в столице, а в Москве и других городах сооружалось немного зданий, из которых выделяется яркое произведение архитектора А. И. Таманяна в Москве — дом Щербатова на Новинском бульваре (ныне ул. Чайковского, 11; 1911 —1913 гг.). Одним лишь сооружением автор сформировал торжественный ансамбль, сочетав части доходного дома в форме двутавровой композиции в плане с разновысокими корпусами и курдонерами. Ансамбль дома Щербатова по архитектурной выразительности представляет собой оригинальный пример неоклассицизма. Другим интересным и поучительным примером того же стилистического направления является здание Киевского вокзала (1914—1917гг.) в Москве, построенное по проекту архитектора И. И. Рерберга (1869—1932 гг.) при участии В. К. Олтаржевского. Асимметричное здание с высокой часовой башней обогащено сдержанно выраженными классическими элементами, колоннадами, портиками, подсказанными русским классицизмом XIX в.

Значительным произведением неоклассицизма в Москве является здание Музея изящных искусств (1898 —1912 гг.), возведенное архитектором Р. И. Клейном (1858—1924 гг.). В его многоколонном торжественном фасаде использован греческий ионический ордер (типа Эрехтейона) в наибольшей чистоте. Это музейное здание с большими залами, оборудованными фонарями верхнего света, рассчитано на интенсивную посещаемость, что обусловило его тщательную функциональную организацию. Обращение к архитектурным формам общественных сооружений античности позволило Р. И. Клейну зданию нового назначения придать представительный характер. Верный своей приверженности к древнегреческим ордерам, Р. И. Клейн в 1914 г. выстроил в Москве одно из первых в России специальных зданий для кинематографа «Колизей».

Из построек неоклассицистического направления на периферии следует отметить: театр имени Ф. Г. Волкова в Ярославле (1909—1911 гг., арх. Н.А.Спирин) ; Педагогический музей в Киеве (1911 —1913 гг.), созданный архитектором П.Ф.Алешиным (1881 —1961 гг.).

В начале XX в. строительство небольших особняков в городах и загородных или пригородных усадеб резко сократилось, причем здания эти уже не отличались прежним размахом и изысканностью. Наряду с особняками, создававшимися в характере модерна, их иногда строили в духе неоклассицизма.

Таким примером может служить особняк Т.В.Белозерского (1913—1914 гг.) в Петербурге на Дворянской (Куйбышева) улице, 25, построенный архитектором А. А. Олем (1883—1958 гг.). Фасад этого особняка с пилястровым портиком большого ордера не оставляет сомнения в источнике вдохновения — это был русский классицизм конца XVIII в.

Одним из замечательных примеров роскошной пригородной усадьбы является дворец А. А. Половцева на Каменном острове (набережная Большой Невки, 22) в Петербурге (1912—1913 гг.), созданный архитектором И. А. Фоминым в лучших традициях русского классицизма. Дворец и по композиции плана с курдонером, и по трактовке фасадов — с колоннадами, охватывающими парадный двор, и по красоте интерьеров представляет собой блестящий образец неоклассицизма в палладианс-кой трактовке, созданный выдающимся его представителем И. А. Фоминым, так и не успевшим завершить великолепный замысел грандиозного ансамбля «Новый Петербург» на острове Голодай в Петербурге.

В 1917 г., когда началась новая эра в истории народов России и всего мира — эра социализма, все крупнейшие архитекторы предреволюционной России: А. Е. Белогруд, И. А. Фомин, В. А. Щуко, А. В. Щусев, А. И. Таманян, П. Ф. Алешин, Ф. О. Шехтель и многие другие  приступили к плодотворной деятельности по созданию советской архитектуры.  Но ретроспективизм как стиль продолжает своё существование и сейчас.

В. И. Пилявский, А. А. Тиц, Ю. С. Ушаков

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер