Модернизм

Широкие просторы для архитектуры в стиле модернизма открылись в результате последствий Второй Мировой войны. Многие европейские города были разрушены. Намечался мир новой формации. Появилась принципиальная возможность проектировать целые кварталы без особой привязки к «старому» архитектурному ансамблю городов. Самые большие по площади застройки в стиле модернизма произошли в городах с самыми большими разрушениями – Берлин и Гавр. На этих гигантских строительных площадках работали большие интернациональные коллективы знаменитых архитекторов -модернистов  -  Ханс Шарун, Вальтер Гропиус, Ле Корбюзье, Алвар Аалто, Оскар Нимейер, Пьер Луиджи Нерви , Марсель Брейер, Огюст Перре, Бернар Зерфюсс и многие другие.

Выражение «Модернизм в архитектуре» употребляется часто как синоним термина «современная архитектура», но последний термин все-таки шире. Модернизм в архитектуре охватывает творчество пионеров современной архитектуры и их последователей во временном промежутке с начала 20-х годов и по 70-80 годы (в Европе), когда в архитектуре возникли новые тенденции.

Термин «модернизм» присущ только отечественной искусствоведческой школе, в западных источниках — это термин «modern». Так как в русской эстетике «модерн» означает художественный стиль предшествующий модернизму, необходимо различать эти два понятия, дабы избежать путаницы.

Кредо модернизма заложено в самом его наименовании – это созидание нового («модерн» значит «новый»). То есть, принципиальная установка на новизну архитектуры, - как конструктивных и планировочных идей, так и внешних форм, которые, по мысли архитекторов-модернистов, должны исходить из достижений новых строительных технологий. Образное выражение «призмы из бетона и стекла» хорошо передает общий характер построек модернизма. Основные принципы архитектурного модернизма – использование самых современных строительных материалов, рациональный подход к решению конструкций и внутренних пространств, отсутствие тенденций украшательства, принципиальный отказ от исторических реминесценций в облике сооружений, их «интернациональный» характер. Что касается социальных установок архитекторов-модернистов, то, как правило, они отличались явным демократизмом, а то и левизной, - по крайней мере, во многих декларациях его теоретиков.

Здание вокзала Термини
Здание вокзала Термини
Здание вокзала Термини
Здание в районе Ганза. Берлин. Архитектор О. Нимейер
Здание в районе Ганза. Берлин. Архитектор О. Нимейер
Здание в районе Ганза. Берлин. Архитектор Ле Корбюзье
Здание в районе Ганза. Берлин. Архитектор Ле Корбюзье
Ле Корбюзье (Шарль-Эдуард Жаннере, 1887 - 1965) Здание в Берлине. Архитектор Оскар Нимейер
Ле Корбюзье (Шарль-Эдуард Жаннере, 1887 - 1965) /  Здание в Берлине. Архитектор Оскар Нимейер
kongresshalle. Конгрессцентр. Берлин
Реконструированный центр Гавра. Проект  Огюста Перре (Auguste Perret)
Реконструированный центр Гавра. Проект  Огюста Перре (Auguste Perret)
Реконструированный центр Гавра. Проект  Огюста Перре (Auguste Perret)
Здание в центре Гавра. Архитектор Огюст  Перре (Auguste Perret)
Здание в центре Гавра. Архитектор Огюст  Перре (Auguste Perret)
Храм Св. Жозефа( L'église St Joseph ) архитекторы Перре и Одижье  Фрагмент фасада лицея Августа Перре. Гавр. (lycée Auguste Perret)
Храм Св. Жозефа( L'église St Joseph ) архитекторы Перре и Одижье   Фрагмент фасада лицея Августа Перре. Гавр. (lycée Auguste Perret)

Однако эстетика модернизма по сравнению с 1920-ми годами не осталась неизменной, эволюционируя под воздействием развития строительной техники и разнообразия новых композиционных и функциональных задач. Так, сравнивая в конце жизни крайне аскетичные формы модернизма 20- х годов с архитектурой 50 - 60-х годов, Вальтер Гропиус отмечал развитие и обогащение форм: «Основной сдвиг заключается в растущей пластике объёмов. Ритм каркасов, кривые оболочки, выступы и заглубления отдельных частей здания порождают богатство светотени, которое не может быть создано на плоских навесных стенах, столь долго служивших неотъемлемой принадлежностью новой архитектуры».

В наибольшей степени это обогащение при одновременном «смягчении» аскетизма архитектурных форм модернизма демонстрируют композиции таких общественных объектов, как вокзал Термини в Риме и комплекс сооружений ЮНЕСКО в Париже.

Здание вокзала Термини построено в 1948-1950 гг. архитекторами А. Вителлоцци, Л. Калини, М. Кастелацци и др. В его композиции можно сразу отметить два радикальных отличия от постулатов 1920-х годов: здесь отсутствует эстетика прямого угла и пренебрежение историческим контекстом. Композиция построена на гармоничном сочетании двух контрастных объёмов: остеклённого низкого объёма пространственной формы и служащего ему фоном высокого плоского многоэтажного прямоугольного объёма с ленточной разрезкой наружных стен.

Пространственная форма фланкирующего низкого объёма достигнута за счёт нарочитого изгиба ригелей поперечного каркаса из железобетонных рам перекрытия этого объёма (кассового зала вокзала) и устройства наружного большого наклонного козырька, образованного консолями ригелей рам. Сплошной стеклянный витраж и большой вынос козырька придают фланкирующему объёму крупный масштаб и богатую светотень. Для того, чтобы подчеркнуть крупный масштаб зального объёма, авторы зрительно уменьшают масштаб членений фонового административного корпуса, располагая узкие ленточные окна в двух уровнях по высоте этажа.

Вокзал расположен в зоне исторической городской стены эпохи императора Сервия Тулия (IV в. н. э.). Авторы включили сохранившийся фрагмент этой стены в композицию вокзала: стена примыкает под углом к зданию с левого фланга главного фасада.

Комплекс ЮНЕСКО (1955 - 1958 гг.) в Париже запроектирован интернациональной группой архитекторов - Бернар Зерфюсс (Zehrfuss) , Пьер Луиджи Нерви (Nervi, Pier Luigi) и Марсель Брейер. Он состоит из трех зданий - Секретариата, Пленарных заседаний и корпуса Постоянных представительств. Самым крупным и наиболее характерным для модернизма 1950-х гг. является здание Секретариата. Элементарная функционально-планировочная структура коридорного конторского здания здесь преобразована в трилистник, ветви которого имеют разную длину и сопрягаются у центрального узла коммуникаций по плавной кривой. Таким образом, авторы отступили и в этом объекте от эстетики прямого угла, создав индивидуальную пластичную объёмную форму сооружения. В то же время они применили ряд композиционных элементов модернизма – «дом на ножках» (в данном случае - поперечных однопролётных двухконсольных монолитных рамах-пилонах), плоскую эксплуатируемую крышу и т.п. Согласно канонам модернизма авторы не применили чисто декоративных элементов. Их композиционная роль передана функциональным элементам - поэтажным солнцезащитным козырькам и стенкам, наружной винтовой пожарной лестнице собранной из железобетонных элементов, и представляющей собой центр композиции одного из фасадов. А по главному фасаду - грандиозному по размерам монолитному железобетонному козырьку сложной пространственной формы, расположенному над главным входом в Секретариат.

Комплекс ЮНЕСКО расположен в центре Парижа и выходит главным фасадом на площадь Фонтенуа. Оставаясь в композиции здания Секретариата полностью в рамках архитектуры функционализма, авторы проекта не остались равнодушны к контексту исторической застройки. Они сохранили соответствующую окружающей застройке этажность и применили для фасада, выходящего на площадь, более крупный масштаб членений архитектурных форм.

Однако самой обширной областью применения принципов модернизма в послевоенной Европе стало массовое жилищное строительство.

Независимо от климатических и политических условий массовое жилищное строительство - от Швеции до южных границ СССР развивалось на основе единых принципов. Как правило, оно базировалось на методах экстенсивного градостроительства с застройкой пригородных территорий, свободной застройке их относительно крупными жилыми образованиями, включающими здания предприятий повседневного обслуживания, применении полносборных индустриальных методов домостроения и обусловленных ими требований типизации зданий или их крупных фрагментов (блок-секций), средней (4 - 5 этажей) высоте застройки. Благодаря свободной застройке, здания и территории получили наилучшие условия инсоляции и аэрации. Строго соблюдались требования озеленения и благоустройства. Здесь в полной мере удалось использовать преимущества архитектуры модернизма - ее рационалистичность, приверженность новой строительной технике и строгому соблюдению требований гигиены жилища. Архитектура новых жилых образований была весьма аскетична: соблюдались эстетические каноны раннего модернизма (эстетика прямого угла, плоской крыши, ленточного остекления в массовых общественных зданиях), при этом геометризм форм усугублялся в связи с технологическими требованиями производства сборного железобетона. В этом отношении чрезвычайно интересен опыт застройки района Ганза в центре Берлина. Застройка этого района являлась частью первой послевоенной строительной выставки «Интербау», призванной возродить предгитлеровскую практику выставок Веркбунда. Их особенностью было не только конкурсное проектирование, но и обязательная реализация лучших проектов. К международному конкурсному проектированию района Ганза (1955 год) были привлечены ведущие архитекторы Германии и мира - Ханс Шарун (Scharoun, Hans Bernhard), , Вальтер Гропиус, Ле Корбюзье, Алвар Аалто, Оскар Нимейер и др. По сравнению с условиями проектирования районов массовой типовой застройки у авторов генерального плана и зданий Ганзы была большая свобода в размещении (в рамках свободной планировки квартала)и выборе этажности (от 1 да 10) составляющих его застройку 50 зданий, и введении в застройку помимо зданий повседневного обслуживания зданий и учреждений периодического и эпизодического посещения. Архитектурный облик застройки всецело определялся стилем модернизма и эстетикой сборного железобетона. Парадоксально, что несмотря на индивидуальное проектирование каждого из зданий Ганзы выдающимися архитекторами, общий облик её застройки отличается той же «сухостью», что и облик районов массовой типовой застройки.

В то же время районы 4- 5- этажной застройки благодаря хорошему озеленению и благоустройству, сомасштабности этажности и инсоляционных разрывов человеку оказались в целом привлекательными и уютными. Их привлекательность «выросла в цене» в период 1960-1970-х годов, отмеченных в большинстве крупных городов Европы переходом к многоэтажной (9- 20 этажей) застройке новых жилых районов, отмеченных в прессе, термином «зелёных бетонных джунглей» за их несомасштабность. В связи с тем, что в 1950-е гг. строительство новых жилых районов базировалось на крайне экономичных планировочных решениях домов и квартир, эта 4- 5- этажная застройка в странах Западной Европы в 1970-1980-х годах пережила второе рождение. Планировочные решения квартир были модернизированы в процессе массовой реконструкции, плотность застройки и эксплуатационные качества зданий улучшены путём частичной перепланировки квартир, надстройки мансард и утепления наружных стен, и, что весьма существенно, застройка утратила однообразный облик благодаря индивидуальным решениям в проектах реконструкции.

Существенно хуже архитектурная ситуация массовой жилой застройки (отечественной и западноевропейской) - середины 1960-1970-х гг. Высота этой застройки 9- 20 этажей, территории жилых образований резко увеличены, размеры не сомасштабны, а архитектурные формы столь же аскетичны, как и в 1950-е годы. При большой высоте и размерах такой застройки благодатное озеленение не может скрыть скудость и аскетичность архитектуры.

 

Истоки модернизма

Новый импульс к развитию функционализм (модернизм) приобретает после Второй мировой войны. При этом «вторая волна» модернизма имеет разные стимулы, объемы и формы реализации в Европе и Америке.

Разрушенные европейские города нуждались в быстром и экономичном восстановлении. Рациональная основа функционализма и его ориентация на экономичные индустриальные методы домостроения способствовали быстрому восстановлению жилищного фонда с минимальными затратами.

В связи с этим в конце 1950-х и в 1960-е годы функционализм получил несравненно более широкое распространение, чем в 1920-е гг. Помимо решения утилитарных задач по восстановлению жилищного фонда, функционализм стал основным эстетическим направлением в проектировании уникальных общественных зданий, поскольку применявшийся в период тоталитаризма неоклассицизм оказался этически и эстетически дискредитированным.

Конец 1940-х - начало 1950-х годов были связаны с проектированием восстановления разрушенных городов - Волгограда, Гавра, Варшавы, Гданьска, Севастополя, Дрездена, Киева, Минска и др. населенных мест. С середины 1950-х гг. превалирует задача развития массового жилищного строительства.

Проекты восстановления центров исторических городов в значительной степени сохраняли старую уличную сеть, корректируя там, где это оказывалось возможным, ее пропускную транспортную способность.

Но архитектурные формы застройки при восстановлении городов были различны: в Волгограде (арх. В. Симбирцев) - неоклассицизм («сталинский ампир» по не канонизированной терминологии), в Гавре (арх. О. Перре и его ученики - Одижье, Турнан, Ланье и др.) - модернизм, в Гданьске (арх. Я. Боровский, 3. Жулавский, В. Долинский) - тщательная реставрация и воспроизведение исторического облика разрушенной застройки (северный ренессанс и барокко).

С точки зрения развития идей модернизма на новом историческом этапе наибольший интерес представляет опыт реконструкции центра Гавра (Havre), реализованный под руководством Огюста Перре (Auguste Perret) (1874-1854) - ветерана модернизма и «поэта железобетона», архитектурное творчество которого помогло Ле Корбюзье в 1920-е годы сформировать концептуальную платформу Современного движения.

Гавр - ведущий порт Франции на Северной Атлантике подвергся во время Второй мировой войны разрушительным авианалётам армии союзников по антигитлеровской коалиции. В результате центр города был практически уничтожен: было разрушено более 10 тыс. зданий. Архитекторам предстояло запроектировать новый центр города на территории свыше 150 га, решить утилитарные задачи расселения всех бывших жителей и домовладельцев центра (50 тыс. человек), и пропуска мощных транспортных потоков при соблюдении современных требований к инсоляции и аэрации зданий и застройки. В то же время надлежало сформировать достойный эстетический облик главного северного порта страны. Проект и его реализация заняли 10 лет (1947-1957 гг.). После смерти О. Перре работы по реконструкции центра Гавра были завершены под руководством архитектора Турнана.

Проект реконструкции сохранил, но упорядочил историческую уличную сеть и традиционную для Франции регулярную систему застройки. Проект предусмотрел формирование новой центральной площади Ратуши (почти равной по размерам площади Согласия в Париже) и соединение её с набережной Ла Манша 800-метровой прямой магистралью - авеню Фош. Ширина магистрали при реконструкции увеличена до 80 метров, а высота застройки до семи этажей, что придало главной магистрали города соответствующий градостроительный масштаб. Выход авеню Фош к набережной фланкируют два 17- этажных здания башенного типа, получивших имя «Ворота океана». Под углом к авеню Фош О. Перре создал новую застройку приморского бульвара Франциска I, сохранив её регулярный характер, но придав новое «косое» размещение домам, по отношению к оси бульвара, что защитило их среду от неблагоприятных океанских ветров. В застройку бульвара вкомпоновано 106- метровое здание храма Св. Жозефа( L'église St Joseph ) (арх. Перре и Одижье), ставшего своеобразным маяком для океанских судов.

Застройка Гавра - первый в мировой практике пример решения крупной архитектурно- градостроительной задачи в наиболее экономически эффективной современной строительной технике. Все жилые и общественные сооружения центра Гавра были возведены в единой каркасно-панельной строительной системе из сборных железобетонных изделий.

В целях композиционной организации ансамбля застройки и с учётом требований эффективности заводского производства сборных изделий Перре избрал единый конструктивно- планировочный и пространственный модуль (6,24 х 6,24м), которому подчинил не только координационные размеры зданий, но и пространственные параметры - ширину улиц, магистралей и проездов.

Архитектурные композиции фасадов чётко прочерчены элементами каркаса (благо мягкий климат Франции допускает пересечение наружных стен каркасом без опасности его промерзания). В то же время Перре учитывает традиционные для исторической застройки композиционные элементы, в частности применяя традиционные, вытянутые по вертикали пропорции окон (антитеза «лежачим» или ленточным окнам модернизма). Отвечает традиции и организация вдоль главной магистрали торговой галереи по первым этажам жилых домов. С этой целью наружные стены уличных фасадов домов опёрты в первом этаже на открытые колонны, а витражи и витрины магазинов в первых этажах сдвинуты из плоскости фасадов вглубь на ширину галереи. Таким образом, достигается известное совпадение облика застройки авеню Фош с традиционным обликом застройки столичных магистралей (и в первую очередь с обликом застройки ул. Риволи в Париже).

Для общего колористического решения новой застройки Перре выбрал естественный серый цвет бетона, оживляя его яркими цветными вставками жалюзей и ставен. Фасады двух главных объектов новой застройки - ратуши и храма Св. Жозефа - белые.

При всех достоинствах объёмно-пространственного и функционального решения в застройке Гавра впервые пришлось столкнуться со специфической особенностью массового индустриального строительства. В Гавре одинаковая композиционная тема фасадов, основанная на эстетизации конструктивного решения каркасно-панельных наружных стен и их общем колорите, подошла к опасной грани. Одинаковая композиционная тема, принятая в качестве средства обеспечения архитектурного единства застройки, при многократном повторении способствует обратному эффекту- формированию удручающего чувства монотонности и однообразия. Но, если композиция Перре и его учеников только подошла к этой грани, то в связи с тем, что этот урок своевременно не был усвоен, в последовавших спустя 15 - 20 лет решениях крупных столичных новых градостроительных фрагментов (например, Нового Арбата в Москве или Лейпцигерштрассе в Берлине) эстетический кризис композиции из повторяющихся объёмов и их «типовых» деталей, разразился полностью.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер