Христианские гробницы

Христианские погребения прошли два этапа: эпоху катакомб и эпоху надгробных часовен и кладбищ. Катакомбы — не что иное, как галереи бывших каменоломен, где могилы расположены вдоль стен в несколько этажей: таковы катакомбы в Риме, в Сиракузах и в Александрии. Только изредка, через значительные промежутки, среди гробниц встречается молельня, слабо освещенная через отверстие, пробитое в сводах каменоломни.

Украшения, если они и существуют, сводятся исключительно к применению штуковой лепки, символической росписи, трактующей не мистерию «страстей христовых», а утешительные догматы христианства. По стилю эти изображения полны очарования, чуждого язычеству, но по исполнению — это наивное подражание античной живописи. Лепное обрамление, окружающее их, несмотря на некоторую неумелость в обработке, отличается легкостью профиля и не лишено изящества. Саркофаги, если они украшены скульптурой, напоминают последние времена Рима. Все это в целом, за исключением общего выражения фигур, заимствовано у языческого искусства.

Примечание:  Раскрытие истинного смысла катакомбной росписи и ее отношения к античному искусству см. у Дворжака, Очерки по искусству средневековья, М. 1934.

В Арле имеются памятники на христианском кладбище первых веков христианства; почти все это — саркофаги того же характера, что и в катакомбах. Другими словами, они являются копиями гробниц античных некрополей, за исключением символов, изображенных на них. За ними идут гробницы в форме колонн и в форме квадратных башен, встречающихся в Сирии, и, наконец, надгробные часовни.

Эти надгробные часовни похожи на небольшие церкви, но отличаются от церквей тем, что им старались обеспечить особую долговечность, тогда как первоначальной архитектуре церквей забота о долговечности, по-видимому, чужда. Базилики служили местом собраний, их возобновляли по мере надобности, и к ним предъявлялось единственное требование — быть вместительными и приспособленными для нужд религии. Идея надгробной часовни совершенно иная: это прежде всего память, памятник для будущего. Поэтому христианская гробница представляет собою последнее применение монументальной конструкции Римской империи: гробница св. Елены — подлинно античная сводчатая ротонда; гробница св. Констанции (рис. 53) чисто римской мощностью своей структуры отличается от современных ей хрупких базилик.

Церковная архитектура IV - X веков. Христианские гробницы. Гробница св. Констанции

Рис. 53

Гробница св. Констанции — это круглый храм, окруженный кольцевой галереей; перед ним расположен овальный двор. Ротонду рассматривали как баптистерий и одновременно как гробницу св. Констанции, а овальный двор — как едва видоизмененный   античный   цирк.   В   действительности же этот античный цирк — не что иное, как кладбище, одно из тех «священных полей» (campi santi), которые традиции сохранила до наших дней.

Гробница Плакиды в Равенне представляет собою греческую часовню в форме креста. Усыпальницей большей части византийских императоров служила церковь св. Апостолов.

Среди надгробных капелл особого рассмотрения заслуживает гробница Теодориха в Равенне (рис. 54). По своему плану она родственна гробнице св. Елены, а быть может, и языческим гробницам, окаймлявшим Латинскую и Пренестинскую дороги; по орнаментации она, как доказал Вогюэ, — сирийского происхождения.

Церковная архитектура IV - X веков. Христианские гробницы. Гробница Теодориха в Равенне

Рис. 54

Сирийский характер орнаментации явствует из вида профилей, а также из скульптурных деталей. Сопоставьте профили карниза на рис. 54 с сирийскими профилями, воспроизведенными на рис. 23, J, H, и вас поразит общность их стиля.

Примечание: Стржиговский в ряде своих работ настаивает на армянском происхождении орнаментации гробницы Теодориха.

При рассмотрении конструкции памятника аналогия подтверждается: своды нижнего этажа — крестовые и, по сирийскому обычаю, сложены из камня, но ради особой изысканности, которая не встречается в Сирии, камни имеют окантовку.

Купол совершенно опрокидывает наши представления о бедности этой эпохи, когда, казалось бы, архитектор должен был искать наиболее простых и дешевых решений: купол состоит из монолита, одного из самых гигантских камней, которые когда-либо были применены в строительстве. Может быть, эпоха, когда варвары оседали на развалинах империи, возвращает нас к приемам мегалитической архитектуры, первым изобретениям человечества?

Камень, добытый в Истрии, выдолблен, что позволило доставить его без затруднений на буксире между двумя кораблями до отмели, близ которой находится описываемый памятник. Когда камень был доставлен к месту сооружения, он был поднят наверх, как глыбы дольменов или как египетские обелиски, — постепенно, при помощи сбалансированных рычагов; стены же, на которых он лежит, были затем сложены под ним; для этого достаточно было примитивных механизмов доисторических времен. Странно наблюдать, как в эпоху, когда на искусство влияли вкусы и инстинкты варваров-победителей, проявляется такой явный возврат к эффектам и средствам первобытной архитектуры.

Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер