Искусство и социальная среда Древней Персии

 

ИСКУССТВО И ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО. ЭПОХИ И ВЛИЯНИЯ

Характер архитектуры находится в теснейшей зависимости от условий, в которые поставлены рабочие, от их социального положения и от способа их вознаграждения. Высокое проявление мастерства предполагает известное личное достоинство, не­свойственное рабу и чернорабочему. Разумное и систематическое применение методов, просто и точно выполненная работа свидетельствуют о вознаграждаемости, заинтересовывающей рабочего в его труде.

Мы видели в Египте в небрежности исполнения работы указания на режим, обезличивающий рабочего, на принудительный или поденный труд. В Персии рабочий оплачивается не соразмерно с затраченным временем, но в соответствии с количеством выполненной работы.

Каменотесы Пасаргад были наемными ремесленниками. В этом мы убеждаемся из следующего: каждый камень носит на себе в качестве клейма отметку того, кто его обработал. Без сомнения, применялись также и принудительный и рабский труд. Следы его чувствуются в тех грубых глиняных конструкциях, где ручная работа затрачена с избытком, но, независимо от прямых указаний, ясно, что такие сложные архитектурные конструкции, как сводчатые конструкции Персии, могли развиться лишь в стране, где условия, в которые был поставлен рабочий, позволяли спрашивать с него больше, чем простую мускульную силу.

Теперь разберемся в происхождении персидской архитектуры.

Общее впечатление от этой архитектуры — впечатление от искусства, элементы которого заимствованы из Египта и Ассирии. Однако, хотя общность методов и обнаруживает заимствование, нет указаний на то, что они сделаны из первоисточников. Несколько посредников, особенно в начальный период, становятся между персидским искусством и архитектурами, его породившими.

Как мы узнаем в результате изучения архитектуры Малой Азии, лидийское искусство гораздо раньше персидского достигло высоких степеней совершенства. Как раз в момент покорения Киром Лидийского царства в его империи впервые появляются архитектурные памятники. В Сардах Кир нашел те сооружения — платформы, которые послужили образцами при постройке Пасаргад. Там же он увидел орнамент в виде двойной волюты, совершенно схожий с тем, что имеется на персидских капителях. Он нашел там пальметту и розетку. В Ионии доказано существование, как показали раскопки на Лесбосе, персидской колонны, почти целиком сохранившейся, с ее характерными кампанулами, ее волютами и стройным стволом. В Ионии была в ходу даже система египетских мер, применение которой отмечено нами в одном из самых древних памятников Персеполя. По всем вероятиям, именно в Малой Азии архитекторы Кира черпали свои первые вдохновения.

Вот перечень главнейших произведений персидской архитектуры, начиная с памятников официального искусства — дворцов с террасами:

а)  Первоначальный период (вторая половина VI в.). Дворец и платформа Мешхеди Мургаба (Пасаргады), гробница, приписываемая Киру, предварительная гробница в Накши Рустеме.

Примечание: В настоящее время, после работ Herzfeld, окончательно установлено, что гробница в Пасаргадах действительно принадлежит Киру и по своему устройству и расположению соответствует данным, почерпываемым у греческих авторов, о могиле первого Ахеменида. Гробница была окружена колоннадой, помещавшейся некогда внутри ограды, охватывавшей все сооружение. Кругом был разбит цветущий сад. Размеры внутреннего помещения гробницы — 316 х218; толщина стен —1,5 м. Сама гробница сложена из плит мраморовидного известняка бледно-желтого тона. Некогда плиты были скреплены медными закрепами, о чем свидетельствуют места, где они были вделаны.

б) Эпоха оформившегося искусства. Дворцы на платформе Персеполя: дворец Дария Старшего (около 520 г.), дворец и пропилеи Ксеркса (около 480 г.), дворец Ксеркса в Сузах (около 400 г.).

Официальная архитектура существует вплоть до завоевания Александра (330) и прекращается с падением монархии ахеменидов. Наряду с этой архитектурой чуждого происхождения мы находим, начиная с эпохи ахеменидов, архитектуру кирпичных куполов, самыми старыми образцами которой являются дворцы Фирузабада и Сарвистана. Время их возникновения было спорно, и в этих памятниках усматривали постройки периода сасанидов, приблизительно современные византийской эпохе. Сравнение форм дает возможность если не установить дату, то во всяком случае считать ее более ранней, чем возникновение сасанидского стиля. Два приведенных выше примера достаточно характеризуют декоративное убранство в эпоху сасанидов, как пышное, перегруженное и манерное. Было бы слишком большим анахронизмом отнести эти украшения к той же эпохе, что и сводчатые дворцы Фирузабада. Ворота Фирузабада имеют строгий стиль ахеменидских ворот, и если их дата и не совпадает с датами памятников Персеполя, то во всяком случае приближается к ним более, чем к эпохе сасанидского искусства.

Примечание: В сасанидском искусстве устанавливается три периода: первый охватывает два века существования империи, третий начинается с Хозроя I, т. е. 531—539 гг. н. э., и кончается с крушением сасанидского государства, тогда как второй период, естественным образом, лежит между первым и третьим. Характерной чертой первого периода является, с одной стороны, большая монументальность и простота архитектурных форм, с другой — в области пластического искусства определенная оригинальная переработка композиционных элементов и скульптурных фактур, заимствованных из греко-римского искусства. Для третьего периода типично чисто «азиатское» построение рельефа, имеющее мало общего с композициями первого периода, в области архитектуры, как намечается, — заострение, доведение до конца всех тенденций предшествующих веков и наличие количественной монументальности.

Лишь в третий период орнаментальные мотивы достигают своей окончательной разработки. Фирузабад и Сарвистан принадлежат к первому периоду. Ктесифонский дворец — к третьему. Тот «манерный» стиль, к которому так критически относится Шуази, есть стиль развитой сасанидской орнаментики, ни в коей мере не манерной. Бесспорно характерным для сасанидского искусства является то, что вместе с национальной реставрацией, противополагающейся эллинофильской политике парфян, как бы возрождается геральдический «звериный» стиль древнемесопотамского искусства, чем и устанавливается непосредственная связь ранней средневековой Персии с Древним Востоком.

Парфянская династия, исключительно воинственная, строила мало. В редких памятниках того периода — в Кингаваре, в Варке — чувствуется подражание греческим образцам. В дальнейшем сасанидские монархи будут пытаться воспроизводить романские типы (дворец Хатры). В общем, старая традиция сводчатых построек преобладает в эпоху сасанидов и увенчивает свои последние устремления величественным тронным залом Ктесифона. При династии сасанидов, в период борьбы, Персия входит в общение с Константинополем, и Византия заимствует у нее принципы сводчатых конструкций, из которых разовьется впоследствии византийское зодчество. В более раннее время (II — V вв. н. э.) персидская система расчленения сводов путем устройства подпружных арок проникает в область Дамаска и дает начало всей архитектурной системе заиорданской Сирии.

В другом направлении, на Запад, как мы увидим дальше, персидское искусство влияет на более отдаленные области, и элементы персидских орнаментальных мотивов из скандинавских стран распространяются по всему европейскому побережью Атлантического океана. В Индии персидское влияние обнаруживается, начиная с III в. до нашей эры; типы персеполитанских колонн переходят из Персии в Индию. Во II в. н. э. Индия воспринимает у Персии манерный стиль сасанидского орнамента.

Откуда произошел этот странный стиль? Несомненно, от фантастического искусства Месопотамии. Сасанидские элементы на месопотамской печати, воспроизведенные на рисунке 90, указывают на общий источник вдохновения. В то же время почти неуловимые различия существуют между этими сасанидскими орнаментальными мотивами и индийским орнаментом. Если сасанидский орнамент — заимствование, индийский — копия.

Наше исследование ограничивает здесь историю искусства Персии началом ислама: мусульманское искусство представляет собой лишь продолжение и дальнейшее развитие сводчатой конструкции, первые образцы которой дает нам архитектура Фирузабада и Сарвистана и которая является памятником подлинного персидского искусства. 

Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер