Внешний вид и служебные пристройки готических церквей

Внешняя  архитектура

Во внешнем виде церквей наблюдаются значительные различия в зависимости от того, является ли здание исключительно церковью, или к его основному назначению присоединяются также соображения обороны, превращающие церковь в крепость.

Неукрепленные церкви. — Рассмотрим прежде всего неукрепленную церковь, как наиболее распространенное явление. Здесь внешний вид еще сильнее, чем в романскую эпоху, подчеркивает внутреннее расположение. Достаточно изобразить массы, как мы это сделали на рис. 320 и 321 (Шартр, Париж), и по ним можно прочитать план здания. Трансепт обозначается завершающим его щипцом; круглый контур абсид, распределение капелл, относительная высота различных нефов — все отмечено с исключительной ясностью.

Внешняя архитектура готических церквей. Шартр, Париж

Рис. 320

Башни, с увенчивающими их шпицами, еще ярче характеризуют план здания. Иногда поднимается только одна башня — над пересечением нефов или посредине главного фасада; последнее расположение особенно пользовалось предпочтением в самый поздний период готики (Фрейбург *, Сен-Рикье).

Примечание: Фрейбургский собор (в Брейсгау) в своей восточной части и в трансепте (первая полов. XIII в.) относится скорее еще к романскому стилю. Центральный неф начат постройкой в 1253 г.; башня, принадлежащая к типу «поставленных на здание», выполнена в XIV в. См. Dehio, упом. соч.

В большей части соборов — две башни по углам фасада; в Лаоне и Реймсе они расположены на углах трансепта; в Шартре (рис. 320) и в больших нормандских церквах существует еще добавочная башня в том месте, где начинается закругление обхода хора. В Нормандии продолжается романская традиция повышенной секции, образующей фонарь. В центральной Франции этот фонарь заменяется деревянным шпицем (Париж, Реймс, Амьен).

Право иметь две одинаковые башни считалось привилегией некоторых церквей. В действительности же неодинаковые башни построены намеренно, по-видимому, только в тех церквах, где они относятся к разным эпохам: архитектор, строивший более позднюю башню, старался превзойти своего предшественника (Шартр, Амьен *).

Примечание: Асимметрия парных готических башен не может быть объяснена исключительно желанием «превзойти» более раннюю постройку, как это думает Шуази. Если аналогичное явление можно наблюдать в Шартре (где левая башня достроена в XVI в.), то в таком ведущем здании, как Амьенский собор, более поздняя башня меньше и скромнее своей предшественницы, что объяснялось исчерпанием экономических ресурсов строительства.

Из всех соборных фасадов ни один не производит впечатления такого спокойного величия, как фасад собора Парижской Богоматери. Нет человека, который не запомнил бы его мощи. Мы приводим его схему (рис. 321), чтобы показать, как прекрасно он согласуется с нефами собора. Ширина башен соответствует ширине боковых нефов, центральный неф продолжается в междубашенном пространстве; большая роза обрамлена щековой аркой первой секции; устои расставлены для воспринятия тяжести башен; наконец, галереи своими этажами прорезывают вертикали и по фасаду обнесены балюстрадами, которые служат масштабом.

Внешняя архитектура готических церквей. Шартр, Париж

Рис. 321

После фасада Парижского собора хронологически следуют Лаонский собор, Амьенский, Реймский, Страсбургский. Фасад Реймского собора, такой же изящный и величественный, как и фасад собора Парижской Богоматери, был начат в XIII в.; фасад Страсбургского собора относится к XIV в. *.

Примечание: План Страсбургского собора сохраняет расположение базилики, восходившей к XI в.; в 1179 г. была произведена перестройка хора; центральный неф возник на месте старой базилики в эпоху 1250—275 гг. Фасад мастера Эрвина, башня Упьриха Энзингера и венчающий ее ажурный конус И. Гюльца отняли не менее полутораста лет работы. См. Dehio, Das Strassburger Miinster, 1922.

Оборонные сооружения. — В эпоху непрерывных войн соображения безопасности не могли не приниматься во внимание при составлении планов зданий, даже таких, священный характер которых, казалось бы, делал их неприкосновенными. Говоря об окнах, мы уже отмечали, что утолщение подоконных стен вызывалось соображениями оборонного характера. Основания колоколен повсюду представляют собою башни, пригодные для обороны.

В общем, старались не привлекать внимания к средствам обороны, как бы рассчитывая на то, что святость храма сама собою оградит его от нападений. Только на юге, где еще живо было воспоминание об альбигойских войнах *, оборонные мероприятия не были замаскированы.

Примечание: Альбигойские войны (в начале XIII в.) — сопровождаемые исключительной жестокостью «крестовые походы» феодалов Северной Франции и Англии, под руководством папской инквизиции, против цветущих городов и земледельческих провинций французского юга (главным образом Тулузского округа). Предлогом было появление в данных местностях религиозной секты каторов или альбигойцев (по имени города Альби), возглавившей протест против поборов римской курии.

Здесь мы встречаем такие церкви, как собор в Нарбонне, в котором контрфорсы соединены между собою галереями с зубцами; на стенах собора в Безье возвышаются парапеты с бойницами, а церковь в Руайя имеет вид форта.
 
Собор в Альби, находившийся в самом центре религиозных войн, фланкирован башнями (рис. 310). Церковь Якобинского монастыря в Тулузе (рис. 309) завершается галереей, которая представляет собою каземат.

Пристройки

Колокольни. — Обыкновенно колокольни составляют одно целое с церковью, но иногда они представляют собой отдельные сооружения. Таковы в большинстве случаев колокольни в Италии, такова же была первоначально и древняя колокольня в Шартре. Мы уже говорили о том большом разнообразии, каким отличались колокольни романской эпохи: выбором формы руководила одна лишь фантазия, хотя и ограниченная материальными возможностями.

На рис. 322, А мы воспроизводим одну из романских колоколен (Ле Пюи). Для сравнения с этим еще неясным планом мы помещаем рядом четкое решение готических строителей. На квадратной башне возвышается восьмигранная пирамида с колоколенками и люкарнами или без них. Эта   восьмигранная   пирамида  должна   быть   согласована с квадратным планом башни и выложена таким способом, чтобы не вызывать опрокидывающего момента у вершины башни. Ослабление распора достигается тем, что шпиц выкладывается горизонтальными рядами, а не рядами, нормальными к наклонной поверхности наружных стен.

Что касается перехода от квадратного плана к восьмиугольному, то он достигается при помощи конических парусов или сомкнутых сводов, срезанных по плоскости стен пирамиды и упирающихся справа и слева в контрфорсы углов башни. Таков вид колоколен XIII в. В — более древняя из двух колоколен Шартрского собора; следует обратить внимание на полезную роль угловых люкарн, которые одновременно нагружают башню и поддерживают ее шпиц. Подобное же расположение мы видим и в Вандоме, в Санлисе, Оксерре, Неле, Лизье.

В XIV в. облегчают стены шпица вырезами, уменьшающими их вес, но не оказывающими значительного влияния на их прочность (Страсбург, Фрейбург); в XV и XVI вв. шпиц превращается в настоящее кружево из камня, изумительные образцы которого дают новая колокольня Шартрского собора, колокольни собора в Антверпене и собора св. Стефана в Вене.

Внешняя архитектура готических церквей. Колокольни

Рис. 322

Другой крайне смелый прием заключается в том (рис. 322, С, новая колокольня Шартрского собора), что шпиц подразделяется на ряд восьмигранных барабанов, причем углы верхнего барабана приходятся как раз на середине сторон несущего барабана; впрочем, барабаны опираются один на другой еще при помощи небольших аркбутанов, расстановка которых показана на нашем чертеже. Ажурные лестницы дополняют впечатление от этой филигранной конструкции, вырисовывающейся на фоне неба. Иногда, из соображений экономии и легкости, каменный шпиц заменяется деревянным (церковь Богоматери в Шалоне, нормандские колокольни). В иных случаях, в погоне за чрезмерной экономией, завершают башню простой двускатной крышей *.

Примечание: Завершение готических башен шпицем является правилом только для немецкой архитектуры. Остается спорным, предполагались ли они на башнях собора Парижской Богоматери; во всяком случае без них были задуманы башни Реймского и Амьенского соборов. Ср. Francois S., La facade de Notre Dame de Paris, Paris s. d.

В некоторых церквах, в том числе и в соборе Парижской Богоматери, в колокольных башнях помещаются большие двухэтажные залы, обслуживаемые необыкновенно изящными лестницами. Если судить по богатству архитектуры, эти залы не были просто пустотами в массивах башен; но какое они имели назначение, об этом у нас нет никаких документальных данных.

Нартекс, портик, паперть. — Нартекс, являвшийся принадлежностью примитивной базилики и романской церкви, постепенно исчезает. В церкви раннего периода в нем помещались «оглашенные» и кающиеся. Но впоследствии кающиеся, по-видимому, уже не изолировались так строго, а что касается «оглашенных», то эта категория совершенно исчезла с тех пор, как крещение стало производиться тотчас после рождения.

Монашеские ордена сохранили в своих церквах нартекс как место ожидания для паломников; но после XII в. такое назначение стало, по-видимому, казаться недостаточным для того, чтобы сохранять столь дорогостоящую постройку. В эпоху готики традиция нартекса сводится к тому, что до XIII в. перед деревенскими церквами нередко встречаются портики на аркадах; в других церквах под башней колокольни находится этаж, образующий портик.

Портики церквей Богоматери в Дижоне и св. Петра под Везлэ занимают всю ширину главного фасада. В Шартре портики находятся перед трансептами. Портики в Лаоне имеют вид глубоких арок. Портики в Сент-Юрбен в Труа и в соборе в Монпелье имеют чисто декоративное значение. По существу, вход в готическую церковь широко открыт: от улицы его едва отделяет двор или паперть, обнесенная простой балюстрадой; это открытое пространство, предоставлявшее права убежища, служило обычно местом для обнародования постановлений епископального суда.

Хранилища и ризница. — В качестве примера хранилищ, где богатые церкви берегли драгоценную утварь и хартии, можно привести двухэтажный павильон, который еще в XVIII в. возвышался около хора Сент-Шапель и расположение которого повторяется в капелле в Венсене.

Сакристия, которая в наше время кажется необходимой принадлежностью церкви, долго оставалась чуждой обычаям средневековья. В романскую эпоху мы не видим никаких следов ее. В эпоху готики она встречается только в очень немногих соборах — в Мане, Шартре, Туре. До XV в. все сельские церкви, по-видимому, не имели сакристии.

Крытые галереи и залы капитула. — Рядом с монастырской церковью находились залы капитула и крытые галереи; обе эти постройки встречаются и около собора, но здесь они предназначаются для коллегии каноников. На рис. 323 сопоставлены романская и готическая крытые галереи: А — галерея в аббатстве Монмажур, В — галерея Лаонского собора.

Готическая архитектура. Крытые галереи и залы капитула

Рис. 323

Одна отличается от другой только способом выполнения: в романской крытой галерее свод крестовый или цилиндрический, иногда ползучий цилиндрический, в готической галерее — свод на нервюрах и укреплен контрфорсами. Аркады  снабжены  переплетами,  напоминающими  оконные, а иногда в их верхней части имеется и застекление, ограждающее их от дождевых вод.

Среди наиболее замечательных крытых галерей готической эпохи следует отметить галереи соборов в Нуайоне, Семюре, Руане, Бордо и Нарбонне; затем — галереи в аббатствах на горе Сен-Мишель * и Сен-Жан де Винь в Суассоке; в Англии — в Вестминстере и Глостере; в Германии — в Маульбронне и Боцене.

Примечание: В монастыре Сен-Мишель в Нормандии налицо замечательные постройки начала XIII в. (1203— 1228): рефекторий, трапезная, зала занятий, галерея. См. Gоut P., Le Mont St. Michel, 2 v., Paris 1910.

Залы капитулов сохранились в Суассоне, в Нуайоне и др. Зал капитула в Нуайоне, который может считаться типичным для Франции, представляет собой прямоугольное пространство, разделенное рядом колонн на два нефа. В Англии обычно принят был для зал капитулов план квадратный или многоугольный, со сводами, опирающимися на изолированную колонну в центре. Таковы залы в Кентербери, Винчестере, Глостере, Бристоле, Уорчестере, Уэльсе *.

Примечание: Залы капитула классическую форму свою приобретают не в Англии, а в Германии, в ее «особом» позднеготическом искусстве. К XIV в. относится зал в Марбурге, к XV в. — Данциг и Мариенбург. См. Gersteberg К., Deutsche Sondergotik, 1913. 

Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер