Пропорции и масштаб. Эффекты перспективы в романской архитектуре

Существовали ли у романских архитекторов определенные методы для построения пропорций зданий, и каковы были эти методы? В данном случае ответить на этот вопрос значительно труднее, чем это было в отношении античного искусства.

У греков техническое исполнение было, можно сказать, совершенно точным, и по развалинам можно почти всегда безошибочно восстановить расчеты проекта; в романском же искусстве выполнение часто бывает достаточно грубым, так что такое восстановление становится недостоверным. В греческих зданиях камень пригонялся насухо; в средние века нельзя игнорировать толщину слоя раствора, а она совершенно не поддается точному измерению.

Другое осложнение связано с самым принципом постройки без отески камня в самой кладке: шло ли дело о базе, капители колонны или о карнизе, каждый декоративный элемент умещался в одном слое кладки, а для того, чтобы весь материал мог быть использован без отходов, надо, в зависимости от слоев, изменять типовой профиль.

Допустим теоретически самое простое построение, но и здесь, под влиянием двух привходящих моментов — толщины слоев раствора и неодинаковой высоты рядов кладки, расчеты высоты окажутся настолько осложненными, что первоначальный план не сможет быть разгадан достаточно уверенно и четко. У греков модульный закон осложнялся лишь числовыми поправками; здесь же появляются два новых обстоятельства, запутывающих расчеты: толщина раствора и применение рядов разной высоты.

К счастью, эти факторы, вносящие путаницу, имеют значение только для расчетов по высоте; в отношении же горизонтальных размеров, например пролетов нефов, рас­стояний между устоями поперечных сечений главных элементов здания, нет никаких оснований для неясностей или ошибок.

Все эти размеры исчисляются в простых числах футов и дюймов. Идея общей меры сводится, в сущности, к идее регулирования пропорций общим модулем. В подтверждение этого положения сошлемся на подлинный пример и приведем размеры плана церкви Сен-Галленского монастыря: длина ее 200 футов, общая ширина 60 футов, пролет боковых нефов 20 футов. Трудно найти более четкий расчет и более простые соотношения величин.

Рассчитывая все размеры по одной числовой единице, средневековые архитекторы только продолжали следовать методу, восходящему к глубочайшей древности. Но идея, руководящая применением этого метода, носит у них совершенно иной характер.

Классическому искусству была знакома только абстрактная гармония,  основанная всецело  на отношениях;  искусство подчеркивать размеры, т. е. принцип масштаба, как правильно заметил Лассю, принадлежит средневековью.

Посмотрите на изображение греческого храма: ничто не указывает на размеры здания, ничто в его структуре не дает указаний на тот, а не иной масштаб. Если храм строится на­половину меньшего размера, то карниз, фриз, архитрав также уменьшаются наполовину; так же поступают и с капителями, базами и даже с пролетами и ступенями нижней части здания. Ни кладка, ни назначение различных частей здания не выявляют его действительных размеров. Величина здания не может быть определена глазом, воспринимаются только пропорции.

Эффект перспективы в романской архитектуре. Церковь в Живрэ

Рис. 126

В архитектуре средневековья получается как раз обратное. Высота рядов кладки, которой подчинена вся орнаментальная часть, повсюду выступает ясно для глаза, как единица измерения. Ширина любой тяги есть одновременно и ширина слоя кладки; капитель всегда обозначает высоту или одного или двух явно различимых слоев кладки.

Повсюду слои кладки или элементы орнамента являются меркой, напоминающей о действительных размерах здания, везде как бы начертан масштаб его. Античное искусство придавало значение исключительно соотношению величин; средневековье же, не отступая от простых соотношений, создающих впечатление гармоничности, учитывает самую величину, и в этом, может быть, больше, чем в материальных приемах, заключается глубокое различие между той и другой архитектурой.

Но романские архитекторы не довольствуются тем, что остроумными приемами подчеркивают действительную величину, — они стараются создать преувеличенное впечатление размеров. Так, в Сен-Трофиме пролеты арок нефа уменьшаются по мере их удаления в глубь церкви. В Живрэ (рис. 126) арки по мере удаления уменьшаются не только в ширину, но и в высоту.

При этом здесь нельзя думать о небрежном исполнении, так как постепенное понижение высоты подчеркивается постепенным опусканием карниза. Такое же понижение встречаем мы и в Пайерне и т. д. Создаваемая этим приемом иллюзия преднамеренна, и мы ограничимся здесь указанием на эту идею, а с преемственностью и развитием ее мы встретимся в готическом искусстве.

Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер