Элементы фортификации в средневековой военной архитектуре

Римляне в первые века империи, в период внутреннего мира, совершенно не обращали внимания на оборонные сооружения вне пограничной зоны. Большинство городов, расположенных по левую сторону Рейна, было серьезно укреплено только при наступлении варваров, и вся защита их сводилась к убежищам, окруженным валами с несколькими башнями, сооруженными согласно требованиям момента.

Утверждая, что римские оборонные сооружения и укрепления возводились "согласно требованиям момента", Шуази не признает никакой системы в их возведении и оформлении, что совершенно неправильно. Это опровергается дошедшими до нас письменными источниками, по которым можно судить о вполне обоснованной и теоретически продуманной системе оборонных мероприятий и сооружений, осуществляемых в Римской империи (см. в последующих примечаниях о книгах Витрувия). Кроме того, сохранились остатки римских крепостей. Оборонные сооружения (крепости) вдоль северной границы Римской империи с германскими странами носили характер укрепленных военных лагерей трех степеней, исходя из их величины и отчасти особенностей плана: castra, castella и turres или burgi.

Первоначально квадратные в плане, римские укрепленные лагери (castra), начиная с эпохи императора Адриана и особенно после него, стали изменяться, приобретая продолговатый план с закругленными углами. Допускались известные различия в величине castra; в среднем их размер выражался примерно в 1 200—1 300 футов (371—396 м) длины и 960 футов (293 м) ширины, иногда же длина была значительно больше, а ширина сравнительно небольшая. В результате раскопок в Заальбурге около Гамбурга (Германия) мы имеем ясное представление о римском castella последней формы. Пространство, занимаемое лагерем,— 700х450 футов (213,5х131,1 м). Лагерь укреплен двойным рвом и каменной стеной; узкой стороной он был обращен ж неприятелю (к линии обороны). Каждая сторона имела в середине по проезду — ворота с двумя квадратными башнями по сторонам, причем основная часть последних была обращена внутрь, а не выдвигалась за стены. От противоположных ворот шли две дороги, пересекающиеся в середине лагеря (via praetoria и via principalis). На месте пересечения находилась площадь, на которой возвышалось здание штаба (praetorium), с открытым двором и с квадратной башней в середине здания, со стороны преторских (обращенных к неприятелю) ворот. Четырехугольные castella, вытянутые в длину на одну треть более, чем в ширину, без закруглений углов, находятся (вернее, находились) около Орингена, около Вюрцбурга и в других местах; они более раннего .происхождения, чем в Заальбурге.

Замок Каркассон (Chateau de Carcassonne)
Замок Каркассон (Chateau de Carcassonne)
Замок Каркассон (Chateau de Carcassonne)

Почти одновременно с ними встречаются квадратные castra и castella; меньший размер последних был обусловлен тем, что castella ставились часто на возвышенных, затрудняющих атаку крепости, местах, что, в свою очередь, в известной степени объясняло различие планов castella (треугольный, полукруглый и т. д., согласно рельефу местности). Turres (или burgi) представляют собою самые небольшие по размеру укрепленные сооружения римлян, главная сила обороны которых была сосредоточена в башне. Наконец, некоторые галло-римские города были хорошо укреплены рвами и стенами с башнями; таковы, например, города Санс, Тур, Орлеан, Бурж во Франции, Страсбург в Эльзасе (см. Otte, Geschichte der romanischen Baukunst in Deutschland. Leipzig 1874, стр. 13 и слл.).  прим. Н.А. Кожин

Когда завоевателям пришлось обороняться самим, они нашли на захваченной земле образцы временных укреплений конца Римской империи; оставленные ими в небольшом количестве оборонные укрепления постоянного характера, в том числе остатки вестготской крепости в Каркассоне, представляют точные копии таких же памятников эпохи римского упадка. Фортификационное искусство начинает развиваться только тогда, когда наступает момент общего пробуждения, который в области культового искусства сказывается в расцвете романской архитектуры.

Вопрос о временном характере римских укреплений и крепостей — как в западной, так и в восточной части Римской империи — является спорным. Категорическая форма суждений Шуази на этот счет неприемлема. Если некоторые оборонные сооружения римлян и воздвигались как временные, то фактически они становились обычно постоянными или на очень долгое время сохраняли свое значение. Это видно из того, что около римских castra образовывались обычно поселения торговцев, мастеровых и, наконец, земледельцев. Эти селения приобретали, в зависимости от степени своего роста и значения, различные права римских, в частности пограничных, поселений (municipium и colonia). Такова история укрепленного лагеря Carnunthum, ставшего наиболее значительным оборонным пунктом в Верхней Паннонии (на правом берегу Дуная, в 5—6 милях от Вены), поселение которого было возведено императором Адрианом в municipium, а Марком Аврелием в colonia; в 375 г. этот город был уничтожен квадами. Такова же история Aquineum (теперь Alt-Ofen) на Дунае, получившего, так сказать, ранг колонии при Септимии Севере. Наконец, ряд открытых галло-римских городов, в связи с растущими набегами германских племен, превращались в города-крепости. Такова, по-видимому, история города Трира, который, будучи колонией, был превращен в укрепленный римский город; первые упоминания о крепостной стене относятся к 69 г. н.э.; от нее сохранился один въезд, так называемый Porta Nigra (см. Верман, История искусств, т. II). Изложенное здесь заставляет выдвинуть совершенно иное, чем у Шуази, положение: "когда завоевателям пришлось обороняться самим", то они, найдя памятники римского военно-оборонного искусства, частично использовали их, большая же часть этих римских укреплений осталась в развалинах. прим. Н.А. Кожин

Но, прежде чем перейти к подробностям, следует напомнить о средствах нападения и указать общие идеи, которыми руководились при обороне.


НАПАДЕНИЕ И ОБОРОНА

Средства нападения. — Средствами для нападения живой силой служили стрельба, подкоп, пролом и приступ.

Среди орудий для стрельбы гарантию точности попадания давал ручной арбалет; но он мог выбрасывать очень незначительные снаряды, и дальность их полета не превышала 40 м. Для метания больших тяжестей на большие расстояния применялись грузные машины, которые действовали центробежной силой или эластичностью канатов; но эти пращи, или гигантские арбалеты, не обладали точностью попадания и при обороне с ними мало считались.

Атака при помощи подкопа заключалась в том, что к подножию укреплений прокапывали подземные галереи, которые подводились под стены, намеченные для разрушения; при этом галереи крепились деревянными подпорками; чтобы вызвать падение стены, эти подпорки поджигали. В некоторых текстах содержатся как будто намеки на то, что иногда посредством подъемных машин, расположенных в подкопах, приподнимали часть стен.

Пролом в стене достигался при помощи тарана пли тяжелых повозок с железным наконечником, которые с разбега ударяли в низ стены.

Приступ обычно производился при помощи простых лестниц. Но высота лестницы не превышала десятка метров; чтобы добраться до более высоких пунктов, пользовались башнями на колесах, снабженными наверху подъемным мостом, который опускали на гребень крепостной стены.

Общие средства обороны. — Минным галереям осажденный противопоставлял контрмину или же возводил внутреннюю стену, которая была предназначена заменить разрушенную часть наружной стены.

Чтобы представить себе планировку и профили крепостных укреплений, необходимо принять во внимание существенную разницу между средневековой системой обороны и современной; против стрельбы из арбалетов можно было защитить себя простыми каменными парапетами, против, артиллерийского же огня нужны если не металлические блиндажи, то по меньшей мере массивные земляные валы.

Когда-то защитник мог, находясь за тонким парапетом, служившим ему достаточным прикрытием, видеть нападающего и поражать его снарядами у самого подножия стены (рис. 353, B, С, D).

ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
рис. 353

Теперь же, отделенный от подошвы укрепления толстым заслоном из земли (A), защитник не видит подножия (Р) вала, который его прикрывает; поэтому он может обороняться от лобовой атаки только огнем, направленным из других пунктов крепости. Отсюда для современной фортификации вытекает альтернатива: при лобовой атаке либо совсем отказаться от защиты подошвы укреплений, либо прибегнуть к комбинациям фланговой обороны.

Одним словом, со времени появления артиллерийского огня лицевая сторона стены не может защищаться самостоятельно, как только противник приблизится к ее подножию; тогда ее можно защищать только фланговым огнем, для чего требуется зубчатый контур плана. В средние века, благодаря возможности направлять стрельбу к подножию стены, любая часть ее могла оказывать сопротивление лобовому нападению, даже без всякой помощи с флангов.

Не только в развитом средневековье, но и в начале нашей эры в римских оборонных сооружениях фланговый обстрел (из метательных и других орудий имел при обороне крепости определенное значение; об этом говорит Витрувий (1 в. и. э.). В раннее средневековье фланговая оборона не имела существенного значения в силу соображений, указанных Шуази, но в позднее средневековье, особенно же с введением огнестрельного оружия, именно в тот первоначальный период применения пушек при осаде и обороне, когда они стреляли на сравнительно близком расстоянии каменными снарядами, роль фланговой обороны несравненно повысилась. Указаниями Витрувия в этом смысле, по-видимому, пользовались в позднем средневековье, по возможности применяя их в новых условиях (особенно в Италии). Это находит косвенное подтверждение хотя бы в том, что интерес к сочинениям Витрувия был в то время очень велик, и уже в 1486 г. были изданы его десять книг, пользовавшиеся большой известностью (M. Vitruvii Pollionis ad Caesarem Augustum de Architectura libri decem).  прим. Н.А. Кожин

Современная фортификация может обороняться от такой атаки только при помощи флангового обстрела; средневековая фортификация владела для этого еще одним средством — стрельбой, направленной непосредственно из атакуемого участка крепости.

Средневековая крепость распланирована таким образом, чтобы использовать это двойное преимущество.

Независимо от искусно построенного плана, позволяющего сосредоточить на атакуемом пункте огонь из прилегающих участков, каждое звено крепости устроено так, что может защищаться самостоятельно как при обстреле, так и при штурме и может оказывать сопротивление своими силами даже после того, как соседние звенья захвачены неприятелем.

Относительная самостоятельность частей крепости, так сказать, звеньевая система обороны крепости, и ее конструктивные особенности отвечают принципу функционального обособления частей готического культового здания, готического жилого дома (например дом Жака Кэра, см. предыдущую главу). прим. Н.А. Кожин

В этом основное различие между фортификацией средневековой и современной.

Формы зубцов.ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 354.  
Формы зубцов.ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 355.  
Формы зубцов.ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 356.  
Формы зубцов.ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 357.  
Замок Каркассон (Carcassonne).ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 358.  

ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ
МАТЕРИАЛЫ И СПОСОБЫ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ

Военные сооружения средних веков обычно представляют собою в основном ограждения в виде каменных стен. Лишь изредка допускались среди выступающих вперед укреплений несколько земляных валов, с палисадами на гребне, носивших характер временных укреплений.

Большие военные сооружения, созданные под давлением политических требований, возводились чрезвычайно быстро, о чем свидетельствует единообразие стиля, наблюдаемое в ансамбле. Все здесь выполнено простыми приемами. Так, главная башня (донжон) в Куси имела в качестве лесов только пологий винтовой помост, по которому подавались наверх материалы; гнезда этого помоста сохранились до сих пор.

Одними лишь быстрыми темпами возведения крепостных сооружений (замков) нельзя объяснять единообразие стиля и однохарактерность военно-оборонных построек средневековья, как это делает Шуази; стремление к стилистическому и типологическому единообразию является одной из существенных особенностей романского искусства. Эту тенденцию можно проследить как в военно-оборонной архитектуре, так и в гражданской и культовой. Этой тенденции противопоставлено стремление к выработке местных форм. Эти два противоположные начала составляют то единство, которое характерно для романской культуры и искусства в целом. прим. Н.А. Кожин

Насколько это было возможно, стены складывались из крупных каменных блоков, иногда с неотделанной лицевой стороной, но с окантованными ребрами. Некоторые стены обработаны выпуклыми рустами, по которым скользят ядра.

В Куси и в некоторых крепостях XII в. меж рядами кладки обнаружен вместо толстых слоев раствора, в который лом проникает свободно, слой раствора, в состав которого входят обломки черепицы и осколки твердого камня.

Такой способ кладки, который, несомненно, не дал ожидаемых результатов, был совершенно оставлен с XIV в.

В то время как гражданская архитектура пользуется почти исключительно сводами на нервюрах, в военной архитектуре нередко можно встретить крестовый свод (Шато Тьерри). Одним из главных преимуществ нервюрного свода является его легкость, которая приводит к уменьшению распора. Поэтому такой свод был нужен для тонких церковных стен; крестовый же свод находил себе достаточную опору в толстых стенах замков.

Иногда над круглыми залами, расположенными в башнях, возводили купол (Провэн, Шатодэн). Купол распределяет распор по всему периметру вместо того, чтобы сосредоточить его в отдельных точках, в которых действие пробоины оказалось бы особенно разрушительным.

О форме и конструкции средневековых куполов на памятниках культовой архитектуры в Аквитании см. Lasteyrie, L'Architecture religieuse en France a l'epoque romane. Paris 1912, стр. 267 и слл. и стр. 471. прим. Н.А. Кожин

Обычно стены военных сооружений скреплялись при помощи деревянных бревен. Стены Куси еще хранят следы этих связей. Употребление их восходит к глубочайшей древности; применение их в средние века оправдывалось теми же мотивами, которыми руководились и древние: они служили для распределения силы ударов на большую площадь.


ФРОНТ УКРЕПЛЕНИЯ

План укрепления всегда соответствует естественному рельефу местности и состоит из одной, иногда двойной, линии куртин, прерываемой фланкирующими башнями.

Фронт между двумя башнями имеет длину, определяемую дальнобойностью арбалетов, выстрелы которых должны скрещиваться в интервале от одной башни до другой; отсюда предельная линия фронта—около 40 м.

Если ограда двойная, то обычно внешняя линия — более легкой конструкции; расстояние, отделяющее ее от внутренней линии, не превышает 15 м, а гребень ее куртины должен быть достаточно низким, чтобы с внутренней стены можно было стрелять поверх него. Таковы двойные ограды в замках Сирии и в Каркассоне.


КУРТИНЫ И ОБЩИЕ ОБОРОННЫЕ ПРИСПОСОБЛЕНИЯ

Куртины. — Высота куртины должна сообразоваться с той высотой, какая доступна для нападающих во время штурма.

Высота, превышающая штурмовые башни на колесах, привела бы к чрезмерным расходам. Поэтому до этого уровня доводят одни лишь крепостные башни, а для куртин довольствуются высотой, лишь немногим превышающей высоту простой лестницы.

Наибольшая высота лестницы — 10 м; обычно на такую же высоту подымаются края куртины.

Профиль, дающий рикошеты. — Идет ли речь о куртинах или о башнях, профиль каменных стен создается с таким расчетом, чтобы сделать невозможным пребывание неприятеля у подножия стен.

Но атака крепостной стены была бы сильно облегчена, если бы сапер должен был беречься только снарядов, выпускаемых по вертикали - с гребня стены: для прикрытия его было бы достаточно блиндированного навеса.

Трудности значительно вырастают; когда нападающий, независимо от поражающих его навесных выстрелов, должен считаться и с выстрелами, направленными косвенно. Эти косвенные выстрелы достигаются тем, что подножию стены придается вместо вертикального профиля сильно выраженный излом, покатость (рис. 353, D), от которой рикошетируют снаряды, сброшенные вертикально с верхушки стены.

Этот прием применялся на Востоке с глубочайшей древности; крестоносцы заимствовали его из Сирии, а в средние века он стал применяться постоянно.

Зубцы. — Защитник прикрыт зубчатым парапетом, принцип которого был также известен с древних времен. На рис. 354-357 показаны обычные формы зубцов: между двумя вырезами, или амбразурами, высится прямоугольный зубец ("мерлон") с прорезанной в нем бойницей, через которую стреляют из-за прикрытия.

Машикули. — Нам приходилось уже указывать в т. I, что ассирийцы и даже египтяне пытались вынести вперед зубчатый парапет, укрепляя его на ряде выступающих из стены консолей. Через амбразуры парапета можно было стрелять вдаль, а через промежутки между этими выступающими кронштейнами--осыпать отряды саперов тяжелыми снарядами, которые рикошетом отскакивали на значительное расстояние от выступающего низа стен.

Народы Востока, несомненно, сохранили традицию этих парапетов—машикули; они применили их на стенах Иерусалима, а крестоносцы пользовались ими во всех крепостях Палестины.

ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 359.  
ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 360.
ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 361.
ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 362.  
ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 363.  
ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 364.  
ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 365.  
ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 366.  
ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 367.  
ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 368.  
ЭЛЕМЕНТЫ ФОРТИФИКАЦИИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВОЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ. Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture
Рис. 369.  

Но машикули проникли не сразу в военную архитектуру Запада: опасались неустойчивости парапетов, покоящихся на простых консольных выступах, и пробовали разрешить эти трудности, прибегая к деревянным конструкциям; такой способ был применен в донжоне в Лавале.

В Лавале сделана деревянная надстройка в один этаж. Другие сооружения такого же рода имели два этажа, один над другим; это были те знаменитые "двойные катафалки", о которых упоминается в описаниях Альбигойского крестового похода.

Во Франции первые машикули были, вероятно, из дерева. В течение всего средневековья они допускались наравне с каменными. Так, миниатюры рукописей вплоть до XV в. изображают замки, где куртины и башни снабжены надстройкой в виде деревянного этажа, выступающего вперед и выполняющего роль закрытых сверху машикули.

Башня епископа в Таррагоне представляет собой как бы воспроизведение в камне такого деревянного прикрытия: коробка, сложенная из плит, поставленных ребром на выступающие из стены камни. Этот любопытный памятник, о котором нам любезно сообщил Дьёлафуа, может быть отнесен к началу XIII в.; он помогает уловить переход от деревянных конструкций к каменным.

Только столетие спустя решаются возводить настоящие каменные стенки на консольных выступах. На рис. 354 показаны в деталях последовательные формы каменных машикули.

На чертеже 354, M (конец XIII в., Монбар) машикули существуют только местами; на чертеже N (XIV в., укрепления Авиньона) машикули возвышаются непрерывной линией над стеной по всей длине ее. По рис. 355 и 356 можно составить себе представление о мерах предосторожности в виде валика (N) или выступа (P), которые принимались для того, чтобы стрела не могла приникнуть в промежуток между зубцами стены через канал машикули.

На чертеже S (рис. 356) представлена ступенчатая бойница, построенная, очевидно, по тому же принципу; на чертеже N — вращающаяся будка для стрелка, которую можно поворачивать в соответствии с направлением стрельбы.

Временные мероприятия для защиты парапета с зубцами. — Преимущества системы с машикули в сравнении с простыми зубцами дают себя особенно чувствовать в тот момент, когда атакующие находятся вплотную у крепостной стены.

Пока неприятель находится на известном расстоянии, безразлично, помещена ли бойница в плоскости стены или выступает вперед. И только когда атакующий подходит к самому подножию крепости, обнаруживается, что зубцы, расположенные в плоскости стены, образуют недостаточное прикрытие: обстреливать нападающих можно лишь наклоняясь вперед, т. е. открываясь противнику. В системе с машикули выступающий парапет устраняет эту опасность.

В эпоху, когда машикули не вошли еще в употребление, прибегали к переносным сооружениям, которые устанавливались в момент подготовки к отражению атаки.

Существование таких временных сооружений доказывается приспособлениями, устроенными для их поддержки. В Куси — это большие каменные консоли; в большинстве случаев— это гнезда для балок в виде сквозных квадратных отверстий в стене, расположенных так, как показано на рис. 357 (Каркассон).

Деревянные настилы, о наличии которых свидетельствуют эти гнезда, должны были отличаться крайней простотой, так как только при этом условии их можно было устанавливать. Можно предполагать, что они маскировали зубцы стены и служили кровлей для дозорных площадок.

Устраивать подобный настил на виду у противника было бы опасно; поэтому архитекторы, предусматривая настил в своих проектах, несомненно, подготовляли возведение его всеми средствами, способными сократить и облегчить монтаж частей.

Довольствовались они одним или самое большее двумя рядами гнезд для балок. По-видимому, все сооружение состояло из частей, которые можно было уложить на балки, вставленные в эти гнезда, т. е. оно представляло собою помост, образующий у нижнего края зубцов стен как бы горизонтальный щит (рис. 357), нечто вроде балкона. Для этого требовались только балки, поддерживаемые подкосами, а по балкам — толстые доски. К тому же балки могли быть заделаны заранее, а в момент атаки оставалось только настлать помост.

На этом помосте естественно должны были помещаться большие запасы снарядов или кучи булыжников, которые предполагалось обрушить в траншеи, на атакующего противника. Размещая эти булыжники так, как указано на чертеже, можно было не заслонять ни зубцов стены, ни стрелков, а балкон в то же время являлся заслоном против прямых выстрелов.

На чертеже B показан вариант, когда равновесие достигнуто, по-видимому, с помощью кучи снарядов с, которая нагружает выступающую внутрь часть балки и является противовесом. Чтобы освободить площадку стены и выиграть место, этот груз c поместили навесу; уступ, предусмотренный на внутренней поверхности крепостной стены, фиксирует положение подкоса, поддерживающего конец балки.

В общем, все эти временные сооружения преследуют только одну цель: прикрыть защитников, когда они производят навесные выстрелы в противника, подошедшего к самому подножию укрепления. Но, с того времени как решаются строить выступающий зубчатый парапет, под его прикрытием можно поражать нападающего и вблизи и па расстоянии; переносный заслон становится ненужным, и стены с машикули не сохраняют от него никаких следов.

В некоторых укреплениях с машикули крепостные зубцы защищены односкатной крышей (рис. 363, M) но обычно они остаются открытыми (рис. 354). Наличие крыши можно было бы объяснить соображениями защиты против стрельбы снарядами, но эта стрельба не дает точности прицела, и, по-видимому, строители готических укреплений мало ею интересовались. По существу, единственным пунктом, где стенные зубцы защищены крышами, являются башни: только здесь защитники прикрыты от такой траектории полета снаряда, какая показана на чертеже B рис. 358 (Каркассон.)

В Куси сторожевая башня была слишком большого диаметра, чтобы можно было перекрыть ее крышей. По-видимому, ее оставили открытой, но тем не менее приняли некоторые меры для защиты от бомб: карниз с двойным скатом (чертеж A), выступающим больше чем на метр с каждой стороны, отклоняет бомбу, заставляя ее рикошетировать.

Вот к чему сводятся, по нашему мнению, сооружения, играющие роль дополнения к крепостным зубцам. Название "hourd", встречающееся в средневековой литературе как обозначение временных оборонных мероприятий, относится, по-видимому, к плетеньям из прутьев, которыми покрывались части стен, находящиеся под угрозой обстрела, с целью ослабить действие ударов крупных снарядов.  


ДЕТАЛИ И РАСПОЛОЖЕНИЕ БАШЕН

На рис. 359, 360 и 361 представлены обычные планы башен. Квадратная башня (A) представляет то неудобство, что перед нею остается своего рода "мертвый угол" — пространство S, где осаждающий защищен от выстрелов, направляемых с куртин.

При круглом плане (B) пространство S сокращается, при угольном плане башни (C) оно исчезает.  

Круглые башни встречаются во все периоды средневековья: кладка стен башен со швами, направленными радиально, создает большую сопротивляемость ударам. Все же из соображений экономии их довольно часто заменяют квадратными башнями (укрепления Авиньона, замки в Италии и на Рейне).

Из слов Шуази можно заключить, что основной и преобладающей формой башен в средние века была круглая, которую иногда заменяли квадратной. С этим мнением Шуази нельзя согласиться: в раннее средневековье основным типом была квадратная и прямоугольная башня; в позднее же средневековье (готика) преобладающей стала круглая форма, но в больших замках угловые башни часто бывали круглыми, а между ними, по стенам, находились квадратные или прямоугольные башни. В замке Пьерфон (XVI в.) все башни .круглые (или полукруглые), тогда как замок Сан Фелис в Модене (Италия) имеет только квадратные башни. Преобладание прямоугольной формы в каменных башнях раннего средневековья некоторые исследователи объясняют влиянием конструкций и форм деревянных башен IX—Х вв. прим. Н.А. Кожин

Угольная форма башни (рис. 359, C и 360, F), от которой происходит современный бастион, появляется позже всего. Она вводится только в XIII в., а ее наиболее раннее применение наблюдается в треугольных башнях Провэна и в башнях стрельчатых очертаний в Лоше и Каркассоне.

В последние годы XIV в. преобладает план килевидного очертания (D), который противопоставляет тарану выступающий угол.

В Фертэ Милоне (E) необходимость сохранить видимость с той стороны, откуда более всего можно было опасаться атаки, привела к созданию асимметричного плана башен.  

В Каркассоне (D) увеличили сопротивляемость передней части башни, наиболее подверженной ударам тарана, придав ей изнутри и снаружи очертания дуг, описанных из разных центров.

В Этампе и в Андели башни выстроены по плану с фестонами (рис. 361, K), секторы которого взаимно фланкируются.

Когда позволяют средства, применяют монолитную конструкцию не только для фундамента башни, но и для ее нижнего этажа; таким образом, части башен, подверженные опасности подкопа, образуют блок, который не боится никакого минирования.

С того уровня, где башня становится полой, в стенах ее устраивают бойницы. Насколько это возможно, бойницы располагаются по разным этажам таким образом, чтобы можно было стрелять в любом направлении (рис. 361, G, H). И, наконец, чтобы получить более легкое прикрытие вблизи бойницы, прорезают цилиндрическую оболочку башни рядом стрельчатых арок (рис. 362, A, Куси), которые располагаются по этажам так, что пяты верхних арок упираются на замки нижних.

Ввиду того, что распор сводов, особенно в верхних этажах, представляет опасность в тот момент, когда стены содрогаются от ударов, верхние этажи башен перекрывают простыми деревянными потолками (Куси, Каркассон, Эг Морт). Своды нижних этажей и деревянные полы верхних прорезают трапами, служащими для поднятия снарядов.

Лестницы, которые ведут к вершине башни, помещаются в самой толще их стен, притом с той стороны, откуда менее всего можно опасаться атаки. Чтобы облегчить страже, расставленной во всех этажах, надзор за лестницами, избегают делать каждый следующий марш непосредственным продолжением предыдущего; благодаря этому невозможно добраться до вершины башни без того, чтобы не быть опознанным на каждом этаже.

Наблюдательные вышки для часовых устраиваются в виде маленьких башенок, поддерживаемых контрфорсами (рис. 362, B). Выступ расширяет поле наблюдения, а бойницы, прорезанные в стенах башенок, позволяют использовать их при обороне.

На рис. 362, 363 и 364 изображены главнейшие типы венчающей части башен.

На чертежах А и В (рис. 362) венчающая часть представляет зубцы без машикули (A — Куси, В — Каркассон).

На чертеже N (рис. 363) показан один из древнейших примеров венчающей части с машикули в Западной Франции (замок в Андели, XIII в.). Здесь парапет поддерживается пилястрами, которые, в свою очередь, опираются на скат, предназначенный для отбрасывания снарядов рикошетом. На чертеже M (Пьерфон, конец XIII в.) крытая галерея с машикули допускает стрельбу по двум линиям; крепостная стена продолжается поверх этой галереи и заканчивается зубцами, с которых открывается третья линия стрельбы.

На большой башне в Каркассоне (рис. 362, В) верхняя площадка открыта; большинство других башен ограды покрыты крышами; в Куси крыши имеются на всех башнях, за исключением сторожевой.

Рис. 364 объясняет конструкцию стропил крыши на главной башне в Шатодэне; по нижнему краю крыши идет дозорная зубчатая галерейка.

В Пьерфоне дозорная галерея, окаймляющая вершину башен, сообщается с куртинами лишь посредством съемных мостков; после взятия крепостных куртин башни могли еще защищаться. Мы видим здесь пример одной из тех остроумных уловок, которые заставляли нападающих предпринимать отдельную осаду каждой части крепости.


ВОРОТА

Идея крепостных ворот сводится к следующему: снаружи — сильное фланговое прикрытие; внутри — несколько заслонов, каждый из которых служил препятствием для нападающих, причем соблюдалось то непременное условие, чтобы различные заслоны были достаточно независимы друг от друга; это предупреждало возможность захвата их сразу в одни руки путем неожиданного нападения или измены.

Обычно ворота помещаются между двумя башнями. Когда же они могут быть прикрыты только с одной стороны, стараются, в силу традиции, восходящей к античности, чтобы выстрелы обороняющихся поражали осаждающих справа, т. е. со стороны, незащищенной щитом.

В укреплениях с двойной оградой внешние ворота представляют косой проход, расположенный возле полукруглого плацдарма, откуда предпринимаются вылазки. На рис. 365 изображен план главных ворот крепости Каркассона. Створки служат заслоном только в обыкновенное время. Помимо створок, ворота снабжены опускными заграждениями из дерева или железа, которые преграждают проход. Эти заслоны (рис. 366) подвешены на блоках; они приводятся в движение воротами и уравновешены противовесами; движение их направляется вертикальными пазами. Когда эти заслоны опущены, то замки (V), недоступные для нападающих, не позволяют поднять их кверху.

Здание, в котором производится управление опускными заграждениями, разделено на столько же этажей, сколько существует заграждений; для каждого из заграждений имеется отдельное устройство для управления в специальном этаже. Таким образом, чтобы неприятель мог овладеть всей системой этих заграждений, нужно, чтобы он сначала захватил все этажи башни или же чтобы все посты, охраняющие их, тайно сговорились и сообща передали их неприятелю.

Впрочем, все было предусмотрено, чтобы сделать такое соглашение невозможным: единственным способом связи между этажами служит сеть рупорных трубок, а эти трубки проведены только в верхний зал, где находится начальник обороны; таким образом, связь может быть установлена только при посредстве этого высшего начальника.

Обыкновенно перед воротами находится ров. До XIII в. через него перебрасывался деревянный мостик, несомненно съемный, который убирался при приближении неприятеля. Подъемные мосты появляются в XIII в., а тип такого моста устанавливается лишь в XIV в.

На чертеже А рис. 367 (крепость Каркассон, вторая половина XIII в.) мост еще не подъемный. На чертеже В (Вилльнев на Ионне, XV в.) система подъемного моста усвоена полностью.

Схемы на рис. 368 и перспективное изображение на рис. 369 объясняют обычное действие и основные виды устройств для управления подъемными мостами. На чертеже В—обычное расположение: равновесие достигается при помощи противовеса, укрепленного на рычаге. На чертеже А противовес находится на самом помосте. На чертеже С один и тот же ворот приводит в движение и подъемный мост и опускной заслон; такое одновременное управление двумя заграждениями было обнаружено Виолле ле Дюком в сторожевой башне Куси.

Укрепленные ворота обычно снабжены, кроме подъемного моста, небольшими съемными сходнями для пешеходов (рис. 369); это—предохранительная мера против неожиданного захвата. В некоторых случаях (рис. 368, D, Пьерфон) подъемный мост устанавливают на известной высоте над землей, так что доступ к нему возможен только при помощи особого деревянного трамплина (R), который во время осады убирается.  

Огюст Шуази. История архитектуры. Auguste Choisy. Histoire De L'Architecture

Комментарии

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер