Марко Дзанузо. Marco Zanuso

Марко Дзанузо (Marco Zanuso) — один из отцов-основателей современного европейского промышленного дизайна, создатель эталонов «Хорошей Формы»,   специалист в области промышленной архитектуры, индустриальных методов строительства и производства. Марко Дзанузо — член Международного конгресса современной архитектуры (СIАМ) и Национального института урбанистики, главный редактор журнала «Domus» и предводитель предметной революции.

«Можно было бы революционизировать не только системы, но и внешний облик и структуру изделий... наши прототипы приобрели визуально интересные новые контуры, мы подошли к промышленным стандартам, которые ранее были немыслимы» — Marco Zanuso.

Марко Дзанузо создал собственную школу дизайна, был носителем и пропагандистом четкой и конкретной профессиональной философии и творческого метода. Идеальная, своего рода рафинированная чистота профессионализма Дзанузо (безукоризненная объективность, точность, безошибочность, бесстрастность, вплоть до эффекта абсолютной десубъективированности, анонимности), работающего в своей студии подобно хирургу в операционной или естествоиспытателю в физической лаборатории, принципиальная несовместимость его решений с категориями стилистически-вкусового или индивидуально-произвольного ряда обусловливают распространенную характеристику мастера — «машина для проектирования».

Achille Castiglioni, Vico Magistretti, Marco Zanuso, Ettore Sottsass Марко Дзанузо. Marco Zanuso
Achille Castiglioni, Vico Magistretti, Marco Zanuso, Ettore Sottsass

При этом категории проектного модернизма, и прежде всего его ключевая проблема — рациональный метод проектирования, убежденным приверженцем которых являлся Дзанузо, помещены в его творчестве в контекст, существенно отличный от идеологического модернизма, — в контекст философии «практического разума», что и делает совершенно органичным его присутствие в созвездии итальянского дизайна, главного очага антимодернистского бунта. 

Как и положено идейному рационалисту, Дзанузо убежден в том, что разум есть непременный атрибут человека, детерминанта его поведения и сущность деятельности, в равной мере он верит в прогресс человечества как прогресс разума, усматривая в научно-техническом прогрессе, в развитии промышленности, масштабе и массовости индустриального производства убедительное тому подтверждение.

Для Марко Дзанузо, творческий космос которого отмечен эстетическим аскетизмом, пуританским профессионально-этическим ригоризмом и полностью лишен артистической экстравагантности и эффектной, обеспечивающей популярность авторской манеры, определение «звезда» подходит меньше чем кому-либо из знаменитых итальянских дизайнеров.

Тем не менее, на протяжении не одного десятилетия Дзанузо пользовался безоговорочной и единодушной репутацией не просто звезды, но и Дизайнера с большой буквы. И поныне среди коллег, придерживающихся самых разных и часто взаимоисключающих убеждений, Дзанузо считается харизматическим Учителем, символическим хранителем профессиональных основ. Будучи членом того героического поколения итальянских проектировщиков (в которое вошли, например, Вико Маджистретти (Vico Magistretti), братья Кастильоне (Livio, Pier Giacomo & Achille Castiglioni) и Этторе Соттсасс (Ettore Sottsass) он внес огромный вклад в превращение послевоенной Италии, особенно Милана — Мекку современного дизайна. 

Марко Дзанузо родился в Милане в 1916 году, пятым из шести сыновей врача-ортопеда. Ранний интерес к проектированию и конструированию предметов привел его к его карьере архитектора, которая была прервана только четырехлетней военной службой в итальянском флоте. С 1934 по 39 годы он учился в Политехническом институте Милана, где поглощал принципы классического прошлого Италии и, возможно, что еще более важно, современного Рационалистического движения в архитектуре, продвигаемого такими фигурами как Джузеппе Пагано и Джузеппе Терраньи. В 39 году получил степень архитектора, после чего сразу был призван в военно-морские силы в чине гардемарина.

По окончании войны вернулся к своей основной профессии. В 1945 году основал собственную проектную студию. Принимал самое активное участие в послевоенной реконструкции страны, что в значительной степени определялось его прогрессистскими установками как в общественно-политической сфере (в 1956 — 60 годах являлся советником Миланского муниципалитета, избранным по спискам социалистической партии), так и в сфере профессионально-творческой.

Будучи убежденным приверженцем архитектурного рационализма, Дзанузо в послевоенные годы становится одним из лидеров «второго рационализма» - широкого течения в итальянской проектной культуре, утверждавшего и развивавшего в новой исторической ситуации идеи и принципы предвоенного модернизма. Член Международного конгресса современной архитектуры (СIАМ) и Национального института урбанистики, главный редактор журнала «Domus» (1947 — 49) и соредактор Э.Н.Роджерса, видного представителя предвоенного рационализма, возглавившего в 1949 году журнал «Casabella», Дзанузо играет ведущую роль в становлении промышленного дизайна в Италии. Будучи одним из авторов «Манифеста промышленного дизайна» (1952), он принимает самое непосредственное участие в организации Миланских триеннале, определяя усиление ориентации этой периодической выставки на промышленный дизайн, является одним из инициаторов учреждения национальной премии промышленного дизайна «Золотой циркуль» и членом жюри первого конкурсного отбора лауреатов этой премии в 1954 году, учредителем итальянской Ассоциации промышленного дизайна (АDI), автором многочисленных публикаций по вопросам промышленного дизайна, промышленной архитектуры и индустриального домостроения.

Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Lady Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Radio Cubo 522 (Brionvega, 1969-2002) Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Montana table lamp
Марко Дзанузо. Marco Zanuso Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Polivalente Марко Дзанузо. Marco Zanuso

Первые дизайнерские опыты Дзанузо, как и большинства итальянских архитекторов, связаны с проектированием мебели, то есть с одной из наиболее развитых отраслей итальянского, в основной своей массе полуремесленного, производства. Вместе с тем, в отличие от многих, он сразу начинает проявлять особый интерес к специфически индустриальной морфологии вещи. В 1948 году Дзанузо по приглашению крупной химической компании PIRELLI приступает к проектным исследованиям возможностей применения новых материалов - губчатой резины и эластичной ленты «настрокорд» — в массовом производстве мебели (до этого материалы были опробованы в автомобильных креслах). В 1951 году на IX Триеннале были представлены первые модели из этой проектной программы: диван «IX Триеннале» и кресло «Lady». Изготовленные компанией  «Arflex», дочерним предприятием PIRELLI, созданным специально для реализации проектов Дзанузо небольшими сериями, но строго индустриальными методами, эти модели явили редчайший в Италии тех лет образец формообразования, целиком и полностью обусловленного индустриальной технологией поточного производства: вместо принципа набивки жесткой трехмерной конструкции с последующей ручной обивкой ее тканью был предложен принцип сборки из полностью готовых элементов (плоских подушек и пр.), 

что позволяло широко использовать в производственном процессе конвейер специализированных операций, а также выполнять обшивку элементов машинным способом до сборки. 

За этими первыми, ныне легендарными, моделями последовала целая серия проектов Дзанузо для «Arflex»: кресла «Senior» (1951), Martingala (1954), Milord (1958), «Baronet», «Woodline» и «Fourline» (1964) и серия гарнитуров – «Square» (1972), «Springtime» (1964), «Leasing» (1967), в которых он продолжает разрабатывать идеи сборности, модульности и индустриальности, уделяя особое внимание типологическим и пластическим эффектам, вытекающим из замены традиционной пружины настрокордом, и создавая особый тип легкой, конструктивно четкой и «сухопарой» мягкой мебели.

Своеобразный пик этих поисков - два безусловных шедевра мебельного дизайна Дзанузо: «органический» (по

пластике) стул из листовой стали Lambda, для которого был предложен метод штамповки с применением технологий, используемых в автомобильной кузовной промышленности (Gavina, 1958 — 62) и детское кресло  K4999 из полипропилена ярких расцветок (Kartell, 1959 — 64).

Второе изделие спроектировано в пару к его же школьной парте 1960 года и отличается высокой прочностью, невесомостью, безопасностью для ребенка, экономичностью и технологичностью производства (изделие не требовало никакой дополнительной отделки после штамповки, могло транспортироваться без упаковки, удобно штабелировалось). Благодаря модульной комбинаторности по двум осям симметрии, ребенок мог строить из стульчиков целые многокрасочные замки. 

В середине 50-х годов Дзанузо переходит к проектированию так называемых «корпусных изделий», как и прежде отвергая какой-либо стайлинг, он и эту тему

разрабатывает в производственно и функционально детерминистском ключе: форма как однозначное следствие рационального соотношения внутреннего механизма, оболочки и типа функционирования, а также технологии серийного производства.

Своеобразным манифестом такого подхода явилась его первая разработка в этой сфере - швейная машина 1100/2 (Borletti; премия «Золотой циркуль», 1956), которая по жесткой объективности пластики выступала антитезой элегантной произвольности модной в те годы линии NICCOLI . Еще более аскетичный вариант представляет его модель машины для автоматического пришивания пуговиц (Rimoldi Nekki, 1964). В том же пуританском ключе сделана его электрокофемолка Carosello, 1958.

Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Antropus Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Bó a Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Fourline
Марко Дзанузо-младший. Marco Zanuso jr Марко Дзанузо. Детский модульный штабелирующийся пластиковый стульчик K4999 для KARTELL, 1961 год, дизайн Marco Zanuso и Richard Sapper Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Mouse

 В конце 50-х годов происходит этапная встреча Дзанузо с главой фирмы теле- и радиоаппаратуры Brionvega, известным меценатом и коллекционером Джузеппе Брионом, которому было суждено сыграть в судьбе

Дзанузо-дизайнера роль, аналогичную той, которую сыграл в судьбе его оппонента М. Ниццоли Адриано Оливетти. Кстати, последний сыграл не менее важную роль в судьбе Дзанузо-архитектора: по приглашению Оливетти Дзанузо построил целую серию прославивших его архитектурное имя промышленных зданий для фирмы - заводы в Сан-Пауло (1959), Буэнос-Айресе (1962), Креме (1968), Скарманьо (1969), Марчанизе (1970), реконструировал завод в Сан-Бернардо д'Ивреа (1971).  По заказу Бриона Дзанузо начинает разрабатывать гамму телевизоров, фактически предопределяя путь типологического развития телеаппаратуры на ближайшее десятилетие. В первых своих моделях («Антарес», 1958; «Джадес», 1961; «Альчоне», 1966) он ограничивается модернизацией традиционного типа плоского ящика (дерево в сочетании с пластмассой), уделяя основное внимание вариантам расположения панели управления (ее зрительное и топологическое обособление от экрана). Однако подлинную революцию он совершает в двух портативных моделях 1964 года: первом в Европе транзисторном телевизоре  «Doney -14» и модели «Algol -11».

Миниатюризация электросхемы и ее новое — трехмерное — расположение вместо традиционного плоскостного придали телевизору совершенно новый облик, превратив его в небольшой, легкий (пластмассовый) объемный кубик с акцентированным, занимающим всю фронтальную плоскость экраном. Лишенный какой-либо образной навязчивости, как и положено аппарату, телевизор мог быть поставлен куда угодно (расположенный под углом кинескоп в модели «Algol -11» словно подсказывал, что пол — лучшее для нее место). Характерная для этих моделей ориентация на «молодежный» стиль жизни заметна и в других портативных моделях Дзанузо этих лет: раскладном транзисторном радиоприемнике «TZ 502», катушечном магнитофоне «ET 303», проигрывателе «GU 1014» (все - 1964 года). 

В 1966 году Дзанузо совершает еще одну типологическую революцию, радикально меняя конструкцию и облик телефонного аппарата, остававшийся практически неизменным с момента изобретения.

Его модель Grillo (Кузнечик) для фирмы Siemens представляет собой широкую складную телефонную трубку из пластмассы, напоминающую в закрытом виде большую мыльницу, внутри которой Дзанузо умудрился уместить весь механизм, включая наборный диск, на порядок увеличив степень свободы, непринужденности и комфортности обращения с аппаратом.

С середины 60-х годов, продолжая заниматься продакт-дизайном: знаменитый телевизор «Black» 1969 года — черный акриловый куб, обнаруживающий свое назначение лишь будучи включенным, когда загорается одна из его граней; серия радиоприемников и стереофонические системы для фирмы Brionvega; мебель для  Arflex, Zanotta, в том числе редизайн более ранних проектов; бытовые вентиляторы «Polivalente» и «Ariante» для Vortice, 1974).

Дзанузо вместе с тем переключает основные творческие усилия на сравнительно новую для него и слабо развитую в Италии сферу социального дизайна — дизайна объектов общественного пользования.

Характерная для Дзанузо ориентация на массовое, деиндивидуализированное потребление, известное в модернистской традиции под названием социально авангардного «современного потребления», обретает в его проектах четкую общественную адресность — стрессовые макросоциальные ситуации во внедомашней среде обитания. Среди проектов такого рода, прорабатываемых с привычной для Дзанузо аналитической глубиной, с привлечением данных социологических опросов, консультантов из муниципальных служб и пр. — модульная система-диван «Lombriko» (Итальянский центр развития и изысканий «С & В», 1967), способная к бесконечному наращиванию в длину и рассчитанная главным образом на залы ожидания в аэропортах и на вокзалах; полностью оборудованный сборный дом-контейнер из промышленно изготовленных деталей, легко транспортируемый на большегрузной машине — временное жилье для вахтовых рабочих, для пострадавших от стихийных бедствий, туристов и пр. (промышленный образец, так и не пущенный в серийное производство, был представлен на выставке «Италия: новый домашний ландшафт» в Нью-Йорке, 1972).

И продолжающая эту тему модульная сборная жилая система «SPACIO» (Volani, 1983); общественный туалет с автоматической очисткой «T-matik» (IKA, 1983), работа над которым велась несколько лет и включала обширное исследование по социологии большого города в ситуации лавинообразного увеличения дневных и ночных миграционных потоков приезжих, а также по структуре и потребностям ночных служб.  

В этих проектах наблюдается естественный синтез равно богатого и равно промышленно ориентированного дизайнерского и архитектурного опыта Дзанузо, - один из немногих итальянских архитекторов-дизайнеров, Дзанузо, обратившись к промышленному дизайну, практически не снизил своей активности в качестве практикующего архитектора. Одним из самых ярких примеров такого синтеза является его проект водонапорной башни в Реджо Эмилии (1987) - образцовое по скоординированноcти комплексное разрешение функциональных, экологических, социальных, производственно-технологических, ландшафтных проблем.

Создавая серию заводов для Olivetti, Дзанузо всегда пытался применить рационально-творческий комплексный подход к решению архитектурных и инженерных задач, например, на заводе в Буэнос-Айресе (1954) его инновационный проект показал возможность внешнего кондиционирования воздуха, изобретательное освещение и особое внимание к условиям труда создали нестандартные варианты решения пространства. Как архитектор Марко Дзанузо построил детскую больницу в Gubbio, Umbria (1958); здание для компании Necchi, производящей швейной машины, в Павии (1960); офисы для IBM в Милане (1963); большое количество частных зданий и загородных вилл. Также Дзанузо занимался реконструкцией Teatro Fossati и спроектировал новое помещения Piccolo Teatro в Милане (1980). 

Особую сферу деятельности Дзанузо в 80-е годы составляет педагогическая практика, которой он на склоне лет придает исключительно важное значение. С 1979 года Дзанузо заведовал кафедрой промышленного проектирования на архитектурном факультете Миланского политехнического института, с 1981-го возглавлял там же отделение программирования строительства и индустриального домостроения.

Для Дзанузо в каждой точке своего движения проектный анализ абсолютно конкретен и даже ситуативен, обусловлен своим предметом — материалом, технологией, производственными возможностями, природой проектируемого изделия, наконец, заказом, а потому предметный мир, создаваемый маэстро, отличался парадоксальным, если учесть объективную жесткость проектного метода, морфологическим разнообразием. Также характерно, что Дзанузо, известный как «технологический детерминист», практически никогда не подстраивается под «законы производства» или «технологическую необходимость», он превращал и то и другое в объект проектного анализа и, следовательно, проектирования. Так для индустриальной мебельной компании Arflex, практически не имеющей индустриальных традиций и проектов технологических линий, он спроектировал все: от включенной в единый пакет технической документации на его революционные модели 60-х годов, до проектов промышленных зданий и тем самым самого производственного процесса. Иными словами, каждый его проект есть одновременно know how и know why.

И пусть утопической и романтически наивной в философии «практического разума» звучит предпосылка неустранимой разумности человека, будь то проектировщик или потребитель, и, соответственно, апелляция к его врожденной способности контроля и самоконтроля, самоограничения, владения собой, последовательности, мотивированности поведения, к его, наконец, социальности, поскольку «человек общественный» для Дзанузо есть ни что иное как «человек разумный», сам мастер собственной жизнью и творчеством доказал жизнеспособность этой философии.

Он умер 9 июля 2001 в возрасте 85 лет, пройдя огромный, насыщенный и продуктивный творческий путь архитектора, градостроителя, социального и промышленного дизайнера, педагога и теоретика, новатора и экспериментатора в области материалов и технологий.

У Дзанузо остались ученики и последователи. Его сын, Марко Дзанузо-младший, стал архитектором и успешно занимается промышленным дизайном. 

Официальный сайт Марко Дзанузо-младшего. Marco Zanuso jr http://www.marcozanuso.com/

 

Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Grillo

Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Fourline
Марко Дзанузо. Marco Zanuso Марко Дзанузо. Marco Zanuso. Maggiolina

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер