Марк Ньюсон. Marc Newson

Марк Ньюсон. Marc NewsonАвстралия вообще континент странный, и всё, что произведено Австралией, странное вдоль и поперёк — от Мэла Гибсона до утконоса, от кенгуру до AC/DC, от INXS до Большого Кораллового Рифа. В этом отношении Марк Ньюсон (Marc Newson) — типичный австралиец. Марк Ньюсон известен своим безумно футуристическим, но при этом технически строгим подходом к дизайну. Ньюсон стал частью ультрамодного мира поп-культуры. Как-то у него спросили, почему он стал дизайнером. Марк ответил, что его очень раздражали говнястые (shitty) вещи вокруг, и он чувствовал, что можно их делать гораздо лучше. И интуиция его не подвела. Нынче такой гладкий футуризм не очень в моде, но его вещи, несмотря на свой непременный пластиковый блеск, не угрожающе-индустриальны, а больше смахивают на неких зверюшек из будущего.

Его работы можно увидеть в клипах Мадонны, фильме «Остин Пауэрс» и других. Многое из его мебели, осветительных приборов, стеклянной посуды и предметов домашнего хозяйства приобрело статус культурных ценностей.

Он делает всё: стулья, стеклянную посуду и велосипеды, рестораны, реактивные самолеты. Он нашёл клиентов в Европе, Северной Америке и Азии. Достижения Марка Ньюсона: кресло Lockheed Lounge, самолет Falcon 900B jet, concept car Ford o21c, персональный реактивный самолёт Kelvin 40, велосипед Biomega, ресторан Coast (Лондон), студия звукозаписи Syn (Токио), бутики.

Работы Ньюсона находятся в Музее дизайна (Лондон), Музее декоративного искусства (Париж), Музее современного искусства (Нью-Йорк). 

Он родился в Сиднее в 1963 году и в дизайн попал благодаря своей матери (его отец ушёл, когда он был ещё ребёнком), которая работала управляющей прибрежного отеля, где они и жили.

Отель был наполнен «действительно отличными итальянскими вещицами: сервировочными столиками от Joe Colombo и большими круглыми подушками от Sacco. Когда он был подростком, они с матерью путешествовали по Европе и Азии, пока Ньюсон не вернулся в Сидней, где стал изучать ювелирное дело и скульптуру в Сиднейском Колледже Искусств (Sydney College of the Arts). Вскоре он приложил полученные знания к изготовлению мебели и стал зубрить историю дизайна, «заимствуя» копии итальянских журналов, таких как Domus и Ottogano, у киоскёра, на которого он работал неполный день. «Именно так я узнал о Мемфисе и обо всём, что происходило тогда в Европе».

Ньюсон всегда утверждал, что расти в Австралии, стране без местной традиции дизайна — огромное преимущество для дизайнера. «Если бы я изучал дизайн в Италии, меня бы учили те, кого учил Этторе Соттсасс (Ettore Sottsass) или Марио Беллини (Mario Bellini), и эти традиции вызывали бы у меня отвращение, — говорит он. — Поскольку я приехал из Австралии, мой дизайн был самобытным и инстинктивным».

У меня не было учителей, но было очень много обстоятельств, которые оказали на мой стиль огромное влияние, начиная с детских наблюдений за работой моего дедушки и его братьев, собирающих автомобили в гараже, и до огромного количества вещей вокруг. И, конечно, путешествия по миру. Это громадный источник вдохновения, особенно наблюдения за различными культурами.

Он начал экспериментировать с мебелью ещё как студент. В 1986 году (через 2 года после окончания колледжа) Ньюсон открывает свою студию POD, которая специализировалась на дизайне мебели и часов. Прорыв состоялся в 1986 году, когда Марк создал шезлонг Locked Lounge, «жидкую металлическую форму, похожую на гигантскую каплю ртути», отдалённо напоминающую кушетки, которые он видел на живописных полотнах французских мастеров XVIII века. Ньюсон сделал это кресло сам всего за пару месяцев, прибив сотни алюминиевых панелей на самодельную форму из стекловолокна. После того как Locked Lounge был представлен в сиднейской галерее Roslyn Oxley Gallery, он был номинирован на приз Австралийского Совета Ремесел (Australian Crafts Council). Шезлонг Lockheed снялся в клипе Мадонны «Rain», что сделало дизайнера известным на весь мир.

В течение следующих нескольких лет дизайнер живёт на заработки от случайных заказов и грантов, создавая опытные образцы нескольких предметов.

После второго металлического предмета ручной работы, Pod of Drawers (1987 год), стиль Ньюсона принял ярко выраженный индустриальный облик, который станет его фирменным знаком. Это началось со стула (? — это трудно назвать стулом, табуретом, креслом, шезлонгом, софой. Это, наверное, объект для сидения) Embryo (1988 год), другого варианта Orgone, но на этот раз отделанного ярким материалом. Он снова вернулся к теме Orgone и самого знаменитого австралийского вида спорта в 1989 году, когда создал Orgone Lounge, который по форме напоминал доску для серфинга.  

В этом же году Ньюсон переезжает в Токио, где работает на Теруо Куросаки (Teruo Kurosaki), японского подрядчика в области дизайна. Освобождённый от обычных для молодого материальных проблем, Ньюсон запускает несколько старых проектов, таких как Embryo Chair, в массовое производство и развивает новые, например, Wivker Chair (1990 год).  Компания Куросаки, Ide, производила такие объекты как Orgone LoungeBlack Hole Table и Felt Chair, которые широко экспонировались в Европе и Азии. Куросаки выставляет его работы на Миланской мебельной выставке (Milan Furniture Fair), продвигая, таким образом, Ньюсона на европейский рынок.

В 1992 году Марк покидает Токио с заказами от CAPPELLINI и FLOS и переезжает в Париж.

Он зарабатывает на жизнь, продавая ограниченные тиражи своих произведений, таких как Event Horizon Table (1992 год), и проектируя рестораны, например, лондонский Coast (1995 год) и кёльнский Komed (1996 год). Когда ему заплатили $20 000 за дизайн флакона духов Shiseido, Ньюсон потратил их на автомобиль своей мечты Aston Martin DB4.

Винтажные Астон Мартины, такие как DB4, оказали сильное влияние на работу дизайнера, так же как и Ламборджини или графика Кена Адамса. Ньюсона вдохновлял — и до сих пор вдохновляет — эклектичный набор дизайнеров: от Джо Коломбо (Joe Colombo) «из-за его убийственных форм» и Акилле Кастильони (Achille Castiglioni) «такого сообразительного и остроумного» до Энцо Мари (Enzo Mari) «клёвого, очень поэтичного» и Бакминстера Фуллера (Buckminster Fuller) «за психованные идеи и удивительное воображение».

Марк Ньюсон. Marc Newson. Felt Chair. Cappellini Марк Ньюсон. Marc Newson. Rock. Magis spa Марк Ньюсон. Marc Newson. Gluon. Moroso Spa
Марк Ньюсон. Marc Newson. Nimrod. Magis spa Марк Ньюсон. Marc Newson. мобильный телефон Talby для KDDI (Япония). Марк Ньюсон. Marc Newson
Марк Ньюсон. Marc Newson. PO/9369. Cappellini Марк Ньюсон. Marc Newson. TV Chair. Moroso Spa Марк Ньюсон. Marc Newson. Dish Doctor. Magis spa

В 90-х Марк Ньюсон выигрывает тендеры на проектирование светильников для Flos и мебели для Cappellini & Moroso. Он основал компанию Ikepod (Ikepod Watch Company), которое занялось производством часов. Его часов. «На самом деле я взял часы моего дяди, разобрал их и поместил механизм в новый пластиковый корпус».

Международное признание Ikepod Watch Company  принёс союз Марка Ньюсона и Оливера Айка (Oliver Ike) - предпринимателя из Швейцарии. Название Ikepod состоит из фамилии Ike и названия дизайнерского стиля Марка Ньюсона Pod. Первая коллекция Seaslug была выпущена в 1995 году. Вслед за ней появились Hemipode, Isopode и Megapode. Все часы Ikepod производятся в Швейцарии ограниченными сериями.

Модели часов Ньюсона, выпускаемые фирмой Ikepod, отличает всё та же простота и отточенность, обтекаемость формы, напоминающей таблетку, и яркие цвета. Ньюсон очень любит лаймы и апельсины. Компания также производит мебель Марка. Например, Event Horizon Table и Orgone Chair.  

В середине девяностых с помощью Бенджамина Де Хаана (Benjamin De Haan), который стал его бизнес-партнёром, он экспериментирует с программным обеспечением CAD. «Я не проектирую на компьютере: никогда не делал этого и не собираюсь.  У меня в голове всегда есть идея. При помощи компьютера я лишь соединяю точки. Это отличный способ проверки, но никогда наблюдение чего-либо на мониторе не будет столь же эффективно, как физические контакты с объектом».

Компьютерные навыки Де Хаана оказались неоценимыми, поскольку Ньюсон взял заказы на продукцию для массового производства от ALESSI и MAGIS. В 1997 году они переехали в лондонскую студию, где Ньюсон получил целых две работы своей мечты: заказ на дизайн интерьера самолёта Falcon 900B и на Форд O21C.

Эти проекты подняли Ньюсона на новую высоту. Среди его клиентов — лишь громкие имена, он разрабатывает посуду и предметы мебели, дизайн самолётов и спортивную обувь, участвует в выставках и различных дизайнерских шоу. Его без преувеличения можно назвать одним из наиболее известных и влиятельных дизайнеров своего поколения.

В середине 1990-х Ньюсон активно занимается интерьерами. Он разработал интерьер ресторанов Coast в Лондоне и Mash & Air and Osman Syn в Манчестере. Ньюсон работал с интерьерами в Германии и Токио. В 2004 году он разработал дизайн ресторана Lever House в Нью-Йорке. Главная идея состояла в том, чтобы создать пространство XXI века в одном из самых передовых зданий ХХ-го и сделать его совершенно отличным по стилю от самого исторического строения. Фирменный ретрофутуризм Ньюсона был наилучшим решением для этой задачи. Ресторан, занимающий 600 м2 безоконного пространства в здании из стали и стекла, имеет форму кокона из дерева и кожи, совершенно изолированного от внешнего мира. Через входную зону чёрного цвета вниз по туннелю из белого гладкого кориана посетители попадают в главный зал медового оттенка. Ряд проёмов, напоминающих окна поезда, ведут в отдельные кабинки. В задней стене - широкое окно со скользящими панелями из звуконепроницаемого стекла открывает вид на зал для частных приёмов. Основной декоративный мотив - орнамент в виде шестиугольных сот; выполненный в одном масштабе, но из разных материалов, он повторяется на потолке со встроенными светильниками, на полу и на задней стене бара.

Работы Ньюсона приобретены различными музеями для постоянных экспозиций. Среди покупателей - Музей Современного Искусства в Нью-Йорке, Музей дизайна в Лондоне и Vitra Design Museum, Музее декоративного искусства (Париж).

В 1997 году Ньюсон переселяется в Лондон и совместно со своим партнёром Бенджамином Де Хааном (Benjamin De Haan) организовывает Marc Newson Ltd. Это новая студия с большим и «широким» аппетитом во всех областях дизайна. С этого момента все работы Ньюсона проходят через его собственную компанию. В прессе они фигурируют как Marc Newson или как Marc Newson Ltd. Так что иногда становится сложно отличить человека от компании.

Как только великий Мэйс (J. Mays), ныне — вице-президент по дизайну компании Ford, предложил Марку разработать концепт-кар, дизайнер моментально приступил к работе. Несколько месяцев Ньюсон изучал автомобильные книги и журналы и постоянно разглядывал автомобили на улицах, чтобы найти «способы сделать это лучше».

Результат его работы — концепт Ford O21C для города — был представлен в 1999 году на Токийском Автосалоне. Простота дизайна и обтекаемые формы в сочетании с сочным апельсиновым цветом, эстетика 50-х годов и неожиданные конструктивные решения вызвали одобрение публики. Ньюсон разработал всё — от кузова до панели приборной доски. 

Многие из его новшеств касались интерьера — той части автомобиля, о которой многие дизайнеры предпочитают не думать. Сидения вращались на своих опорах, а когда включался свет, белоснежное люминесцентное освещение пылало по всему потолку. Малыш O21C также рассказывает историю Ньюсона как дизайнера. Приборная панель — реминисценция на его часы Ikepod, а рулевое колесо — на вешалку для одежды ALESSI (1997 год). Излюбленный геометрический узор, напоминающий песочные часы, который Ньюсон использовал в 1992 году при создании кресла Orgone, неожиданно находит место в рисунке ковра и протекторов. 

Буквальные ссылки, кроме того, служат иллюстрацией подхода Ньюсона к дизайну: не нужно переделывать существующие вещи. Смотрите на них и думайте, как можно их улучшить. «Что меня всегда стимулировало как дизайнера, — признаётся Ньюсон, — так это отвращение ко всем тем ужасным вещам вокруг и желание сделать их лучше».

Технология и природа - все будет смешиваться и взаимодействовать. Наука становится все более и более креативной, поэтому интересно делать дизайн для разных механизмов. К сожалению, у меня нет доступа к самым новым технологиям. Я очень люблю космос и космические технологии, посещал Звездный городок под Москвой и центр управления полетами в Хьюстоне, встречался с известными космонавтами, но, к сожалению, никто до сих пор не предложил мне сделать дизайн международной космической станции.

И вот Марку Ньюсону представилась замечательная возможность сделать, как говорит сам дизайнер, «первый значительный шаг» на пути достижения своей цели. Для компании EADS Astrium он разработал интерьер летательного аппарата – на половину самолета, на половину ракеты. Компания планирует совершать 3-х часовые туристические полеты в космос. Ожидаемая стоимость билета на одного пассажира составляет от 200 до 265 тысяч долларов. Первый полет планируется на 2012 год. Презентация летательного аппарата состоялась в Париже.

«Передо мной стояла серьезная задача, как с технической стороны, так и с точки зрения эргономики, но в основном сложность состояла в том, что мы имели дело с целым рядом вещей, которых до этого не существовало. Я чувствовал себя так, как будто я стою у самых истоков зарождения воздухоплавания. Инженеры предоставили нам готовый летательный аппарат, но совершенно пустой внутри. Мы должны были разработать интерьер и все, что касается пассажиров».

Проект Astrium реализуется в рамках новейших разработок европейской аэрокосмической корпорации EADS (European Aeronautic Defense and Space Company). В то же время другая не менее известная французская компания Virgin Galactic начала разработку аналогичного проекта, в который пригласила одного из главных конкурентов Ньюсона – Филлипа Старка – в роли главного дизайнера.

Марк Ньюсон создал простой, по стилю и содержанию, интерьер, сделав главный упор на создании оптимальных условий для того, чтобы пассажиры смогли в полной мере насладиться своим звездным путешествием, увидеть Землю и прочувствовать те несколько минут, которые они пробудут в состоянии невесомости.

«Мы установили столько окон, сколько мы могли сделать, не нанеся ущерба конструкции, и визуально увеличили их за счет устройства толстых рам. Чтобы подчеркнуть состояние невесомости, мы по максимуму увеличили кабину, потому что столкновение с предметами – это самое последнее, что вам хочется испытать, когда вы парите в воздухе».

Наибольшее внимание было уделено креслам, которые должны были быть не только компактными и легкими, но и удобными как во время традиционного полета, так и во время полета в вертикальном положении. В результате Ньюсон придумал кресло в виде гамака, установленного на вращающейся подставке, позволяющей менять положение кресла по мере изменения угла полета. Известный своим пристрастием к ярким цветам, Марк Ньюсон и для космических кресел выбрал ярко-желтый цвет, прекрасно сочетающийся с основным белым фоном и серыми деталями интерьера.

Хорошая работа требует много времени. Хотя Филипп Старк сказал мне однажды, что по-настоящему работает только две недели в году: все остальное время уходит на презентации.

Сейчас все смешалось: искусство, дизайн, музыка, мода. Не могу сказать, что современное искусство как-то влияет на меня, ведь это совершенно другое средство выражения. К тому же в Англии почти все искусство - коммерческое.

Самый интересный дизайн ХХ века был, несомненно, в послевоенной Италии.

Эль Лисицкий, Татлин, конструктивисты - все это я изучал в Колледже искусств в Сиднее. Они повлияли на меня так же, как весь остальной авангард - дадаисты, ready made и итальянские футуристы. Я до сих пор нахожусь под обаянием российской культуры. Я считаю, что русский конструктивизм и графические символы, которые были разработаны в советское время, безупречны с эстетической точки зрения и содержат духовную квинтэссенцию их безымянных создателей. Например, красная пятиконечная звезда оказала большое влияние на мой дизайн. Я включил этот символ в один из моих любимых предметов – упор для двери Rock Door Stop для Magis и посвятил  звездочке спортивные туфли Zvezdochka для Nike, стрелке – набор столовых приборов Strelka для Alessi, а мраморный стеллаж я назвал Voronoi.

 

Даже самые непохожие вещи делаются одинаково. Да, процесс может быть другим, но принципы всегда одни и те же. Дизайнер должен быть способен создать любую вещь: постоянное совершенствование чего-то одного отупляет. Ведь придумывать автомобиль в какой-то момент просто надоедает, и тогда хочется сделать часы.

Создавать вещи интереснее и приятнее. По той простой причине, что с пространствами больше мороки: вокруг работает много специалистов, и воплощение идеи довольно сложно контролировать.

В моих вещах очень много оранжевого и зеленого. Я даже создал оттенок зеленого цвета для «пантона». К сожалению, оранжевый кто-то сделал до меня.

Для пущей оригинальности надо использовать больше достижений современной технологии. К тому же без технических новшеств трудно создать удобную для жизни вещь. А простые игры с формой едва ли имеют сейчас какой-то смысл.

 

Как дизайнер и архитектор, я считаю своим долгом совершенствовать предметы, даже те, которые уже готовы. Поэтому на развитие одного проекта уходит 2–3 года, и некоторые проекты так и не доходят до завершающей стадии. Работа даже над самым небольшим – это процесс выявления недоделок и решения проблем. Моя первичная мысль, относящаяся к созданию чего-либо совершенно нового, всегда основана на желании сделать нечто прекрасное, не существовавшее до сих пор, и поэтому я всегда стараюсь использовать новые технологии и материалы. Что касается главного принципа моего дизайна, то это эволюция образа, форм и функций. В то же время существует некое связующее звено, некая нить, моя дизайнерская ДНК, делающая предмет или проект цельным. Я бы назвал ее согласованность.

Я люблю все свои проекты, но особенно мобильный телефон Talby для KDDI (Япония). И, конечно, проект аэробуса А 380 для Qantas Airways, залы ожидания первого класса Qantas в аэропортах Сиднея и Мельбурна, а мой самый новый и любимый проект – космический самолет для Eads Astrium.

Официальный сайт Марка Ньюсона:  http://www.marc-newson.com/

Марк Ньюсон. Marc Newson. Embryo Chair. Cappellini Марк Ньюсон. Marc Newson. Orgone. Cappellini
Марк Ньюсон. Marc Newson. Felt Chair. Cappellini

Марк Ньюсон. Marc Newson. Sine Chair. Cappellini

Марк Ньюсон. Marc Newson. Locked Lounge

Марк Ньюсон. Marc Newson.  Ford O21C

Марк Ньюсон. Marc Newson.  Ford O21C
Марк Ньюсон. Marc Newson. ресторан Lever House в Нью-Йорке

 

Марк Ньюсон. Marc Newson. Wooden Chair. Cappellini

Марк Ньюсон. Marc Newson. Astrium Марк Ньюсон. Marc Newson. Astrium
Марк Ньюсон. Marc Newson. Astrium Марк Ньюсон. Marc Newson. Astrium

Марк Ньюсон. Marc Newson. Orgone strech lounge

 

Марк Ньюсон. Marc Newson. orgone chair
Марк Ньюсон. Marc Newson. Event table
Марк Ньюсон. Marc Newson. Felt Chair. Cappellini Марк Ньюсон. Marc Newson. Orgone. Cappellini
Марк Ньюсон. Marc Newson Марк Ньюсон. Marc Newson. Black Hole Table

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер