Skip to main content

Архитектура советского села 1930-х гг.

Архитектура советского села 1930-х гг.Начало 30-х годов отмечено, по сравнению с предшествовавшим периодом, более широким развитием сельской архитектурно-строительной практики. Социалистическая реконструкция сельского хозяйства в годы второй и третьей пятилеток охватила практически все основные области сельскохозяйственного производства. Массовый выпуск тракторов и других разнообразных сельскохозяйственных машин, организация на этой основе большого числа МТС изменяли структуру энергоресурсов в сельском хозяйстве, позволяя в передовых колхозах и совхозах механизировать наиболее трудоемкие производственные процессы. Принимались серьезные меры по подготовке квалифицированных кадров, способных эффективно использовать имеющуюся технику.

Крестьянин — мелкий собственник в прошлом, все интересы которого веками ограничивались убогой усадьбой и небольшим наделом земли, бывший батрак, лишенный земельной собственности, превращался в активного члена коллектива, строящего новую систему хозяйства, осваивающего прогрессивные методы обработки земли, новую технологию животноводства.

К началу Великой Отечественной войны в стране насчитывалось уже 240 тыс. колхозов, более 4 тыс. совхозов и около 7 тыс. машинно-тракторных станций.

Производственные отношения на селе были уже социалистические, но архитектура деревни оставалась в основном еще прежней. Великий процесс освобождения земледельца от «идиотизма деревенской жизни» (К. Маркс) происходил бурными темпами, но перестройка архитектурной среды только еще начиналась.

В 1934 г. в Академии архитектуры был создан специальный научный центр для разработки проблем сельского зодчества «Кабинет сельскохозяйственной архитектуры» (руководитель А. Кондахчян, позже Г. Мартынов). С этого времени значительно расширились проектные и научно-исследовательские работы по созданию новых типов сельских сооружений и комплексов. Они велись как в стенах Академии, так и в ряде проектных организаций (Сельхозпроект, Тракторцентр и др.). Однако на пути этих начинаний встречались определенные трудности.

Реконструкцию сел осложняло, во-первых, чрезвычайное разнообразие конкретных условий строительства (природно-климатические условия, более устойчивые формы быта в деревне, чем в городе), во-вторых, отсутствие необходимой строительной базы и квалифицированных кадров строителей. Не хватало и архитекторов, так что нередко планировкой сел занимались землеустроители. Вплоть до начала войны благоустройство сельских населенных мест за редким исключением оставалось на низком уровне. В большинстве случаев реконструктивные мероприятия носили ограниченный характер и сводились к приспособлению для новых социальных потребностей существующих зданий и уже сложившейся системы планировки населенных мест. И все же именно в эти годы были заложены начальные основы формирования нового села, выработаны первые архитектурно-планировочные принципы, получившие в последующем развитии значение государственных норм.

Главной особенностью этих принципов был решительный отказ от хаотической застройки сел. Новые поселения располагались с учетом производственных интересов района, в их планировке появлялись начала зонирования территории, функционально оправданные планировочные приемы, зарождение общественного центра села. Система функционального зонирования стала основой того архитектурного порядка, который закладывался в проектах и осуществлялся в натуре в новых поселениях во многих республиках Советского Союза.

Характерным примером новой архитектурно-планировочной организации колхозного села, в основном осуществленной в рассматриваемый период, может служить поселение колхоза «Комсомол» (Украинская ССР, проект А. Зыкова). Вся его структура достаточно типична для рассматриваемого периода. Территория четко расчленена на селитебную и производственную зоны, причем последняя достаточно удалена от жилой застройки и удачно расположена по отношению к ней с учетом господствующих ветров и течения реки. Главное композиционное ядро планировки — общественная площадь, образованная зданием правления колхоза, магазином, почтой и клубом. К ней примыкает парк, в планировке которого учтены природные условия — река и лес, раскинувшийся на ее берегу.

РСФСР. Кабардинская АССР. План агрогорода Ново-Ивановка,   1933 г.  Планировка поселка, планы двухквартирного жилого дома

РСФСР. Кабардинская АССР. План агрогорода Ново-Ивановка,   1933 г.  Планировка поселка, планы двухквартирного жилого дома

Интересно, но достаточно формально было создано планировочное решение села Ново-Ивановки в Кабардинской АССР. Одним из характерных примеров нового села того времени была Голубовка, центральная усадьба колхоза им. В. В. Куйбышева Середино-Будского района Черниговской области, проект генеральной перестройки села, которой разработан К. Лопяло в 1934-1935 гг. Особый интерес представляют созданные архитекторами К. Лопяло, О. Вутке жилые дома, мельница-электростанция (К. Лопяло), а также спроектированные в то же время производственные постройки (Л. Кашкарова). В образном решении использованы приемы народной архитектуры Черниговской области.

Больше всего новых сельских поселений возникало в республиках Средней Азии, где, благодаря развернувшимся ирригационным работам, крестьяне получили обширные новые земли в районах, еще по-настоящему необжитых.

В пригородных зонах больших городов создавались крупные животноводческие и птицеводческие совхозы. Такие хозяйства, как многоотраслевой совхоз «Коммунарка» Московской области, птицесовхоз «Арженка» Тамбовской области, колхоз им. К. Тимирязева Горьковской области и др., были теми передовыми хозяйствами, опыт которых в строительстве сельских населенных мест нового типа и в организации сельскохозяйственного производства в конце 30-х годов получил значительное распространение.

УССР. Село Голубовка. Застройка: а — планировка поселка

УССР. Село Голубовка. Застройка: а — планировка поселка

УССР. Село Голубовка. Застройка: б — угловой жилой дом, К. Лопяло УССР. Село Голубовка. Застройка: в — сельсовет, общий вид
УССР. Село Голубовка. Застройка: б — угловой жилой дом, К. Лопяло  УССР. Село Голубовка. Застройка: в — сельсовет, общий вид
УССР. Село Голубовка. Застройка: д — мельница, электростанция УССР. Село Голубовка. Застройка: г — сельсовет, план
УССР. Село Голубовка. Застройка: д — мельница, электростанция УССР. Село Голубовка. Застройка: г — сельсовет, план
УССР. Село Голубовка. Застройка: е — пожарное депо УССР. Село Голубовка. Застройка: ж — трибуны стадиона
УССР. Село Голубовка. Застройка: е — пожарное депо УССР. Село Голубовка. Застройка: ж — трибуны стадиона 
УССР. Село Голубовка. Застройка: з — мостик  
УССР. Село Голубовка. Застройка: з — мостик  

 

Медленнее всего происходили изменения в архитектуре жилища. После коллективизации в селах в основном продолжалось строительство традиционных для данного места типов жилых домов. Так в средней полосе РСФСР, на Урале и в Сибири строились рубленые избы (четырехстенки и пятистенки), планировочная структура которых сложилась в результате долгого развития и приспособления к особенностям климата и способу ведения хозяйства. В архитектурном облике этих домов большую роль продолжали играть традиционные декоративные приемы в виде прорезных деревянных наличников окон, ставен, подзоров, украшенных резьбой ворот и т. д. Сооружения новых жилищ в колхозе им. Тельмана на нижней Волге, в колхозе им. Фрунзе Ивановской области, в колхозе им. Шебедаева в станице Красноармейской на Северном Кавказе и в ряде других хозяйств служат примером такого традиционного строительства.

В условиях колхозной кооперативной собственности сократились размеры индивидуальных участков, уменьшилось число надворных хозяйственных построек, но зато получила развитие тенденция к увеличению числа жилых комнат в доме и к большему разделению их функций. Эти и некоторые другие изменения на первых порах осуществлялись самими колхозниками в порядке самодеятельного строительства. Но с середины 30-х годов началось организованное государственное типовое проектирование для деревни.

 

Планировка колхозной усадьбы в селе Голубовка. О. Вутке Проект жилого дома. О. Вутке. Общий вид, план дома и хозяйственных построек. Аксонометрический план участка
Планировка колхозной усадьбы в селе Голубовка. О. Вутке   Проект жилого дома. О. Вутке. Общий вид, план дома и хозяйственных построек. Аксонометрический план участка

 

 

Поначалу в проектной практике этого времени имелись существенные недостатки. Проектировщики еще не уяснили специфики задач, социальное существо перестраивающейся деревни понималось ими весьма абстрактно, поверхностно. Упускалось из виду то обстоятельство, что сельские условия строительства особенно разнообразны и по климату, и по особенностям быта разных республик и районов страны, и по видам хозяйства, и по природным возможностям. Сложность проектирования заключалась в необходимости разработки таких типов сельского жилища, которые были бы применимы в различных условиях и имели бы должное число вариантов.

Такая постановка задачи требовала развития научных исследований, наука же в этой области только зарождалась. Поэтому вначале сельский жилой дом проектировался, по сути дела, как дом городского типа или пригородная дача по абстрактной схеме, без учета национальных и климатических особенностей. Одновременно с этим появлялись и такие проекты, в которых чисто механически использовались внешние признаки «крестьянского» жилища, сложившиеся в прошлом (узкие, тесно посаженные подслеповатые окна, проходные комнаты и т. д.) и, конечно, не соответствовали новым требованиям сельской жизни.

Ряд республиканских конкурсов на проекты жилых домов, проведенных во второй половине 30-х годов, творческие обсуждения проблем архитектуры социалистического села, анализ и критика типовых проектов, развернутые Союзом архитекторов, наконец, разработка основ планировки и застройки сельских населенных мест, изучение своеобразия экономики строительства на селе — все это помогло к концу 30-х годов значительно поднять качество типовых проектов для сельских населенных мест. В это же время в целях повышения экономичности застройки и возможности улучшения благоустройства и инженерного оборудования сел в номенклатуру типовых домов были впервые введены спаренный и сблокированный многоквартирный дом. Однако эти прогрессивные идеи не получили массового распространения и не вышли за рамки проектного эксперимента, поскольку участие архитекторов в реальном строительстве на селе еще не было должным образом организовано, тем более, что архитекторов не хватало и для городов.

С развитием коллективизации сельского хозяйства большое значение приобрело строительство на селе общественных зданий: школ, детсадов и яслей, поликлиник, клубов, зданий сельсоветов. Это способствовало подъему общественной жизни советского села; формирование новых очагов социалистической культуры пришло на смену церкви, идеологическое значение которой резко падало в связи с большой просветительной пропагандистской работой коммунистов и комсомольцев на селе.

Перед архитекторами, проектировавшими сельские клубы, стояли сложные задачи. Надо было создать совершенно новый тип здания, правильно понять его функциональную природу, найти соответствующие планировочные решения, добиться выразительной объемно-пространственной композиции и все это при скромных материальных средствах. Архитектурный облик клубов был особенно важен, так как в большинстве случаев именно клубам как наиболее крупным зданиям отводилась ведущая роль в архитектурно-пространственной композиции села в целом.

 

РСФСР. Краснодарский край. Совхоз «Кубань», Клуб, 1940—1941 гг. УССР. Хмельницкая область. Село Жердье. Клуб, 1935 г. Ю. Афанасьев, А. Межеровский
РСФСР. Краснодарский край. Совхоз «Кубань», Клуб, 1940—1941 гг. УССР. Хмельницкая область. Село Жердье. Клуб, 1935 г. Ю. Афанасьев, А. Межеровский
РСФСР. Назаръевский колхоз. Дом культуры, 1934-1935 гг. Д. Чечулин Москва. Всесоюзная сельскохозяйственная выставка, 1939 г. Планировочное решение отдела выставки  «Новое в деревне», клуб
РСФСР. Назаръевский колхоз. Дом культуры, 1934-1935 гг. Д. Чечулин Москва. Всесоюзная сельскохозяйственная выставка, 1939 г. Планировочное решение отдела выставки  «Новое в деревне», клуб
 

 

Разработке новых типов общественных зданий для сельского строительства способствовал ряд всесоюзных и республиканских конкурсов, проведенных во второй половине 30-х годов Академией архитектуры СССР, Союзом архитекторов СССР, Наркомпросом и другими организациями.

Так же, как и в жилище, конкурсы выявили весьма различное понимание задачи. На первых порах многие проекты характеризовались недостаточным знанием конкретных обстоятельств и условий сельского строительства. Одни проектировщики предлагали излишне усложненные и в строительном отношении сложные дорогие решения. Другие отдавали дань традиционализму и архаике старых архитектурных форм, были и вовсе странные решения колхозных клубов в виде периптеральных греческих храмов. Все это убедительно показывало, что проблема общественных зданий для села, создание новых проектов требует предварительно объективного изучения условий строительства в сельской местности.

 

Проект сельского клуба для северных районов, 1935 г. Н. Колли Бурятская АССР. Колхоз им. Э. Тельмана, 1935 г. Клуб. Н. Колли. Макет
Проект сельского клуба для северных районов, 1935 г. Н. Колли Бурятская АССР. Колхоз им. Э. Тельмана, 1935 г. Клуб. Н. Колли. Макет

 

 

В 1939—1940 гг. такое изучение было организовано Академией архитектуры СССР. Результатом этой работы явилось создание ряда проектов клубов для южных и северных районов нашей страны, которые Наркомземом СССР были приняты для строительства в колхозах. Эти проекты уже отличались реалистическим подходом к задачам сельской архитектуры. Одной из лучших работ можно назвать клуб Н. Колли — для северных районов СССР, выполненный из дерева и построенный в ряде хозяйств, в том числе в колхозе им. Э. Тельмана Бурятской АССР. Для южных районов страны, в частности, для Украины был спроектирован клуб с залом на 400 мест (А. Добровольский, Т. Благодатный) и построен в с. Лески. В ряде сел, где объекты строились медленными темпами, в 1934—1935 гг. были пущены в эксплуатацию новые клубы, облик которых скорее отвечал стилистике 20-х годов, от которой в это время уже отказались в городах. Это клубы в селе Жердье, в колхозе Назарьевский и совхозе «Кубань».

Проекты первых машинно-тракторных станций. Архит. А. Кондахчян 1935 г

Проекты первых машинно-тракторных станций. Архит. А. Кондахчян 1935 г. Три варианта идеальных схем генплана МТС. Перспектива жилого поселка

Проекты первых машинно-тракторных станций. Архит. А. Кондахчян 1935 г

Большое значение в изменении архитектурного облика старой деревни имела архитектура производственных зданий и их комплексов, в которых вместо разбросанных по усадьбам мелких хозяйственных построек концентрированно сооружались крупные по тому времени животноводческие здания, силосные башни, складские помещения, мастерские и т.п.

В 30-х годах в Академии архитектуры начались работы по созданию типовых схем планировок машинно-тракторных станций. Они состояли из собственно производственной части, где располагался машинно-тракторный парк с необходимыми подсобными и складскими постройками, жилого поселка и общественного центра. В планировочных схемах отчетливо прослеживались тенденции, идущие от распространенных в проектной практике 20-х годов идей городов-садов, которые не имели ничего общего с традициями застройки русских сел и основывались на формальной геометрической системе плана. В дальнейшем планировка МТС складывалась на иной, более реалистичной основе.

Учитывались природные условия, рельеф местности, водные ресурсы и т. п. В то же время сохранилось стремление создать единый целостный поселок с четкой архитектурной композицией и объемно-пространственной организацией. Типичными в этом отношении работами являются планировки Солнечногорской и Чучковской МТС Московской области и многие другие.

Особенно широко проектирование типовых производственных зданий развернулось после того, как был утвержден второй пятилетний план развития народного хозяйства. Началось всестороннее развитие типизации сельского строительства, повторного применения лучших решений и соответствующей организации проектирования.

В результате развернувшейся работы в 1937—1938 гг. были созданы новые типовые проекты коровников на 50, 100 и 200 голов, свинарников на 25, 50,75 голов, птичников на 50, 100 птиц и более, разработаны проекты различных мастерских, складов и т.п. В 1937 г. Наркомземом СССР был выпущен альбом рекомендуемых типовых проектов, рассчитанных на использование различных местных материалов.

Особенностью этих проектов была четкая функциональная специализация, соблюдение зоогигиенических и технологических требований, а также применение принципа секционного проектирования. Последний позволял менять вместимость зданий в зависимости от потребностей, что было весьма существенно в условиях большого разнообразия производственных характеристик отдельных хозяйств.

Необходимость строительства в сельских поселках большого числа производственных зданий поставила перед архитекторами задачу разработки планировочных решений хозяйственных комплексов различного профиля. Был создан ряд новых типологических схем планировки производственной зоны, например, так называемая «батарейная», которая применяется для животноводческих хозяйств. Примером такой планировки может служить генплан животноводческого сектора в свиносовхозе им. Буденного в Челябинской области. В это же время стало применяться деление производственной территории на три относительно самостоятельные зоны: животноводческую, транспортную и складскую. Это позволило более четко организовать технологический процесс.

Хотя процесс становления и развития колхозных поселений, строительство новых типов производственных, жилых и общественных зданий был приостановлен начавшейся войной с немецким фашизмом, именно в эти предвоенные годы был сделан важный шаг по пути формирования новой колхозной деревни. Определенные успехи в этой области получили свое отражение в зданиях-экспонатах Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1939 г. в ее разделе «Новое в деревне». На выставке были представлены прогрессивные типы производственных зданий, лучшие образцы жилых домов и сельских клубов, школ, библиотек, ветлечебниц и др., послужившие эталонами для формирования основного направления сельской архитектуры предвоенных и первых послевоенных лет.

Активное развитие этой, как и других областей советской архитектуры, было прервано началом Великой Отечественной войны. 

История советской архитектуры (1917-1954) под ред. Н.П. Былинкина и А.В. Рябушина