Советское градостроительство второй и третьей пятилетки (начало 1930-х - 1941 гг.)

В связи с развитием промышленного производства во вторую и третью пятилетки процесс роста городского населения продолжался в возрастающих масштабах, в результате чего все большую остроту приобретали проблемы градостроительства.

Сложные взаимосвязанные вопросы размещения промышленных предприятий, энергетических узлов, связанных с ними населенных пунктов, транспортных путей, инженерного освоения обширных территорий — все это требовало развития работ по районной планировке, методика которой начала складываться в первую пятилетку.

Строительство новых промышленных предприятий приводило к по­явлению первых градостроительных агломераций. Так, создание и развитие второй металлургической базы в Западной Сибири обусловило образование агломерации в составе Новокузнецка, Прокопьевска, Ленинска-Кузнецкого, Кемерова. Процесс развития агломераций, в свою очередь, требовал проведе­ния работ по районной планировке, чтобы обеспечить взаимосвязанное их развитие, в частности определение направления их территориального роста, кооперацию транспорта и др. Однако масштабы работы по районной плани­ровке не соответствовали действительным потребностям.

Районная планировка по логике должна предшествовать проектированию и строительству промышленных предприятий и населенных пунктов. Между тем своеобразие рассматриваемого периода состояло и в том, что такую последовательность осуществить не удава­лось, что, естественно, в ряде случаев вело к просчетам. Приходилось одновременно проектировать и строить, поскольку выигрыш времени в решении основной задачи — построение социалистической экономики — имел огромное политическое и оборонное значение, по сравнению с которым отдельные профессиональные просчеты отступали на второй план. Нельзя забывать, что в 1933 г. в Германии к власти пришли фашисты, и угроза войны становилась реальным фактором.

Содержание работ по районной планировке сосредоточено было тогда на решении чисто практических задач текущего строительства — разрабатывались планы общего зонирования территории, схемы размещения промышленных предприятий и населенных пунктов, энергетических узлов, железнодорожных, автомобильных и водных трасс, схемы водоснабжения и канализации, инженерной подготовки территории и др. Таких проблем, как сохранение и выявление ценных природных ландшафтов, организация рекреационных территорий, разработка туристских маршрутов и т. п., районная планировка того времени почти не решала. Впервые эти проблемы были сформулированы А. Иваницким в работах по Горьковской агломерации и практически решались в проекте районной планировки южного побережья Крыма (руководитель М. Гинзбург) в конце 30-х годов. Процесс проектирования и строительства населенных мест протекал в сложных условиях. С одной стороны, не хватало квалифицированных кадров градостроителей (архитекторов, экономистов, инженеров), с другой стороны, необходимость практического решения многообразных задач в условиях конкретной экономической ситуации сразу же обнаружила несовершенство теории градостроительства. Предшествовавший период 20-х годов выдвинул много смелых градостроительных идей, но все они, за редким исключением, были мало соотнесены с текущими потребностями и возможностями страны. Это стало очевидным при проектировании таких новых городов, как Магнитогорск, Новокузнецк, Соцгород Горьковского автозавода, при реконструкции Новосибирска и др.

Желая ускорить решение градостроительных проблем в связи с быстрыми темпами промышленного развития, Советское правительство пригласило для работы в СССР ряд зарубежных специалистов во главе с крупным архитектором того времени Э. Маем из Германии. Э. Май был представителем чистого функционализма, положения которого в 20-е и начале 30-х годов в известной мере были близки и многим советским архитекторам. В проекте генплана Новокузнецка (тогдашнего Сталинска), так же как и Магнитогорска, Э. Май в 1933 г. применил прямоугольную сетку магистралей и улиц, исходя из идеи кратчайших расстояний между производством и жильем, не особенно считаясь при этом с реальными гидрогеологическими, топографическими и прочими условиями территории. Сведение сложной социальной проблемы формирования города к элементарной схеме, естественно, привело к отрицательным результатам. Так, Магнитогорск оказался под дымами металлургического комбината, а Новокузнецк расположился частично на торфяном болоте; что же касается проектов застройки жилых кварталов первой очереди, то они были композиционно примитивны и, исходя из требований освещенности и инсоляции, подчинены единственному принципу меридиональной ориентации зданий (строчная застройка). Сам по себе принцип строчной застройки в конкретных условиях возможен, но, превращенный в канон, он создавал удручающее однообразие.

Коренные недостатки планировки Магнитогорска и Новокузнецка были очевидны и для заказчика, и для утверждающих инстанций. И потому в том же 1933 г. было принято решение о переносе строительства Магнитогорска на правый берег водохранилища, образованного плотиной, перегородившей р. Урал. Разработка нового генплана Магнитогорска была поручена ленинградскому филиалу Горстройпроекта и осуществлена в 1934 г. (руководитель Б. Данчич). В новом проекте жилая застройка размещалась на берегу водохранилища, вдоль которого намечалось устройство развитого парка. Поперечные бульвары раскрывали выход застройки на акваторию водохранилища. Это решение стало основой последующих градостроительных работ по городу.

В 1936 г. подобную идею Б. Данчич развил в генеральном плане Комсомольска-на-Амуре, основанного в 1930 г. энтузиастами-комсомольцами на левом берегу р. Амур. Композиция застройки города на высоком берегу реки была подчинена двум главным осям: береговой линии с парком и широкой магистрали с бульварами, перпендикулярной реке и соединяющей береговую линию с городским вокзалом. Территория за железной дорогой отводилась под промышленность (сталелитейная, нефтеперерабатывающая, машиностроительная).

Коренной переработке подвергся и генеральный план Новокузнецка (Л. Букалова и А. Смолицкий). От безличной сетки Э. Мая осталось лишь несколько кварталов строчной застройки.

Генплан Новосибирска. Проект Б.А. Коршунова Генплан Новосибирска. Проект Б.А. Коршунова  Генплан Новосибирска 1935 г. Проект бригады «Гипрогора» Генплан Новосибирска 1935 г. Проект бригады «Гипрогора»

В первом генеральном плане Новосибирска, разработанном в начале 30-х годов, проектировщики также полностью игнорировали сложившуюся сеть улиц, плотно застроенных двухэтажными деревянными и частично кирпичными домами. До сих пор сохранились следы этого творчества «на чистом листе бумаги» в виде отдельных зданий в гуще застройки, которые были поставлены вдоль «будущих красных линий», так и оставшихся нереализованными.

Вышедшее в 1933 г. постановление ЦИК СССР и СНК СССР о составлении и утверждении планировки и социалистической реконструкции городов наметило реальные основы проектирования населенных мест. Устанавливались номенклатура проектных материалов, их объем, порядок утверждения, делался акцент на всесторонний учет местных природных условий, строительных возможностей и соблюдение интересов развивающейся промышленности, а также материальных и культурных потребностей народа.

Особенно большую положительную роль в формировании принципов социалистического градостроительства сыграла работа по созданию Генерального плана реконструкции Москвы.

В 1931-1933 гг. в системе Московского Совета для разработки Генерального плана Москвы и регулирования текущей застройки, были созданы проектно-планировочные мастерские. Работа по генплану проходила под общим руководством архитекторов В. Семенова, С. Чернышева и инженера А. Страментова.

Проектирование   генплана   велось комплексно, различные варианты планировочной структуры города подвергались архитектурному, инженерному и экономическому анализу. Одновременно с этим производились подробные разработки крупных инженерно-технических проектов, таких как метрополитен, обводнение города, реконструкция наземного транспорта, строительство мостов и т.д. В процессе такой комплексной работы перспективные расчеты и предложения сопоставлялись с реальными потребностями текущего строительства. В 1935 г. работы над Генеральным планом Москвы были закончены. ЦК ВКП(б) и Совет народных комиссаров СССР приняли развернутое постановление «О Генеральном плане реконструкции г. Москвы»..........

Генеральный план реконструкции Москвы. 1931-1935 гг. Генеральный план реконструкции Москвы. 1931-1935 гг.

...............Составление Генерального плана города Москвы, решение ЦК ВКП(б) и СНК СССР по этому плану, проведение обширных работ по его реализации стали мощным фактором развития гра­достроительной мысли и градостроительного мастерства советских зодчих. Московский опыт оказал сильное влияние на планировку и застройку городов Советского Союза и прежде всего на реконструкцию второго крупнейшего города страны — Ленинграда (авторы генерального плана Л. Ильин и В. Витман).

Ленинград в градостроительном от­ношении коренным образом отличается от Москвы. Само возникновение Петербурга было актом человеческой воли. В основе его построения и развития всегда лежал чертеж. В Петербурге XVIII и начала XIX столетий формирование архитектурных ансамблей было делом государственным. Даже конец XIX в. с его бурным, но стихийным капиталистическим развитием не мог исказить строгие черты столицы Российской империи, хотя классовые противоречия роскошного центра и нищеты и антисанитарии рабочих окраин именно в Петербурге выступали с особенной остротой. 

Идея сохранения сложившейся градостроительной структуры оказалась для Ленинграда особо плодотворной, поскольку с самого начала исключила возможность появления каких-либо крайних предложений...............

Генеральный план развития Ленинграда. 1930-е гг. Генеральный план развития Ленинграда. 1930-е гг.

..............В связи с ростом объемов промышленного строительства неудержимо росли и объемы градостроительных работ по всей стране. В 30-х годах были созданы крупные проектные специализированные организации: Гипрогор в Москве с филиалами в Ленинграде и Харькове, Горстройпроект с филиалом в Ленинграде, Гипроград в Киеве.

География возникновения новых городов в 30-е годы определялась размещением новой промышленности, в том числе связанной с переработкой природных богатств страны. Так, на Кольском полуострове еще в конце 20-х годов была начата разработка апатитов и нефелиновых руд, на основе которых производились ценные фосфатные удобрения, сода, цемент, алюминий. Это послужило началом создания Хибиногорска, переименованного позднее в Кировск, который во второй и третьей пятилетках превратился в крупный центр горно-рудной промышленности. В междуречье Волги и Урала возникла и развилась химическая промышленность, а с нею и города Дзержинск и Березняки. В подмосковном угольном бассейне развитие химической промышленности вызвало строительство нового города Новомосковска, а возникновение металлургии специальных сталей повлекло за собой строительство города Электросталь.

30-е годы связаны с началом освоения Северного морского пути, что потребовало строительства портовых и одновременно промышленных городов — таких как порт и центр лесопильной промышленности Игарка в устье Енисея. Освоение Приамурья на Дальнем Востоке повлекло за собой не только возникновение Комсомольска-на-Амуре, но и строительство портов Магадана в бухте Нагаева на Охотском море и Советской Гавани на берегу Японского моря.

Строительство крупных гидроэлектростанций и теплоэлектростанций послужило основой появления новых видов промышленности, а следовательно, и новых городов — подобно Запорожью на базе Днепрогэса.

Новые предприятия автомобильной, авиационной, тракторной промышленности, промышленности сельскохозяйственного машиностроения, возникавшие в существующих городах, требовали их реконструкции. Так, мощное развитие промышленности Среднего Урала повлекло за собой реконструкцию таких городов, как Свердловск, Нижний Тагил, Челябинск, Златоуст. Образование новых промышленных районов Сибири было связано с необходимостью реконструкции Новосибирска, Омска, Орска, Кемерова, Прокопьевска, Красноярска, Иркутска и др.

Развитие легкой промышленности, в частности текстильной, влекло за собой реконструкцию таких промышленных центров, как Иваново, Орехово-Зуево, Калинин, Ташкент и др. Бурно росла промышленность Украины, и это приводило к необходимости реконструкции Киева, Харькова, Донецка, Полтавы и др.

Реконструкция многих городов была вызвана ростом их административного и идеологического значения. Это прежде всего касается столиц союзных и автономных республик и областей. Несомненно, и в этих городах важную роль играли градообразующие факторы в виде развивающейся промышленности, но большое значение имело и повышение роли политико-административных учреждений, появление крупных научно-исследовательских институтов, различных высших учебных и культурно-просветительных учреждений.

Небывалый в мировой истории объем реальных градостроительных работ во второй и третьей пятилетках служит ярким свидетельством грандиозного преобразования всей экономики и культуры СССР. Чрезвычайное разнообразие природно-климатических и конкретных экономических условий, национальных, бытовых и культурных традиций требовало от архитекторов в каждом конкретном случае поиска своеобразных архитектурно-планировочных решений, развивающих, однако, общие принципы социалистического градостроительства, в частности зафиксированные в плане реконструкции Москвы. Правда, в отдельных случаях специфический московский - столичный опыт воспринимался некритично, без учета своеобразия конкретной среды, и это наносило серьезный ущерб делу.

Для периода второй и третьей пятилеток характерным примером реконструкции сложившихся промышленных городов может служить Свердловск, в прошлом Екатеринбург, возникший в начале XVIII в. как центр горнозаводской промышленности Урала, Как все промышленные города того времени, он получил регулярную планировку. В конце первой пятилетки в Свердловске начинается строительство новых крупных промышленных предприятий и прежде всего огромного завода тяжелого машиностроения (Уралмаш). Генерального плана, который учел бы воздействие новых мощных градообразующих факторов, город еще не имел, поэтому отвод новых промышленных территорий производился на основе предварительных эскизных соображений. Так возникли промышленные территории на севере, юге, западе Свердловска со своими жилыми районами............

Генеральный план реконструкции Свердловска. 1936-1940 гг. Генеральный план реконструкции Свердловска. 1936-1940 гг. 

............В 1936—1940 гг. параллельно с работой над генеральным планом Свердловска осуществлялось крупное строительство жилых и общественных зданий. Интенсивно застраивался центральный проспект Ленина. Здесь возводились большие жилые дома, было сооружено здание обкома и облисполкома. Возник обширный ансамбль Городка чекистов, была построена гостиница «Большой Урал» и т. д. Широкие проспекты, их озеленение, возведение больших общественных зданий и целых ансамблей сообщили городу крупный масштаб и облик подлинной промышленной столицы Урала.

Конечно, одновременность работы над генеральным планом и над проектами текущего строительства не могла не привести к ряду градостроительных потерь. Уже само размещение промышленных предприятий на свободных территориях, часто удаленных от города, и рассредоточение жилой застройки затрудняли построение компактного города, решение транспортных задач, объединение инженерных сетей, обслуживающих промышленные районы.

Подобные градостроительные потери были типичным явлением данного периода, когда отвод территорий для промышленных предприятий и жилой застройки осуществлялся раньше, чем появлялся утвержденный генеральный план. Возникали отдельные промышленные сателлиты, располагавшиеся в отрыве от города со своими жилыми поселками. Проектировщикам приходилось считаться с подобными обстоятельствами и вносить по ходу дела коррективы в генеральные планы. Опять-таки возникали многие неувязки и просчеты. Их мы можем проследить на реконструкции Нижнего Тагила, Челябинска и большинства старых промышленных городов России, вошедших в орбиту мощного развития производительных сил страны.

В отличие от реконструкции сложившихся в прошлом проектирование и строительство новых городов позволяло значительно полнее реализовывать концепцию социалистического города (хотя и здесь были свои специфические трудности). В этом отношении характерен город Запорожье, созданный на месте ряда рабочих поселков, возникших во время строительства Днепровской ГЭС имени В. И. Ленина и новой энергоемкой промышленности — завода трансформаторов, сталелитейных и прокатных заводов. Проект планировки Запорожья был утвержден в 1932 г. (И. Малоземов, В. Орехов, А. Касьянов, П. Хаустов и др.). Авторы сумели органически сочетать прогрессивные функциональные принципы, разработанные еще в 20-х годах, и новые достижения градостроительной мысли.

Идеи генерального плана города просты и логичны. Рационально проведено зонирование. Основной массив селитебной территории располагался на левом берегу Днепра. Его главная ось — проспект имени Ленина. Параллельно жилым образованиям за широкой зеленой защитной полосой с подветренной стороны располагаются промышленные районы, удобно связанные с жилищем. На правом берегу, где существовал старый городок Александров, умело введенный в планировочную структуру нового города, проектировщики расположили предприятия, обслуживающие городской быт и не связанные с необходимостью устройства защитных зон. На острове Хортица генпланом намечалось создание Центрального парка культуры и отдыха.

Проекты застройки, по которым велось строительство первых жилых районов на левом берегу, предусматривали сооружение сети зданий культурно-бытового обслуживания. Продуманная пространственная композиция и хорошее благоустройство создавали удобную и уютную жилую среду.

Решающее значение в формировании архитектурного облика города получал проспект Ленина. Проектировщики под руководством В. Веснина, а с 1933 г. — Г. Орлова хорошо понимали недостаток большой длины проспекта (имея в виду утомляемость восприятия) и потому большую роль отводили архитектурным акцентам, фиксирующим поперечные бульварные магистрали.

Запорожье — убедительный пример градостроительных возможностей в условиях социалистического общества. Город к 1940 г, имел уже 200 тыс. жителей. Его застройка велась без особых отклонений от градостроительных идей, заложенных авторами генерального плана и детальных проектов застройки.

Во всех столицах союзных республик в 30-х годах производились те или иные реконструктивные работы. Рассмотрим некоторые примеры. До 1936 г. столицей Украинской Советской Социалистической Республики был Харьков. До революции промышленность в городе была развита относительно слабо. Но в советское время в Харькове были построены крупнейшие тракторный, а позднее турбинный заводы. Как столица республики Харьков нуждался в строительстве зданий многих административных и правительственных учреждений, научно-исследовательских и учебных заведений и т.д. Потребовалась разработка генерального плана реконструкции города. Он был разработан в Гипрограде в 1936 г. (А. Касьянов, А. Эйнгорн и др.). Новую развивающуюся промышленную зону авторы расположили вдоль Чугуевского шоссе и параллельно этой зоне за защитной зеленой полосой запроектировали жилой район.

В связи с переносом столицы Украины в том же 1936 г. потребовалась корректировка и реконструкция генерального плана Киева. Эта работа была выполнена Гипроградом УССР (П. Хаустов и др.). Одновременно с разработкой генерального плана города шло строительство таких крупных объектов, как Дом Верховного Совета УССР (В. Заболотный), здания СНК УССР (И. Фомин и П. Абросимов) и др.

Интенсивное промышленное развитие Закавказских республик во вторую и третью пятилетки, успехи культурной революции вызвали существенный рост городского населения. Возникла необходимость реконструкции городов и прежде всего столиц республик. Своеобразие региональных условий Азербайджана, Грузии, Армении, в том числе сложившаяся структура городов, чрезвычайное разнообразие рельефа, различные варианты климата, национальные особенности быта и т. п. — все это требовало различных приемов конкретного решения градостроительных задач.

Крупные реконструктивные работы проводились в Баку — столице Азербайджанской ССР. До революции бакинские нефтепромыслы подобно угольным шахтам Донбасса были примером жестокой эксплуатации рабочего класса. Жилищные условия рабочих, даже в официальных отчетах санитарных инспекторов того времени, потрясают бесчеловечностью. Баку был практически единственным в нашей стране местом добычи нефти и связанных с нею химических производств. Именно поэтому в самом начале перехода на мирное строительство после гражданской войны и интервенции Советское правительство особое внимание уделяло реконструкции нефтепромыслов и, соответственно, жилищному строительству в рабочих районах.

Первоначальный генеральный план Баку, разработанный А. Иваницким и В. Весниным в 1925-1927 гг., не был доведен до утверждения............

Генеральный план реконструкции Баку. 1938 г. Генеральный план реконструкции Баку. 1938 г. 

Большие реконструктивные работы проводились в столице Армянской ССР — Ереване. Реконструкция началась сразу после образования советской Армении. Автором первого генерального плана был акад. А. Таманян, крупный мастер архитектуры, приобретший известность еще до революции. А. Таманян хорошо использовал своеобразие топографической структуры Еревана. На плато, которое с юга ограничено крутым скалистым обрывом, спадающим к долине реки Раздан, он расположил центральную часть города. Отсюда открывался великолепный вид на Арарат...........

Генеральный план реконструкции Еревана. 1936 г. Генеральный план реконструкции Еревана. 1936 г.

...........Большие градостроительные работы проводились в Тбилиси. Потребность в строительстве новых правительственных, административных, научных и культурно-бытовых учреждений, промышленных зданий и сооружений не могла уложиться в рамки прежнего Тбилиси. Переуплотненные жилые районы старого города лепились вдоль реки Куры и прорезались сетью узких петляющих по рельефу улочек. Благоустройство и инженерное оборудование города было на крайне низком уровне. Воды не хватало, озеленение было недостаточным. Летом город, расположенный в котловине, плохо проветри­вался и сильно страдал от перегрева.

В 1934 г. был разработан генеральный план реконструкции Тбилиси (3. Курдиани, И. Малоземов, Г. Гогава, экономист Г. Шелейховский).............

Генеральный план реконструкции Тбилиси. 1934 г. Генеральный план реконструкции Тбилиси. 1934 г.

...........Особое место в развитии советского градостроительства занимают социалистические республики Средней Азии и Казахстан - бывшие полуколонии царской России с их полуфеодальными до революции производственными отношениями, неграмотностью подавляющего большинства населения. Промышленность, в современном понимании этого слова, здесь до революции почти не существовала. Городское население не превышало в среднем 6—12%. В старых городах, таких как Ташкент, Самарканд, Бухара, Хива, еще возвышались приходившие в ветхость величественные памятники средневековья, сами же города представляли собой скопище глинобитных домишек в кривых узких улочках и тупиках. Только в районе, где жили чиновники и буржуазия, имелось городское благоустройство и кирпичные дома.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла широчайшие перспективы для развития республик Средней Азии. На протяжении короткого времени (с 1922 по 1940 г.) в республиках развилась современная промышленность, наука, культура и искусство. Широко развернулось строительство школ, детских садов и яслей, строились высшие учебные заведения, театры и кинотеатры, поликлиники, больницы, возникли курорты, крупные общественно-административные здания. Быстрыми темпами росло городское население. Возникла необходимость в градостроительных планировочных работах, связанных с реконструкцией старых и строительством новых городов.

Природно-климатические условия в каждой республике Средней Азии своеобразны, но в целом климат можно охарактеризовать как резко континентальный, особенно в Казахстане, Таджикистане, отдельных районах Узбекистана и Киргизии: жаркое сухое лето с температурами, доходящими до 45° выше нуля, и жаркими ветрами пустынь, с короткой, но иногда холодной зимой.

Своеобразие градостроительных работ в этих условиях состояло в том, чтобы средствами архитектуры и техники преобразовать среду города, сделать ее более комфортной и здоровой для жизни населения.

Потребовалось обильное озеленение и обводнение городов, организация проточной арычной сети, создание больших открытых водных бассейнов и парков, увлажняющих воздух фонтанов и т.д.

Наиболее убедительным примером в этом смысле является реконструкция, а вернее создание заново столицы Таджикской ССР г. Душанбе на месте кишлака того же названия.............

Генеральный план реконструкции Душанбе. 1934 г. Генеральный план реконструкции Душанбе. 1934 г.

.................Подобного рода картина решительных преобразований была характерна для городов Средней Азии. Кроме того, как и в центральной России, в местах вновь создаваемой промышленности здесь возникали и новые города (Чирчик в Узбекистане, Балхаш и Ленгер в Казахской ССР и т. п.). Однако наиболее значительные и своеобразные градостроительные работы в Средней Азии и Казахстане относятся к послевоенному периоду.

Особая сфера проектных работ была связана с курортным строительством. До революции оно было в руках частных предпринимателей, и никаких вопросов общего градостроительного характера здесь, естественно, и не возникало. После революции впервые в истории курортное строительство было подчинено интересам обслуживания широчайших масс трудящихся. Курорты превращались в общенародные здравницы. Это обстоятельство выдвинуло на первый план проблемы районной планировки. Примером работ этого рода служит прежде всего районная планировка Минераловодческого района Северного Кавказа, где еще в XIX в. началась эксплуатация различных целебных минеральных источников и сложились постепенно города-курорты — Железноводск, Ессентуки, Пятигорск, Кисловодск. Районная планировка была выполнена под руководством В. Семенова и позволила на научной основе установить оптимальные территории для строительства лечебных учреждений, охранные зоны каптажа источников, наметите рекреационные территории парков и устройство терренкуров, размещение обслуживающих промышленных предприятий и культурно-бытовых учреждений, т.е. создать предпосылки системного развития курортов.

Начиная с 1938 г. большой коллектив проектировщиков, включающий архитекторов, инженеров различных специальностей, экономистов, врачей-курортологов, агрономов и садоводов, под руководством М. Гинзбурга начал разрабатывать районную планировку Южного побережья Крыма. Освоение этой территории было связано с весьма разнообразными и сложными задачами. Прежде всего надо было решить проблему водоснабжения, поскольку Крым всегда испытывал недостаток в пресной воде. Немаловажное значение приобретала транспортная проблема. Серьезное значение имела также проблема укрепления берегов в целях предупреждения оползневых явлений, опасных для нового строительства. Надо было разработать инженерные и архитектурные решения, обеспечивающие прямую связь санаторных территорий с морем. Работа эта была прервана в 1941 г. Великой Отечественной войной. После войны М. Гинзбург и его коллектив вернулись к этой работе.

Значительные по объему планировочные работы были проведены по реконструкции курорта Сочи - Мацеста (группа проектировщиков под руководством В. Семенова-Прозоровского). Соединение Сочи с Мацестой авторы решили не только как чисто функциональную транспортную задачу, но одновременно и как задачу архитектурную — в виде современной по техническим данным широкой автомагистрали, обработанной каменными подпорными стенками на поворотах, с мостами и виадуками, каждый из которых являлся самостоятельным архитектурным произведением. По проекту В. Щуко и В. Гельфрейха был построен мост через реку Мацесту, мост через реку Сочи — по проекту И. Жолтовского, Верещагинский виадук — по проекту Н. Соколова.

Особым разделом работы, непосредственно связанной с градостроительной проблематикой, является реставрация и сохранение памятников архитектуры. В начале 30-х годов в практике еще наблюдались явления нигилизма по отношению к памятникам архитектуры прошлого. Так, в эти годы была разобрана триумфальная арка, сооруженная О. Бове у Белорусского (бывш. Александровского) вокзала в память о событиях Отечественной войны 1812 г. Та же участь постигла «Красные ворота» XVIII в., стоявшие в центре нынешней Лермонтовской площади — творение Д. Ухтомского. Была снесена Сухаревская башня, единственный в своем роде памятник XVII в., в которой размещалась первая в России математическая навигационная школа. Были снесены стены и башни Белого города. Невосполнимые потери оправдывались необходимостью пробивки новых магистралей для быстрорастущего городского транспорта, но при этом никаких попыток найти компромиссные решения не делалось.

Такое положение отчасти было вызвано тем, что идеи рационализма и конструктивизма воспитали, особенно у молодежи, известное пренебрежение к памятникам прошлого. Немало способствовала неоправданному сносу ведомственная принадлежность памятников архитектуры, при которой судьба их зависела подчас от равнодушных людей или даже от активных противников сохранения всего того, что было связано с религиозным культом или дворянско-помещичьим бытом.

Положение стало улучшаться после 1932 г., когда был создан межведомственный орган — Комитет по делам исторических памятников при ВЦИК СССР. Но особенно благотворное значение имело для дела охраны и реставрации памятников в СССР постановление «О генеральном плане реконструкции Москвы» 1935 г. Одно из центральных положений этого постановления, как мы знаем, состояло в том, что реконструкция столицы должна исходить из сохранения исторически сложившейся радиально-кольцевой структуры города, и это сделало беспочвенными разного рода утопические, оторванные от действительности предложения советских и зарубежных урбанистов и дезурбанистов. Внимательное отношение к истории города, а следовательно, и к его историческим памятникам стало обязательным.

Убедительный пример дают реконструктивные мероприятия, которые были проведены в связи с формированием центра столицы, созданием системы площадей, подчиненных Красной площади и ее ансамблю, завершенному выдающимся произведением советской архитектуры — Мавзолеем В. И. Ленина. Были снесены малоценные строения на Моховой улице, открыт вид на Кремль со стороны улицы Горького и увеличено пространство Манежной площади (ныне площадь 50-летия Октября), что позволило воспринимать во всем величии ансамбль Манежа О. Бове и старого здания университета, созданного М. Казаковым и Д. Жилярди. Столь же последовательно был произведен снос хаотической застройки, возникшей в начале XX в. перед собором Василия Блаженного, что сделало возможным восприятие ансамбля Кремля и собора со стороны Замоскворечья.

Со второй половины 30-х годов работы по охране, консервации и реставрации памятников архитектуры производились уже во многих городах Советского Союза. К 1936 г. развернулись работы по реставрации выдающегося памятника русской архитектуры XII в. Дмитровского собора во Владимире, исторических памятников Новгорода и Загорска. Под руководством Комитета по делам исторических памятников с энтузиазмом работали коллективы архитекторов, художников, ученых и мастеров-строителей.

Так, в Азербайджане С. Дадашев и М. Усейнов — большие знатоки национальной культуры,  много сделавшие для сохранения и реставрации памятников архитектуры в Баку и других городах республики, провели подлинно научные обмеры ансамбля Дворца Ширваншахов в Баку; их предложения по сохранению своеобразной среды старого средневекового города сыграли большую роль в становлении методов охраны и реставрации памятников архитектуры в СССР.

В связи с 800-летним юбилеем великого национального поэта и гуманиста Низами Ганджеви в Азербайджане были предприняты работы по реставрации ряда замечательных памятников архитектуры эпохи Низами, в том числе Девичьей башни в Баку, крепостных башен, минаретов и мавзолеев в Мардакянах, Барде, Карабагляре.

В Грузии, в старой столице Мцхете проводились работы по реставрации собора Свети-Цховели. Для изучения и пропаганды памятников грузинского зодчества много сделал известный грузинский ученый Г. Чубинашвили.

Большое значение в этот период имели обмеры сохранившихся памятников архитектуры, позволившие накопить богатый и ценный материал для последующего становления научной реставрации в СССР, разработки подлинно научной методики реставрации и охраны памятников истории и культуры. В Узбекской ССР благодаря инициативе ученого-энтузиаста Б. Засыпкина были проведены обмеры и изучение выдающихся памятников Самарканда, Бухары и других городов, в частности начата работа по реставрации выдающегося памятника Бухары мавзолея Исмаила Саманида.

Недостаток квалифицированных кадров архитекторов и особенно мастеров строительных и отделочных работ, неразработанность многих теоретических проблем в деле реставрации памятников приводили к тому, что преимущественное развитие получил метод консервации, состоявший в укреплении и защите сооружений от разрушительного воздействия природных факторов. Так, многие известные памятники Ярославля удалось спасти для последующей реставрации только благодаря проведенным консервационным работам. Были завершены реставрационные работы по Соборному дому на Стрелке, продолжались работы по Спасо-Преображенскому монастырю.

В этот период особенно остро стала ощущаться необходимость разработки общих методических основ охраны и реставрации памятников архитектуры. Специалисты руководствовались, как правило, личными соображениями, производственными секретами, основанными на личной практике, собственно научного метода не существовало. Не была определена цель реставрации — сохранение руин или восстановление по руинам первоначального вида памятника, определения ценности поздних дополнений и переделок, часто отражавших развитие искусства и культуры разных исторических периодов. Ждали своего решения вопросы приспособления и использования памятников и др. Для научной разработки теоретических основ реставрации в Академии архитектуры СССР была создана Комиссия по охране и реставрации памятников архитектуры, которая объединила крупнейших специалистов-реставраторов и историков архитектуры Д. Сухова, П. Бессонова, П. Барановского, Н. Соболева, Д. Глазова и др. Эта комиссия стала методическим центром, проводившим обширную работу по консультации реставрации наиболее значительных памятников. Академия организовала обмерные работы по наиболее выдающимся памятникам архитектуры. Эти подробные обмеры сыграли большую положительную роль после войны, когда реально встали вопросы восстановления памятников, разрушенных фашистскими захватчиками.

В целом, 1930-е годы были временем бурного развития градостроительства в СССР. Накопленный багаж теоретических идей широко внедрялся в практику, хотя архитекторов-специалистов в области планировки и застройки городов не хватало. Проектирование для различных природно-климатических районов строительства с разнообразной экономической ситуацией, промышленным потенциалом и демографией населения крайне нуждалось в обоснованных рекомендациях. Поэтому в крупных проектных организациях были созданы специальные подразделения, в задачу которых входило обобщение опыта повседневной работы и проведение исследований по частным вопросам градостроительства. Только после создания в 1933 г. Академии архитектуры СССР стала возможным разработка проблемы создания города в целом как социального организма, среды обитания людей. Архитектурная наука во второй половине 30-х годов много сделала и в области истории градостроительства. Был издан ряд ценных переводных работ. Однако разработка комплексной всесторонней методики проектирования города все же отставала от нужд практики. В этом смысле работы по генеральному плану Москвы имели особое значение и впервые по-деловому в рамках конкретных экономических возможностей дали пример всестороннего решения сложнейшей проблемы реконструкции крупнейшего развивающегося города. Основополагающие принципы градостроительства, реализованные в генеральном плане реконструкции Москвы, оказали практическую помощь в решении многих градостроительных задач по всей стране. 

История советской архитектуры (1917-1954) под ред. Н.П. Былинкина и А.В. Рябушина

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер